Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [08.01.1978] Что у волчонка в животе?


[08.01.1978] Что у волчонка в животе?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/908934.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Что у волчонка в животе?


закрытый

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/154656.jpg

Участники:Шен Чан и Итан Боунс

Дата и время:08.01.1978, после публичной лекции др.Чана

Место:Актовый зал Лондонского университета королевы Марии, а там посмотрим

Сюжет: Неожиданная встреча бывших школьных друзей.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-09-19 22:35:34)

+5

2

Собираясь на лекцию брата в магловском университете, Шен Чан с большим трудом заставил себя не надевать никаких объемных шарфов, закрывающих пол-лица, никаких капюшонов, накрывающих всю голову, не поднимать высоко воротник. Это было труднее всего - одеться просто, а потом остаться довольным тем, что ты выбрал надеть. Большая часть его невпечатляющего размера гардероба была простой, скромной, состояла из одежды, равно принятой и у магглов, и у волшебников. Он вообще мог не глядя взять из шкафа что-нибудь и что-нибудь - и везде сошел бы за своего, и нигде бы не был заметен. Это было самым главным сейчас: не выделяться, не бросаться в глаза. Идеальная маскировка.
Другой непростой задачей для Шена было - не отыскать угол потише и не забиться туда. Во-первых потому, что все углы в этом зале заняли дежурные хит-визарды. А во-вторых, забитый, всего шугающийся тип скорее привлечет внимание кого угодно. Даже если он не оборотень. А Шен Чан, увы, оборотень.
Не то чтоб он совсем никуда не выходил все те годы, что был оборотнем. Первое время, конечно, никуда. Потом - осторожно, к магглам. Магглы просто не поймут, что его нужно прогонять или бояться. А если вдруг и случится какая неприятность, от них проще всего скрыться. Он выходил очень ненадолго в Лютный или - вечерами, чтоб встретить поменьше старых знакомых, в магазины Косой Аллеи. Он даже как-то выезжал ненадолго с Моник в Париж - эта пара дней была как лихорадка, как удар молнией, как нырнуть в Солнце… Он даже побывал на благотворительном балу, впервые за много лет. Но бал - это совсем другое дело… Там, если что, его бы просто взяли бы за локоток и отвели бы в сторонку и там вежливо попросили бы удалиться. А что случится тут, он не мог предугадать. Люди, наполнявшие зал, были очень разными. Кого-то он знал, кого-то нет. От кого-то вообще за три шага разило опасностью - такие же оборотни, как он? или просто волшебники под гнетом совершенно других проблем?
Шен тихо глубоко вдохнул и медленно выдохнул, выравнивая сердцебиение, успокаиваясь.
Хотя это слабо помогало. В последнее время он весь был - как под зельем. События Рождества потрясли его, но не меньше потрясло и другое, хорошее. Эллейн. Она была с ним. Еще не парой, еще не совсем девушкой, еще ничего не понятно, но она оставалась рядом с ним, проводила с ним время, говорила, слушала, касалась… В эти дни он много читал и слушал, много думал, страшился и побарывал страх, а потом - надеялся, а потом - просто думал о ней. Он почти перестал спать. Питался когда напоминали.  Много работал. Он смог, наконец, начать рисовать события прошлого. Подражая сперва технике наставника, он смог отойти от рисования предметов к изображению чувств, и, кажется, нащупал собственный путь. Да, он снова не спал, уже вторые сутки. И выглядел, кажется, снова неважно. И, наверное, потому был куда более впечатлителен, чем хотел бы. Куда менее уравновешен…
Хотя бурное обсуждение после лекции показало, что с его состоянием все не так уж плохо. У многих в этом зале нервы шалили, а эмоции зашкаливали куда больше. Глядя на сохраняющего непробиваемое спокойствие Старшего, Шен в очередной раз подумал, что нормально питаться, вовремя ложиться спать и уделять больше времени физическим упражнением - совсем не такая уж бредовая идея, и надо бы, наконец, что ли, с понедельника…
В зале было душновато, ну, или это ему так казалось. Когда все закончилось, и публика потянулась к выходу, Шен не стал дожидаться, пока толпа рассеется, а тоже поспешил поскорее выйти. Кажется, его все-таки немного повело, потому что он внезапно ощутимо впилился лбом в кого-то перед собой.
-Прошу прощения, сэр, - пробормотал он, поднимая глаза, чтоб предъявить на всякий случай полное свое сожаление. И тут же позабыл и о сожалении, и о духоте, и обо всем полезном, до чего успел сегодня додуматься. Потому что перед ним был школьный приятель Итан. Здорово повзрослевший, конечно, но не настолько, чтоб не узнать. И - не шугнулся, как часто бывало, когда видел знакомое лицо, а улыбнулся ему. И проговорил куда более живо: - Извини, я опять замечтался. Очень рад, что вписался в тебя, а не в стену. Как поживаешь?

Подпись автора

Выпал снег - значит, скоро весна...

+3

3

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/908934.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

После нападения на  ярмарку в Хогсмиде, оборотни были везде. Про них писали в «Пророке» и «Придире», о них дискутировали по радио и ругались в пабах и забегаловках, они просочились даже в семейные ужины у родителей. У всех везде было свое мнение и почти все были готовы отстаивать его с пеной у рта, или может просто те, кто это делал, затмевал собой всех остальных. Итан предпочитал лишь слушать, потому, что здравые аргументы находились у почти всех сторон этой охватившей магическую Британию дискуссии, а вот фактов, чтобы аргументированно вступить в нее, Итану явно не хватало. Рядом с ним никогда не жили оборотни, он ни с одним не был знаком пусть даже лишь шапочно, а все его знания были почерпнуты из школьной программы ЗоТИ, но за ненадобностью в повседневной жизни уже почти полностью выветрились. И когда во всем этом раздрае мнений внезапно появилось объявление обещающее целую колдомедицинскую лекцию об оборотнях, Итан тут же ухватился за возможность запастись чем-то более значительным, чем просто мнение папиного коллеги по работе или маминой знакомой из ателье.
В Мунго, за порт-ключами на лекцию, выстроилась такая очередь, что Итан под конец начал всерьез опасаться, хватит ли тех и на него. Хватило, слава Годрику.
Оказавшись в магловском университете, Итан немного позалипал на здание — очень симпатичное и уютное на его взгляд, а затем поспешил в зал, чтобы устроится как можно ближе к трибуне. Прошли те годы, когда он хотел оказаться насколько можно дальше от преподавательских ушей и глаз, теперь он сам хотел слышать по возможности лучше. Он даже блокнот с карандашом приготовил, на случай, если попадется что-то особо заковыристое или просто вопрос в голову придет, который захочется потом уточнить.
Лекция Итану очень понравилась, как понравился и лектор. Собранный, невозмутимый, явно знающий о чем говорит. Боунс даже решил, что после лекции непременно попробует подойти и поговорить с ним лично, в хаосе, который поднялся после реплик молодой женщины, тоже колдомедика, насколько понял Итан, найти лазейку для собственных уже не представлялось возможным, да и оказавшийся в такой толпе лишь второй раз по возвращению из Амазонки, Боунс слегка стушевался. Толпа бурлила и уж слишком напоминала о сумятице на вокзале. Там оно закончилось весьма печально, тут вроде как пока держалось в рамках. А потом со своего места вскочила светловолосая девушка, совсем молодая, быть может даже еще старшекурсница Хога, но ее речь Итана в миг покорила. Вот так надо было говорить, вот надо было аргументировать. Боунс в миг забыл, что собирался по окончанию подойти к лектору, вместо этого весь его интерес заполнила светловолосая незнакомка, и когда лектор, наконец, объявил об окончании лекции, Итан тут же вскочил на ноги, пытаясь высмотреть в толпе ту самую девушку.
Вот она, та самая светлая шевелюра.. Мужчина начал пробираться через толпу, в попытке отыскать незнакомку до того, как та исчезнет от сюда на совсем. В отличие от Боунса, все прочие двигались в несколько другом направлении и с совсем другой скоростью, и ему приходилось проявлять чудеса увертливости, чтобы не только не потерять в толпе свою цель, но так же начать сближаться. Вот она, вот, почти уже достигла выхода, Итан удвоил свои усилия и тут же врезался во что-то сильно твердое.
-Извините, простите, - автоматически и крайне виновато пробормотал Итан, все еще не теряя надежду поймать светловолосую девушку, а потом глянул вниз, на человека с которым только-что столкнулся.
- Шен? Шен! - сперва удивленно, затем радостно воскликнул Итан и расплылся в широчайшую из широчайших улыбок. Он почти было бросился обнимать бывшего школьного друга, настолько он был рад того видеть, но почти тут же осекся. Им вроде как уже не шестнадцать, взрослые, серьезные люди и Боунс протянул Шену руку, - Привет!
- Я тоже рад, - совершенно искренне признал Итан, - Я все же мягче стены.
- Я вот только-только, где-то Рождества, вернулся из Бразилии, привыкаю и осваиваюсь, - поделился парень. Какая-то часть его сознания все еще стремилась поймать светловолосое чудо, но Шен.. это же был Шен, они так давно не виделись, и никакая девушка, пусть даже самая красивая и умная на свете не могла заменить настоящей мужской дружбы.
- А ты как? Я вот только сейчас понял, что лектора тоже зовут Чан? Вы случаем не родственники? - усердно сжимая ладонь Шена затараторил Итан.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-09-21 12:56:50)

+4

4

Руку Шен в ответ протянул не задумываясь, не колеблясь. А следовало бы подумать вот хоть одну секундочку. За эту секундочку он бы наверняка вспомнил не только весь спектр симпатии, что вызывал у него Боунс еще в школе, но и весь диапазон возможностей, которыми тот обладал, от высокого роста и нехилого сложения до неуемной энергии и искреннего дружелюбия. Его способ радоваться встрече был очень мил сердцу Шена, но очень уж ощутим для его руки - еще бы чуть, и ему пришлось бы очень не по-джентльменски избавляться от захвата.
Боком-боком, вместе они ухитрились-таки покинуть людской водоворот и встать в нише, пережидая поток. Рано или поздно тот должен был иссякнуть. Шен аккуратно поправил рукав свитера на правой руке, очень надеясь, что Итан не успел заметить шрам на его запястье. Все-таки не то ранение, которым хочется хвастать…
-Из Бразилии? - переспросил живо. - В самом деле? Расскажешь?
Когда-то Шен сам мечтал путешествовать. Благо, он всегда знал, что возможностей его семьи запросто хватит на его прихоть, причем, был совершенно уверен, что, сколько бы денег ни было потрачено на то, чтоб увидеть мир, он вернет их семье с лихвой. Он мечтал увидеть дальние страны, рисовать закаты и рассветы, ловить лучи солнца в рваных листьях тропических растений, караулить обезьянок, попугаев, зарисовывать сценки из обычной жизни. Он думал, что сможет вживую увидеть айсберг и северное сияние, что очень постарается побывать в самых дальних и самых закрытых уголках мира, а потом привезет домой в памяти все, что смог увидеть - и будет рассказывать об этом в рисунках. Но все сложилось не так. Он не только никуда не поехал, а еще и спрятался от всех старых знакомых. Впечатления для работы он находил рядом с собой, рисуя яблоневый сад у дома, цветы с клумб, закаты и рассветы над ближайшим озером. Он рисовал Лондон и его обитателей, не спрашивая, есть ли у тех волшебная палочка. Он занялся ваянием… У него не было недостатка ни в темх для работ, ни в новых впечатлениях, ни в заказах, ни в деньгах. И все-таки временами он вспоминал о несбывшейся мечте. И - сожалел. Чувствовал обиду, досаду, злость. И никогда - ревность. Вот и теперь, встретив Итана и узнав, что тот недавно вернулся с другой стороны земного шара, только обрадовался. Надо постараться выспросить его как можно подробнее!
-Я? - Шен привычно собрался с мыслями, чтоб даже старому приятелю, даже безусловно хорошему волшебнику, не ляпнуть чего лишнего. Потом вспомнил, что он же решил без лишней надобности не скрывать. Но что это меняло он еще не очень понял. Это только путало его. Скрывать - так скрывать все. И открываться - уж точно лучше не по частям, подобно профессиональному стриптизеру. - Я много рисую. Как всегда хотел. Доктор Чан - мой старший брат. За эту неделю мы с ним виделись всего два раза. Сейчас - второй.
Между тем в холле стало посвободнее, выходящие из зала кто доходил до двери на улицу, то заходил в укромные места и аппарировал, но теперь можно было свободно покинуть их временное убежище и…
-Жаль отпускать тебя. Хочу расспросить как следует. Если ты свободен, приглашаю тебя к себе. А если ты еще и согласишься на обед, наша Черри будет просто счастлива.

Подпись автора

Выпал снег - значит, скоро весна...

+1

5

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/908934.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=423#p22898"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

- Ога, из нее самой, - охотно подтвердил Итан, выпуская руку Шена. Мимо него не проскользнул ни тоненький шрам, что бледным ужиком поднимался от запястья школьного друга вверх по руке, ни то как тщательно Шен спрятал руку под длинный рукав свитера. Заметил и почти тут же забыл. Ничего особенного в шрамах не было, вон у него тоже поднабралось за годы и там и тут. Рождество еще один добавило, не велика беда, главное руки ноги, да голова остались целы. Вот у Шена все вроде как наличествовало, а то, что он как будто не стремился демонстрировать шрам, его право, тем более, что Чан всегда, насколько помнил Итан, предпочитал оставаться в тени и не привлекать к себе лишнее внимание. Тащить его на встречу приключениям, тем, что на самом деле, а не на бумаге, приходилось чуть ли не насильно. А ведь потом даже рад был, точно был, даже если стеснялся и этого чувства.
- С удовольствием, если ты уверен, что хочешь бесконечные рассказы о приставучих муравьях и москитах. И лягушках! Ты как, позитивно к лягушкам относишься? - вдохновенно, словно на самом деле ничуть не сомневаясь, что в мире не могло быть большего энтузиаста южноамериканских лягушек чем Шен Чан, проворковал Итан.
- И даже колдографии покажу, если тебе будет интересно, - не то, что Малыш считал себя мастером фотографии, но кое-что могущее заинтересовать не только магизоологов у него тоже поднабралось. - Только они у меня не с собой, - не умолкал Боунс, - Сам понимаешь, я лекцию шел слушать, просвещаться, а то нынче какую только чепуху не говорят, - Итан энергично кивнул головой в сторону уже почти опустевшего зала.
В джунглях Амазонки тоже хватало своих маленьких и больших драм, своих проблем, иногда лишь тлеющих, но раз от раза вырывающихся на волю конфликтов, но в целом там царил покой и умиротворение. Он так свыкся в этим, что ежегодный визит домой становился все более похожим на окунание в чужой и экзотический для него мир. Он вроде продолжал узнавать людей и места, вроде как понимал их речь, но одновременно с этим терялся в более глубоких смыслах. Но этот год, это возвращение как следует потрясло сами основания всего того, во что верил Итан, когда думал о доме. Он был на вокзале, он видел приток пострадавших из Хогсмида, когда внезапно ушибленные и наглотавшиеся каменной пыли волшебники из Кингс-Кроса были сдвинуты чуть ниже в приоритетах медперсонала Мунго. Он читал, буквально проглатывал все до последние газетные статьи, он скупил даже свежий выпуск «Придиры», он слушал радио, Эдгара и родителей. И ничего из этого не хотело обретать смысл. Как это? Как страна в которой он вырос, в чье благоразумие и рассудительность всегда верил могла превратится в это? Оно казалось невозможным, но все же было, а привыкнуть к этому никак не получалось, как не получалось просто стоять и смотреть, вот только что делать, как помочь, что исправить, чтобы оно действительно приносило пользу, он пока не понял, но продолжал поиски.
- Классно, что все еще рисуешь, - заулыбался Боунс. На самом деле редко кто сохранял свои детские увлечения и доносил их до взрослой жизни. Кого-то опускали на землю родители, у кого-то менялись интересы и приоритеты, а у кого-то просто не получилось дотянутся до заведомой цели. А Шен вон все продолжал рисовать, это было отлично, было бы печально, если его талант так и продолжал лишь копится стопками на всевозможных горизонтальных плоскостях.
- Брат у тебя что надо. Впечатляющий, и я очень рад, что у них получилось найти наконец хоть какое-то зелье для оборотней, а то вот.., - Итан неопределенно махнул рукой — не честно оно как-то.
И дело даже не в том, что Итан Боунс был беспроглядным оптимистом и идеалистом. Мир не был вечно пахучим садом полным цветов, подлости и несправедливости в нем было предостаточно, но это еще не был повод считать, что так и было правильно. Не было и никогда не будет, в этом Итан был точно уверен.
- Тогда не отпускай, я в некотором роде пока безработный, - поделился Итан, - так что особых планов на остаток дня у меня нет, даже осчастливить вашу Черри получится.

0

6

Не честно? Как странно это прозвучало… Хорошо, но - так странно. Шен с удивлением взглянул на друга снизу вверх - он точно понял его верно? Те слова, что согрели его душу - они точно прозвучали, он их верно расслышал? Надо же - нечестно…
Улыбнулся светло, отвел взгляд, повторил вслух, будто пробуя на вкус:
-Нечестно! Да жизнь вообще вся нечестная, - сказал это спокойно, без обиды на жизнь, просто признавая как факт: да, она такая, другой не будет. - Знаешь, тот, кто создал аконитовое  зелье, был сегодня в этом зале. Он говорил иначе. Он сказал “выбор”. У вас есть выбор. Это тоже хорошее слово.
Он задумался всего на миг - куда вести товарища? Пустая магловская квартира даже не рассматривалась. Там были только картины, даже мебели толком не было, пара табуреток, причем, на одной усидеть или улежать смог бы только средних размеров кот. В особняк? Там Черри, вкусная еда и уютная гостиная. И ощущение, будто попал в музей. Шен не очень хорошо помнил, был ли Итан у них в гостях раньше. Но точно знал, что их дом не очень способствует непринужденным беседам. Да, китайские вазы, что точно копировали антиквариат, были созданы им самим, но это поди разгляди. Парадные портреты предков - он написал два из них, причем, портрет деда точно скопировал, портрет отца - рисовал сам, подражая английской традиции. Но это тоже не враз объяснишь. А ему хотелось бы не объяснять, а сразу окунуться в Бразилию. Слушать-слушать… рисовать, уточняя - так?
Значит, мастерская. Он кивнул, подал знак, что сейчас они переместятся, приобнял Итана за плечи и шепнул по-китайски заветное слово, активируя порт-ключ в мастерскую.
Оказались они оба на крытой, но не застекленной веранде, увитой виноградом. Правда сейчас от винограда были только его вьющиеся стебли. Сад вокруг был совершенно бел под снегом и снова напомнил Шену лист белой бумаги. Всю эту благостность несколько нарушала банальная банка с окурками в углу перил. Впрочем, прятать её было поздно, да и незачем.  “Бразилия”, - подумалось ему, и на миг представилось буйство зелени вокруг, роскошные птицы с пестрым оперением, глаза хищника в зарослях, теплое южное небо.
-Мы дома! Заходи! - Шен открыл, коснувшись лишь рукой ручки двери. Никто больше не мог без него открыто эту дверь. Но войти в открытую - вполне мог.
Они попали в просторное помещение, которое сошло бы за гостиную, будь оно немного поуютнее. Но тут не создавали уют. Тут явно думали о другом, все время о разном, и это разное висело по стенам чертежами, набросками и рисунками. Некоторые совершенно явно повторяли друг друга, различаясь лишь в деталях.
-Верхнюю одежду можно повесить вон там… - махнул рукой в сторону небольшого коридорчика, ведущего в дом от нормальной двери. Из этого коридора вело еще две двери, одна в уборную, другая - на вторую половину дома. Можно было заметить тонкий налет песка и сухой глины перед ней, но дальше грязь не расползалась, Шен не пускал.
-Как ты вообще попал в Бразилию? Почему туда? Сначала расскажи это. А потом, когда поедим, поднимемся в мастерскую и там будешь мне все рассказывать, а я - рисовать. Хочу про лягушек. И про муравьев. И про рыб с человеческими зубами. Про все, что летает, плавает, растет... И сначала рисовать, потом покажешь фото!
Он махнул Итану, чтоб занимал диван, а сам позвал Черри и попросил, чтоб она принесла им сюда. Черри поворчала для порядку, но в целом не возражала накрыть и тут. Лучше уж так, чем когда хозяева питаются сэндвичами и пустым чаем при живой-то эльфе. Она ворчала очень привычно и даже трогательно, их маленькая милая Черри, и вообще очень напоминала обычную человеческую служанку в своем скромном коричневом платье с фартуком.
Пока она собирала поесть, Шен сгреб со стола солидный ворох бумаг и просто переложил её на другой стол, увеличив энтропию на нем вдвое. Впрочем, это была нормальная для него манера убирать со стола.

Отредактировано Sheng Chang (2021-10-19 02:13:03)

Подпись автора

Выпал снег - значит, скоро весна...

+1

7

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/908934.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p117160"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

- Нечестная, - согласился Итан. В жизни которая была хоть немножко справедливо не могло случиться Рождества. В ней ехавшие домой на зимние каникулы дети не должны были оказаться в средоточии каких-то жестоких и совершенно не понятных игр взрослых. Это же дети! Кто вообще может посчитать возможным сознательно рисковать их жизнями, калечить их и убивать? Кто может иметь столь извращенное восприятие мира, чтобы спустить на мирную, предпраздничную ярмарку стаю оборотней? А сами оборотни.., Итан еще понимал невозможность простить и принять у тех, кто потерял в нападении близких, их горе нельзя было излечить красивыми словами о справедливости, ибо они сами ее так и не получили. Но ярость, желчь всех прочих, ее не было основания, она делала все произошедшее лишь еще более гадким и омерзительным. Настолько противным, что Итану даже не хотелось на этом задерживаться, а отыскать в окружающем его мире что-то еще дающее надежду и порождающее улыбку.
- Они молодцы, вся команда, которая работала над зельем, - важно кивнул Боунс, - И слово тоже правильное. У всех должен быть выбор, а не вот это, что сейчас твориться вокруг.
Возможно, его видения мира было излишне наивным, может он не до конца понимал те или иные нюансы, так называемых, проблемных вопросов, но ему казалось, что он точно знает, где пролегает граница между порядочностью, человечностью и всем прочим. И если в его силах не было ни найти лекарство для оборотней, ни всерьез повлиять на все прочее, что происходило дома, ничего не делать он тоже не мог. И если все, что он сможет, это сохранит хотя бы крохотный уголок нормальности, то это уже можно буде засчитать победой. Его маленькой и совершенной личной, но все же победой. Ровно по этому он и решил остаться. Выбор между правильным и нет происходил не где-то там, он происходил в каждом индивидуальном человеке. И чем больше их отказывались этот выбор делать, чем больше выбирали более легкое, мириться и не делать вообще ничего, тем проще добиться своего было у людей в масках-черепах. А мириться с тем, что они могли и вправду победить, разрушить все, что так ценил и любил Итан, казалось ему невозможным.
Шен взялся за его плечи и они аппарировали. Короткий рывок в в скручивающее и перетягивающее тебя в разные стороны небытие и они оказались в залитой светом, стеклянной веранде. После натопленного зала для лекций тут, просочившись сквозь тонкую преграду, легкие прорезал освежающий холодок. Итан подошел ближе к окнам и выглянул в ослепляющую белизну снаружи. Куда не глянь, везде снег, снег, снег - ничем и никем не тронутая белизна. Итану аж захотелось выйдти наружу, чтобы между ним и засыпанным белым садом не оставалось уже никаких преград. После Амазонки, настоящая, снежная зима казалась экзотикой. И пусть даже он успел не только вдоволь наиграться в снежки и даже построить снежную крепость с детишками Эдгара, снега ему все еще было мало. Он им еще не насытился, не вернул из детской сказки в обыденность.
- Тут очень красиво, - произнес Итан, поворачиваясь к хозяину, - Ты тут живешь?
Ответ на то, живет тут Шен или нет, почти-что решился сам с собой в момент, когда они прошли дальше в дом. Картины, законченные и как будто брошенные на пол пути, зарисовки, эскизы того или этого были буквально повсюду. На миг позабыв обо всем на свете, Итан начал обходить комнату, разглядывая работы Шена, залипая то на одной, то на другой. Выхватывая из всеобщего разнообразия то такую деталь, то эдакую. Особо его манили рисунки, изучающие тот или иной жест, позу или выражение на том же объекте.
-Верхнюю одежду можно повесить вон там…
Голос хозяина вернул его в реальность.
- Прости, увлекся. Тут все так чудесно, - признался Итан, но так как Шен был прав, отправился избавляться от шарфа и зимней куртки.  Вернувшись через пару минут,  он с радостью принял молчаливое предложение хозяина расположиться на диване.
- Ну, - Итан задумчиво запустил пятерню в волосы и почесал затылок, - Так просто получилось, наверное. После школы я хотел продолжить изучать животных, а Кастелбруш предлагает возможность стажировки. Вот и поехал в Бразилию. И остался, - примерно так оно и было. Оставаться после стажировки в Амазонке он точно не планировал, но раз очутившись в джунглях и как следует проникшись страной и ее обитателями, казалось просто не возможным не остаться. Бразилия и джунгли его засосали. Еще недавно казалось, что на совсем, но еще недавно, он и не мог представить, что дома может разразиться полу секретная, подлая война.
- А ты, что ты делал все эти годы?

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-11-03 16:11:27)

+2

8

А ведь это его задевает, - подумалось Шену. Пока он приводил комнату в какое-то подобие порядка, просто, чтоб эскизы не занимали все пространство, он не уточнял, ни о чем не спрашивал, но мысль, промелькнувшая почти с самого начала, не пропала и не выцвела. Ну да, логично: они же не просто на улице повстречались, а в месте, где собрались волшебники, так или иначе затронутые проблемой. Те, кто обращается каждое полнолуние, те, чьи близкие обращаются, те, кто боится, те, кто об этом пишет, те, кто с этим борется… Шен, конечно, стоял не далеко от Итана - от него ничем таким не пахло, чтоб можно было узнать в нем своего, оборотня? Да и узнал бы он, затворник, характерный запах? И - смешно, он думает про других оборотней “свои”, хотя спроси его вслух - он так не скажет. Не потому что боится, просто подуманное слово и слово сказанное - они разные.
-Да, - ответил на вопрос. - Это мастерская. Я тут работаю. Но тут есть где спать, есть чайник и печенье, а Черри иногда напоминает мне, что организму нужно не только работать. Там, за садом дом нашей семьи. Дом-музей… - проворчал беззлобно, а скорее с улыбкой.
Он был совершенно согласен с Итаном: тут и правда было красиво. Одно время он болел этой темой: сад под снегом, сад пробуждается, сад в цвету… Сад был всем его миром, потому что все, что дальше этого зачарованного, укрытого от всех бед, места, был большой и враждебный мир. Теперь этот ужас был преодолен, но осталась толстая папка с рисунками.
-Не стесняйся. Рисунки создаются для того, чтоб на них смотрели. Думаю, они даже грустят, если на них не смотрят, - подбодрил товарища с улыбкой. - Ты погоди, мы еще наверх пойдем, в студию. Тут только наброски, все законченное там, в папках.
Если бы его спросили, сколько же у него вообще работ, он не смог бы ответить. Не знал бы, в чем измерять. В листах и  полотнах, вне зависимости от размера?  в фунтах? в идеях? образах? Днях и ночах? Все, что нарисовано или все, что продано и издано?
Он взмахом палочки наполнил чайник и заставил его закипеть. Обед обедом, а чай - отдельно. Сел в кресло напротив Итана.
Улыбнулся больше в мыслях, губами - лишь чуть: уехать куда-то за тридевять земель - и остаться там. Здорово! Хорошо бы, и он так мог! Он уехал бы… да куда угодно! И остался бы там! И, конечно же, очень скучал бы по всем, кого оставил тут. И теперь - нет, пожалуй, теперь не уехал бы. Теперь не только его изменчивая шкура привязана к этому месту, сердце тоже.
-Я? - все-таки смутился. Пусть он уже почти не жалеет о том, что с ним не случилось, но ведь когда-то столько разговоров было о путешествиях. - Да я… хм… рисовал, - пожал плечами. - Остался тут и - просто рисовал.
Вообще, это было правдой, и - одновременно было ложью. Ведь они встретились в таком месте. Ведь Итан уже показал ему, что не испытывает зла к оборотням. А он продолжает таиться, будто пытается выгадать лишние полчаса. Будто не решил уже сам, что перестанет скрывать. Не “будет говорить всем”, а “перестанет скрывать”. Это разные вещи!
Взглянул на товарища. Привычный ужас, как дыра в сердце, и оттуда холодно. Сейчас он все испортит… Чудо будет, если нет. Но надежда на чудо есть.
-Что бы ты сказал, если бы узнал, что я один из этих?

Подпись автора

Выпал снег - значит, скоро весна...

+3

9

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/674248.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p117160"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Пояснения Шена о доме Итан слушал лишь в пол уха, потому-что полностью концентрироваться на них не получалось, уж слишком привлекательным и увлекательным было путешествие в параллельный мир всевозможных рисунков и зарисовок. Прям большим знатоком искусства Боунс едва ли мог себя назвать, больше вдохновленным любителем, который тоже чуть-чуть подрисовывал. Для профессиональных нужд. Потому-что нарисовать тот или иной образец порой было куда проще, надежнее и дешевле, чем пользоваться колдокамерой по среди болот и зарослей.  По этому рисование на таком, самом базовом уровне, была частью рабочего арсенала их всех. И Итану нравилось рассматривать как выведенные рукой Шена линии превращались в кисть руки, цветок, стайку птичек у садового фонтанчика, играющий детей, узкую улочку с нависающими над ней и утопающими в растительности домикам, дрыхнущего кота, и еще, еще, еще…
- Дом-музей? - переспросил на мгновение вынырнувший из мир рисунков и невольно прыснувший от такой постановки Итан, - Почему дом-музей? Что с ним не так?
Разговор снова вернулся к творчеству Шена, а взгляд Итана к самим работам. Он был полностью согласен с тем, что те были созданы для того, чтобы их рассматривали и ими любовались, пусть даже если выразил бы ту же мысль менее поэтично .
- Слушай, но ты ведь не держишь их только тут? - неожиданно вдохновенно спросил Боунс, - Выставляешь где-то? Продаешь? Не знаю, что еще с картинами делают, но такое, - Итан обвел помещение широким жестом руки, -  сто процентов надо показывать людям. Оно сделает их мир краше и лучше.
Итан отлично помнил каким скромнягой Шен был в школе, но при этом Чан вроде как не был жадным и охотно показывал и даже дарил свои работы тем, кому они казались интересными и привлекательными. А сейчас, когда он создал столько прекрасного, столько всего тем более было бы не правильно, если такая красота не нашла бы своих зрителей.
Рисовал он, ишь, лицо Итана аж растянуло в широкой улыбке, от этой столь знакомой ему по школе скромности Шена. Вот тогда он мог сказать точно так же, что рисовал и все.
- Я очень, очень рад, что ты рисовал, что не забросил.., ибо.. ну.., - у Итана опять не хватило слов, чтобы выразить то, что глядя на окружающие его работы, бурлило внутри.
- Оно круто, - на выдохе сообщил Боунс. Ведь куда чаще, чем последовать за детским увлечением, жизнь заставляет выбирать что-то иное. И в этом нет ничего плохого, как нет ничего плохого в профессии каменщика или продавца в лавке подержанных товаров, просто когда можно вот так… как мог Шен, было жаль, если с увлечением все же приходилось расставаться. Потому, что красота миру была нужна точно так же как был нужен пекарь, архитектор или фермер, потому что красота, она конечно всегда была вокруг нас, но погруженные в быт и его проблемы мы не всегда были способны ее разглядеть. И вот тогда как раз мог помочь кто-то вроде Шена, кто-то кто напомнит, высветит и подарит миру обратно крохотный кусочек прекрасного.
Итан настолько увлекся этой мыслью, что чуть ли не пропустил следующий, тихо, тихо произнесенный вопрос.
- Этих?! - с трудом выныривая из собственных рассуждений, автоматически переспросил Итан. - А.. этих…, - перекувырнувшись в голове разум догнал хотя бы часть смысла.
- Спросил бы, как это случилось, - ответил другу Итан, а потом до него дошло, дошло по настоящему и внутри что-то екнуло и осело где-то в желудке тяжелым камнем. Итан часто-часто заморгал и уставился на Шена. На этих… Теоретическое столкнулось с реальным.
- Я спросил бы, как.. ты? - все еще глядя прямо в глаза другу, очень тихо сказал Боунс.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2022-01-11 14:48:30)

+2

10

Мгновения тишины, понимания, осознания - для Итана. Мгновения ожидания, биения пульса в висках, и ты будто над пропастью - для Шена. Он еще не умеет говорить об этом спокойно и небрежно, как о совершенно рядовом обстоятельстве. Он вообще еще не умеет об этом говорить. Зато отлично умеет, сам научился, скрываться.
И вот эта кажущаяся обыденность, эти простые и негромкие слова - это как натянуть тетиву и вернуть как было, не выстрелив.
Шен смотрел на друга не отрываясь, не моргая, будто боясь пропустить удар, или пропустить чувство неприятия, гадливости, презрения - и отвел взгляд лишь когда смог выдохнуть. Он не потерял друга, все хорошо. Но как ответить на такой просто вопрос?
-Я - нормально… - даже сам улыбнулся, так это внезапно удивительно прозвучало, будто он драконьей оспой переболел. - Уже привычно. Раньше было больно. Теперь - так… - неопределенно повел рукой. - Нормально, - сказал увереннее.
Отвлекся, чтоб заварить чай и поставить чашку перед Итаном. Сам сел со своей напротив. Снова пространство обрело привычные очертания. Сколько Шен себя помнил, они практически всегда устраивались так: Кинг основательно занимал какой-нибудь стул, кресло или диван, по-королевски формируя собой центр композиции. Итан присаживался, но так, что мог в любой момент вскочить куда-то сбегать, что-то сделать, принести, натворить, он создавал динамику. А Шен всегда устраивался так, чтоб видеть как можно больше, а едва увидит что-то примечательное, быстро, без промедления фиксировать на бумаге. И вот, снова… Только Кинга сейчас не хватает. Но, если его позвать, он придет. Просто… не надо пока звать.
-Это случилось почти сразу после выпуска. Восьмого июля. Он напал сзади, я не слышал, как он подкрался.
Он отодвинул рукав, показывая шрам на запястьи. Сейчас он выглядел тонкой белой сетью, не слишком выделяясь на светлой, почти британской, коже Шена. Но человек, знакомый с анатомией, легко мог понять, какова была область поражения и как тяжело было ранение.
-Мама погибла, спасая меня. А я - остался. И… никуда не поехал. Все время с тех пор был тут. Починил этот дом. Рисую. Работаю с фарфором. Иллюстрирую книги, рисую открытки, сотрудничаю с журналами. Иногда пишу на заказ. Что-то отдаю на аукционы в Бонифациус, говорят, хорошо покупают…  - усмехнулся. - Так что, как видишь, не только не держу все тут, но и активно распространяю и монетизирую. Но к людям выбираюсь редко. Из наших знают только Кинг и Элли О’Уайнд, с Гриффиндора, помнишь? Для остальных меня никогда нет дома. А ты? Ты тоже как-то с этим связан?

Подпись автора

Выпал снег - значит, скоро весна...

+2

11

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/908934.gif[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p117160"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>преподаватель природоведения в приюте "Blackthorn"<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Вот он, тот самый настоящий оборотень, о которых так много говорили и судачили в последнее время. И вот он, старый школьный приятель — тихий, мечтательный Шен. И оно никак не складывалось в голове Итана в одно целое. Наверное от того, что образ абстрактного оборотня, который волею или не волей собрался за эти недели у Боунса совсем не походил на Чана. Абстрактный оборотень был скорее жителем Лютного, чем дома-музея с шикарнейшим садом, он промышлял чем-то не требующим особой квалификации и мастерства, а не рисовал столь волшебные картины, он скорее бравировал и заканчивал(а может и начинал) день с пинты другой самого дешевого пойла, а не угощал тебя ароматным чаем из фарфоровых чашечек. Тот, абстрактный оборотень, как приходилось признавать сейчас, был создан его сознанием для того, чтобы его было удобно жалеть и слегка смотреть сверху. И от самой этой мысли, что оказывается он такой же надутый лицемер, как те на кого он брюзжал, Итану стало стыдно. И перед другом и перед тем самым, абстрактным оборотнем в его голове, какого возможно в реальности вообще не существовало.
А Шен говорил об этом так спокойно, даже улыбался своей мягкой, почти-что хрупкой улыбкой, что Итану стало еще более не по себе. Очень хотелось возразить, что никакое оно не нормально. Ведь, ну как?! Ну как оно вообще может быть нормально?! Оно же нет.., но вслух ничего этого Итан не сказал. Не мог он судить о том, что нормально, а что нет для Шена, только тот сам мог, а ему — Итану оставалось лишь быть ему хорошим другом, самым хорошим если понадобиться.
- А лекарство.., зелье.. твоего брата, оно помогает? - почти-что шепотом произнес Боунс. Ему все еще было неловко, он все еще казался себе неправильным, поддельным и не достойным того, чтобы друг делился с ним своим секретом.
А Шен не только делился, он еще закатал рукав показывая тот самый шрам, кто привлек внимание Итана еще при встрече. Вот только теперь шрам более не казался незначительной памяткой о прошедшем не так приключении, вместе с каждым дюймом на который поднимался выше свитер, он приоткрывал занавес на куда более жуткую историю.
- Прости, я не знал, - сказал Итан и его окатило очередной всепоглощающей волной чувства вины. Он уехал в Бразилию и все эти годы жил в свое удовольствие, и ничего, совершенно ничегошеньки не знал, даже не подозревал, лишь пребывал в радужной иллюзии, что раз все лучше всех у него самого, то точно так же оно должно быть и у других. А оно не было, совсем-совсем не было.
- Ты молодец, - твердо заявил Итан, когда Шен закончил свой рассказ и рукав свитера снова опустился над шрамом.
- Не уверен, что у меня получилось бы так же, - чтобы быть совершенно честным с собой и другом, добавил он чуть позже. Хотя у него был брат, сестра и родители, они наверняка бы помогли. Он надеялся на это, нет он верил в это, даже если мама с папой выражались насчет оборотней так себе. Осознав, что ему даже немножко страшно копать эту мысль глубже, Итан с благодарностью вцепился в ту, что подкинул ему Шен.
- О круто, что ты еще общаешься с Кингом и Элли. Я вот совсем всех растерял, но то как Элли учила нас стрелять из рогатки разве вообще можно забыть?! - он улыбнулся Шену и захотел, чтобы они снова собрались всей компанией. Вспомнили бы старое, устроили бы какую-то проказу. Надо будет потом предложить. Вот точно.
- Эээ, - увлекшись идеей о школьных приятелях, Итан не сразу сообразил о чем его спрашивают, потом энергично мотнул головой, - Нет, никак. Я хотел просто больше узнать, а то ведь нынче чего только не говорят, - и на лице Итана появилась еще одна, на этот раз чуть извиняющаяся улыбка.

+2

12

Черри принесла обед и стала деловито расставлять на освободившемся от слоев бумаги столе. В аккуратных глубоких глиняных мисочках был прозрачный, поблескивающий наваром рыбный суп. Черри не пожалела овощей и добавила изысканных приправ. Она принесла пирожков и к ним какой-то явно не британский соус. Вот уже более двадцати лет Черри была редким специалистом даже среди эльфов, умея приготовить европейские, азиатские и африканские блюда так, как они задумывались на родине. Маленький ушастый ангел, она принесла еще и вина - для Итана, потому что Шен вина почти не пил, а только нюхал. Принесла все, расставила - и снова исчезла.
-Это зелье… его придумал доктор Бэлби. Если помнишь, это тот доктор, что говорил про выбор. Дамокл Бэлби. Знаешь, они столько лет работали над тем, чтоб повернуть болезнь вспять. - Шен не пояснил, кто. Для него было очевидно, а речь о другом. - Они хотели сделать так, чтоб мы могли не превращаться больше никогда. Но, понимаешь, все так устроено, что вместе с вирусом может погибнуть и  носитель, как ни комбинируй зелья. Тогда задача была поставлена иначе: сделать так, чтоб вирус не мог обосноваться в организме. Чтоб внутренние силы могли его победить. И - снова неудача. Доктор Бэлби придумал это зелье, чтоб просто облегчить боль при трансформации. Но - знаешь, это очень много “просто облегчить боль”. А оставаться в сознании - это дар небес, понимаешь? Пусть это не то, что излечит болезнь полностью. Это очень помогает, да. А доктор Бэлби  - не знаю, чем я мог бы отплатить ему, я его должник.
Он смутился. Трудно себе представить, что сопоставимое мог бы предложить миру, а тем более - доктору Бэлби,  Шен Чан, художник-затворник. Он даже в Рождество все проспал, мордой на лапах.
-Ты еще не видел никого из наших? - сменил он тему, вспомнив про события Рождества. - Кинга на днях только выписали из Мунго. Наверное, он сейчас дома, с матерью. Я слышал, миссис Шеклболт грозилась его убить, если он еще раз такое учудит. Элли… она тоже была ранена.
Он улыбнулся, чувствуя, что, кажется, краснеет от мыслей о ней. Хотя - божечки, с чего там краснеть? Но вот если бы она тут появилась вживую, точно бы смутился, как школьник. Чтоб он в школе так смущался! Он же только в декабре её увидел нормально. На балу. Хорошо хоть рогатку смутно помнил… ну и как курила за теплицами.
-Они оба авроры. И, кажется, ничуть не изменились.
Подумал и палочкой приманил к себе с другого стола два рисунка. На одном Кинг, на другом - Эллейн в россыпи непослушных кудрявых волос. Оба сильно повзрослевшие со школьных времен. Оба - совершенно прежние.

Подпись автора

Выпал снег - значит, скоро весна...

+2

13

[nick]Ethan Bones[/nick][status]loyal to the fault[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/674248.png[/icon][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p117160"> Итан Боунс </a> </div> <div class="lztit"><center> 24 года; G|1971|N</center></div> <div class="lzinfo"> <br>чистокровный<br>магизоолог<br><a href="http://stayalive.rolfor.ru/viewtopic.php?id=435#p22985">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Домовиха Ченов расставляла обед и Итан с приятно занывшим в районе желудка предвкушением к нему принюхался. Все, и сами испускаемые едой ароматы и то, как еда была преподнесена, говорило о том, что сегодня ждать чего-то исконно английского точно не стоит. Боунс вспомнил, как в школьные годы, выглядящая или пахнувшая не так еда присланная чьими-то родителями, вызывала то любопытство, то смешок других школьников. Чего он не помнил, так присылали ли нечто домашнее и Шену. А может оно было не достаточно запоминающимся или Шен ничем таким с друзьями не спешил делится. Хотя последнее Итан точно не мог представить. Шен был не из тех, кто бы запрятал присланные ему лакомства, чтобы потом сожрать все в одиночестве. От одной этой мысли, Итана чуть ли не прорвало на смешок. Все таки хорошие были времена, безмятежные и веселые.
А потом вернулась реальность.
Итан вспомнил Бельби, излохмаченного, переполненного возмущением от несправедливости обвинений в сторону их с Чаном исследования. Полная противоположность брата Шена - такого спокойного, собранного, абсолютно невозмутимого, но видимо чтобы оно сработало, чтобы ты не потерял веру после многочисленных неудач, была необходима не только охлажденная собранность доктора Чена, но так же пыл и рвение в котором горел доктор Бельби. Если бы Итан так горел хотя бы чем-то, наверное, ему тоже было бы обидно, если его не понимали и не понимали работу, которую он проделал. Вот только ничем таким Итан не горел и теперь за эту беспечность, ему почему-то опять было стыдно. А вместе с этим ему было стыдно и за все оставшееся человечество. Ведь, если бы они хотели, если бы желали бы этого столь же сильно как доктор Бельби, они наверняка могли бы многое в этом мире исправить. Все, если очень, очень постараться.
И ему очень хотелось сказать Шену, что он понимает, по настоящему понимает все то, через что его бывшему однокашнику приходилось пережить. Но при этом, это понимание в голове Итана звучало пустотой. Можно ли вообще это было понять, вот так, просто слушая, сколь внимательным ты не был?!
- Слушай, я уверен, что доктор Бельби не делал это все ради твоей благодарности, - он почему-то решил поспорить с Шеном, - Если он тебе помог, значит уже получил, то что хотел. Значит, лучшее, что ты можешь для него сделать, это просто быть лучшей версией себя самого…, - вдохновенно, с запалом сказал Итан и снова смутился. Звучало оно красиво, и как будто даже правильно, но при этом где-то во рту отдавало фальшью. Хорош он все же друг, требовать от Шена лучшую версию себя, когда она вот, уже была перед ним, та самая, которая покрыла тут все горизонтальные и даже часть вертикальных поверхностей рисунками, та самая, что сохранила себя не смотря на смерть матери и ужасы ежемесячного обращения. Мог бы Итан все это повторить(ну, ладно, помимо рисунков), окажись он на месте школьного друга? Скользкие вообще могли? Но при этом им почему-то казалось, что оборотень, человек совершенно не виноватый в том, что раз в месяц превращался в неподконтрольного даже ему самого монстра, должен без конца им что-то доказывать.
- Ты никому ничего не должен Шен, вообще, - упрямо поправил сам себя Итан.
Внутри еще клокотали слишком сильные и не привычные для него эмоции, и Итан не был до конца уверен, что с ними делать, по этому был даже рад, что их разговор, хотя бы на время свернул к другой теме.
- Не, никого не видел. Не получилось еще, - мотнул головой Боунс и тут же снова напрягся, - Из Мунго? Почему из Мунго? Что он учудил?
Наверное он сегодня был конченный тормоз, или все дело в том, что новость Шена его слишком ошеломила. И понимание того, что Кинги, а так же видимо Элли пострадали в Рождественских нападениях, пришло с большим опозданием. Уже после того, как Шен выудил из своей бесконечной коллекции пару портретов и добавил, что они оба теперь авроры.
Ну, надо же.
- Кинги точно изменился, - ткнув в его портрет, засмеялся Итан. - С таким серьезным аврором, я точно не стал бы спорить. Впрочем как и с Элли, - добавил он, оглядываясь на второй рисунок.
- Как они? Поправятся ведь?

+1

14

В самом деле? Кинг изменился? Ему не видно, он с Кингом все эти годы регулярно виделся, самое редкое раз в месяц, а иногда бывало, что и чаще. Если и были какие-то перемены в его облике, они происходили незаметно. Но, конечно же, оставались на рисунках.
Шен не стал бы сейчас оставлять друга, чтоб найти нужную папку с рисунками - второй этаж, стеллажи, тот, что в восточном углу, самая нижняя полка… Да и незачем, Шен помнит все, что когда-либо рисовал. А когда вспоминал рисунки - вспоминались и обстоятельства. И сейчас вспомнилась их первая встреча в Хогвартс-экспрессе с Боунсом.
Кинг был выше всех, почти как сейчас, но худее, и улыбка от уха до уха.  Итан как-то сразу, за пару минут, ладно, пусть за полчаса, все равно быстро, оказался в их компании своим. Шен помнил, как они проболтали несколько часов, испытывая невероятное воодушевление, а потом он устал и, забившись в угол, притворился, что задремал. И его старый приятель, и новый, заметив это, не сговариваясь, стали говорить тише, и не так резко смеяться. Черт, соберись они сейчас с том купе Хогвартс-экспресса, все и сейчас было бы так же.
А Элли… Он так мало помнит её по школе. Но уже тогда она была девушкой, с которой сложно спорить, тут Итан был прав.
-Они оба пострадали на вокзале в тот день, - пояснил Шен. - Они оба были там, причем, Кинг встречал кого-то, не на дежурстве был. А Элли - та по графику дежурила. Ей прилетело темным заклинанием…
Шен не сказал “в голову” или “в висок” вслух. Это звучало гораздо хуже, чем было на самом деле. Он показал мимолетно рукой, по касательной к своему виску.
-...а она еще продолжала драться. Девушка-гроза. А на следующее утро она уже сбежала из Мунго за нормальным кофе и покурить.
Усмехнулся. Не стал хвастать, что активно помогал ей в этом. Нарушать больничные правила - сомнительная доблесть. Но Элли можно. Нет, не так. Эллейн О’Уайнд иначе и не смогла бы. Это он мог себе позволить валяться полмесяца носом к стене и жалеть себя, Элли не стала бы.
-Сейчас она в порядке. Уже вышла на работу. Злая, как черт. Не завидую  я тому террористу, что попадется ей в руки. Съест живьем. А Кинг, там похуже. Его на работу пока не выпускают. Перелом основания черепа, сотрясение мозга, несколько дней комы. Прикрыл собой девушку-коллегу. Говорит: “Ей бы точно конец, а у меня был шанс”. В начале января ему разрешили встать, но он ходил с воротником. Сейчас уже без, и выглядит… ну, пободрее… а к работе все равно не допускают, осторожничают. Ладно бы, в первый раз. Но он в семьдесят шестом уже побывал у них с сотрясением мозга.  И да, он тоже очень злой.

Отредактировано Sheng Chang (2022-07-13 13:35:11)

Подпись автора

Выпал снег - значит, скоро весна...

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [08.01.1978] Что у волчонка в животе?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно