Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.04.1965] Он сам нарвался


[25.04.1965] Он сам нарвался

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ОН САМ НАРВАЛСЯ


Закрытый эпизод

https://i.imgur.com/A1KGjWj.jpeg

Участники:
Rodolphus Lestrange, Frank Longbottom

Дата и время:
25 апреля 1965, после обеда
Затем - 25 апреля 1970. Предположим, ближе к вечеру

Место:
Разные локации Хогвартса.
Затем Больница им. св. Мунго

Сюжет:
Один провоцирует, второй силится не отвечать. Конечно, из этого ничего не выйдет. Хорошего так точно.
А там посмотрим, у кого руки длиннее и нервы крепче.


He had it coming, he had it coming
He only had himself to blame
If you'd have been there, if you'd have seen it
I betcha you would have done the same!

Отредактировано Frank Longbottom (2021-10-12 21:27:13)

Подпись автора

little cookie monster
https://i.imgur.com/7YWsitH.gif

+5

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/68/723416.jpg[/icon]

Чтоб тебя стадо кентавров в лесу отодрало, - раздражено думал студент четвертого курса факультета Слизерин, Рудольфус Лестрейндж, размашистыми шагами направляясь к школьной библиотеке. Часы большого зала показывали четверть восьмого, и юноша надеялся успеть заскочить в Запретную Секцию до того, как старушка-библиотекарша прикроет свою лавочку вековой мудрости, которая юному Лестрейнджу была нужна именно сегодня и позарез, ведь непрозрачно упомянутый выше профессор Бинс задал ему вполне объемное эссе по разработкам Геллерта Гриндевальда в области создания инферналов в конце 19 века. На такого рода аттракционы старый школьный историк расщедривался нечасто, но уж если у кого хватало таланта забесить флегматичного профессора, то отдача была полноценной. Именно ее и ощутил на себе Рудольфус, когда седовласый учитель разбавил его юношеский пыл не только снятыми баллами, но и обширным письменным исследованием, срок сдачи которого истекал завтра в полдень.
- Добрый вечер, - обратился юноша к госпоже Лонгботтом, тут же приподнявшей голову от рабочего стола. Рудо заискивающе улыбнулся - не то, чтобы он хитрил или имел намерения кривить душой перед старшей по возрасту женщиной, но казавшийся ему до этого момента совершенно рабочим план, вдруг дал огромную трещину, - видите ли, я пишу эссе для профессора Бинса...
- Тааак, - участливо подала голос библиотекарь, сдвинув очки на кончик носа и глядя на мальчика предельно внимательно.
- ...и мне просто необходима копия «Стремлений и деяний Гриндевальда» для завершения работы.
- Нет ничего проще, мистер Лестрейндж, - она лучисто улыбнулась, протянув через стол морщинистую руку, - Ваш пропуск.
Рудольфус сглотнул. Получить пропуск у Слагхорна было несложно - декан поощрял академические стремления своих подопечных, однако для подобных вещей требовалось время, и Лестрейндж, вспомнивший о задании Бинса не ранее как сегодня утром, лишь к обеду смог попасть к Горацию с ходатайством о выдаче бумаги. Слагхорн не стал возражать против научных рвений юного мага с блестящей родословной, и, пообещав непременно выдать разрешение завтра утром, крайне вежливо закрыл дверь прямо перед длинным носом Рудольфуса.
Бинс меня с дерьмом сожрет.
- Понимаете, я получу его завтра... - он заметил, как изменился взгляд волшебницы, - ...но книга мне нужна сегодня: завтра в полдень я должен предоставить работу.
- А когда Вы получили задание, мистер Лестрейндж? - поинтересовалась она не предвещающим ничего хорошего тоном. Последняя надежда лопнула в сознании Рудольфуса как мыльный пузырь.
- Позавчера, - проскрипел он. Врать было бессмысленно - правда вскрылась бы так или иначе, присыпав пеплом и без того поникшую голову слизеринца. - Я позанимаюсь здесь, у вас на глазах, мне всего-навсего нужно прочесть пару глав из...
- Мистер Лестрейндж, - Каллидора Лонгботтом не дала ему договорить, безапелляционно ткнув морщинистым ссохшимся пальцем в табличку над ее рабочим местом. «Допуск студентов в Запретную Секцию библиотеки осуществляется исключительно по письменному разрешению декана факультета» - гласила она, а слово «исключительно» было жирно подчёркнуто. - Правила есть правила, - волшебница опустилась на место и посмотрела на юношу из-под огромных очков, - не отчаивайтесь и приходите завтра с допуском от декана. Уверена, профессор Бинс примет Ваши оправдания, если они существенны.
Существенна тут только твоя твердолобость, - хотел было сказать Рудо, но промолчал, поджав губы, - обезьяна морщинистая.
- Спасибо, - буркнул он вслух и, отвернувшись, пошёл к выходу, прокручивая в голове пригодные варианты объяснений перед Бинсом. Выглядело убого и неубедительно, как потуги неумелой актрисы на пробах в Королевском Театре. А все из-за этой долбанной бабки с ее правилами и упрямством!
- Келпи злоперхотная, - процедил слизеринец, шагая за стеллаж и недобро покосившись на подсвеченную люмосом седую голову библиотекаря.

+5

3

В любой непонятной ситуации Фрэнк шел или в теплицы, или в библиотеку заниматься делом. Куда было ближе. Дело-то находилось всегда и там, и там: разобрать формуляры или описать поступления, пересадить мимблетонию или обрезать отростки мандрагоре. А ситуация у него была, конечно, непонятная: вот Бен знает, что станет аврором. А Фрэнк? Он, конечно, сдаст с ним экзамены за компанию, что-то у него получается, но вообще-то ему хотелось бы преподавать ЗОТИ. Или руны, там еще и учеников поменьше будет - и, вероятно, больше заинтересованности. Нет, ну можно и гербологию, но с ЗОТИ точно ничего не сравнится. Но вот где на учителей учат? Вот как Дамблдор научился быть учителем? Неужели победил Гриндевальда - и только поэтому стал педагогом. Или он уже преподавал раньше?.. А Флитвик? Фрэнк был уверен, что эти двое были здесь вечность и пробудут еще столько же.

С другой стороны он вообще-то мог спросить деда. Но с ним хотя бы все было понятно: дед добрый, он как будто родился быть педагогом. И в траве, простите, гербологии, он соображал побольше них всех вместе взятых. И всегда уворачивался от вопроса "почему ты пошел преподавать", как-то особенно пристально поглядывая на ба. В какой-то момент Фрэнк перестал задавать вопросы и остался с выбором своей будущей профессии буквально один на один. Ба вот до сих пор пророчила ему карьеру аптекаря, но Лонгботтом честно и абсолютно справедливо заверял ее, что все эти баночки и скляночки ему осточертели еще за время подготовки к экзаменам. А становиться аптекарем, только чтобы варить ей постоянно зелье от мигрени или улучшенную микстуру Кватера, Фрэнк не собирался.

К экзамену по чарам осталось доучить только все чары, связанные с огнем. Лонгботтом их откладывал до последнего, понимая, что огонь - наиболее далекая и наименее понятная для него стихия. Но вот он здесь, рядом книжка и пергамент. Практиковать ничего из стихийной магии он в библиотеке - естественно! - не станет.

Пока переписывал выдержки из четвертого параграфа, краем уха прислушался к голосу бабушки. Снова она с кем-то спорила. Характер у нее всегда был ого-го, ей даже дед не особо-то решался перечить. Так что Фрэнк пожал плечами, протянул руку вверх и убрал фолиант на самую высокую полку - рост, к счастью, уже два года как позволял дотянуться, достать и переставить без всяких там табуреточек и прочих левитирующих заклинаний. Лонгботтом слышал препирательства и подумал, что ему в этом смысле повезло: допуск от декана у него был в любое время суток (даже если декан уже собирался спать ложиться, Фрэнк мог внаглую постучать к нему в комнату), да и госпожа библиотекарь вообще-то шла ему навстречу. Не без ворчания, но шла. Хотя Фрэнк все старался делать вовремя и почти не наглел в отличие от Элджи. Правда, тот таки планировал стать аптекарем и бабушка заочно все ему прощала. Короче, это были со всех сторон идеальные отношения без неудавшегося среднего поколения родителей.

Пока Лонгботтом отыскивал на полке следующий том справочника по чарам, спорить кто-то там перестал. А потом Фрэнк услышал... Нет, ну пошла же мелюзга, никакого уважения.

- Ты бы обороты поубавил, - перегородив дорогу вырулившему из-за стеллажа парнишке, негромко пробасил Лонгботтом. Бабушка не должна была услышать. Сверху вниз даже не с первого раза было ясно, что это был старший отпрыск Лестрейнджей. "Ох и дерьма тут сейчас будет", - подумал про себя Фрэнк, мотнув головой, чтобы волосы в глаза не лезли. Вечно, как его, Рудольфус, строил из себя невесть что: то ли положение семьи так сказывалось, то ли не под той звездой родился, то ли просто вместо речевого центра вечно недовольный зародыш мандрагоры. Вот сколько не пересекались, честное слово. Нет, он все понимал: пубертат, еще голос наверняка не устаканился, вон по учебе какие-то проблемы, но уважение к старшим вообще не воспитывали? А тут не просто старший, а леди. И волосы сединой покрылись уже к пятидесяти пяти ровно из-за таких оболтусов, которые сначала уговаривают, а потом чудят в библиотеке, выискивая чем бы травануть соседа по лабораторке, чтобы от домашки откосить. Или как превратить парту в мантикору. (Это из реальных случаев, если что!)

[icon]https://i.imgur.com/kmQUeXP.jpg[/icon][status]бабушкина радость, дедушкино счастье[/status][info]<div class="lzname"> <a href="https://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=1328#p112607">Фрэнк Лонгботтом </a> </div> <div class="lztit"><center> 16 лет; G|1965</center></div> <div class="lzinfo">чистокровен <br>семикурсник Гриффиндора <br><a href="/viewtopic.php?id=1317">совиная почта</a></div> </li>
[/info]

Подпись автора

little cookie monster
https://i.imgur.com/7YWsitH.gif

+3

4

❤️

- А-то что, за мыслью не поспеваешь, тугодум? - не то, чтобы присутствие старшекурсника его обескуражило, скорее, разозлило. А вот факт того, что этим тихушничающим межполочником оказался Лонгботтом, напротив - раззадорил. Уууу, бинго!
Чем руководствовался нищий отпрыск звучной фамилии Рудольфус знал наверняка - школьная библиотекарша держала на прикорме из пирожков и улыбочек добрую половину Гриффиндора, благо что Дамблдор обеспечивал ее хоть какой-то материальной стабильностью после бесславной кончины отца Фрэнка. В детали случившегося Лестрейндж не вникал (Рейнард обмолвился об этом лишь однажды и вскользь), однако по кислой роже старшекурсника младший осознавал, что у его папеньки неслабо пригорели булочки, раз тот полез в петлю. Не то, чтобы взлеты и провалы большого бизнеса волновали 14летнего волшебника больше, чем текущий чемпионат по квиддичу, однако уж совершенно точно эти обстоятельства не давали права отпрыску Лонгботтома раскрывать рот в направлении куда более успешных представителей сословия. С другой стороны, окажись в ситуации финансового краха тот же род Флинтов или кто-то другого - вряд ли Рудольфус с тем же удовольствием смаковал бы ядовитый сарказм: никто из перечисленных не борзел до такой степени, чтобы откровенно глазеть в сторону слизеринского стола за завтраком, слизеринской юбки на уроках и слизеринских коленей на занятиях в дуэльном клубе.
Блэк - не твоего поля ягодка, нищеброд. А теперь уж и подавно.
Эта «дружба» изначально мозолила глаза, но вот натурально бесить начала курса с третьего, когда Лестрейндж вдруг сам для себя осознал, что в девчонок можно не только швырять подтаявших шоколадных лягушек, но и дарить цветы. Особенно одной. И с каждым новым днём понимание это обретало все более чёткие формы и узнаваемые черты, равно как и непереносимость присутствия Фрэнка в окружении Беллатрикс. Это вечно лохматое пятно в гриффиндорском галстуке выглядело наспех приляпанной заплаткой на ровном полотне изумрудного факультета: ни по формату, ни по шаблону - никак. Лонгботтом такой простой и очевидной истины не понимал. Или делал вид, что не понимает, поскольку продолжал попадаться на глаза, как назойливый садовый гном: сколько ни трави - вечно вылезет из-под лавки.
В том, что ни Сигнус, ни Друэлла не одобрят союз Беллатрикс с кем-то вроде Фрэнка, старший наследник Лестрейнждей был уверен как в самом себе. И одна эта мысль делала превосходящего по всем физическим показателям гриффиндорца незначительной помехой, вроде той самой надоедливой мухи, от которой проще пренебрежительно отмахнуться, чем начинать полноценную конфронтацию.
⁃ С дороги уйди, - слизеринец сделал пояснительный жест рукой и приподнял брови, развивая мысль, - не огорчай бабулю - ей хватило папеньки.
До подобных низостей Рудольфус снисходил нечасто, однако инферналы сами о себе эссе к завтрашнему полудню не напишут, а быть публично отчитанным Бинсом - слишком зазорно для четверокурсника. Нужная книга осталась в зоне недосягаемости, поэтому на высший балл надеяться нет резона, а чтобы наскрести хотя бы на «Удовлетворительно» придётся очень сильно поднапрячь извилины. Его ждала долгая ночь, в ходе которой не одна минута будет отведена Фрэнковой бабке, и Лестрейндж не стремился расширять этот сольный проект до дуэта с Лонгботтомом.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/68/723416.jpg[/icon]

[status]пуп мира[/status][info]<div class="lzname"> <a href="https://stay-alive.ru/viewtopic.php?id=1171">Рудик </a> </div> <div class="lztit"><center> 14 лет; S|4, N</center></div> <div class="lzinfo">pureblood <br>золотая молодёжь<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.04.1965] Он сам нарвался


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно