Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [07.04.1978] Are you kidding me?!


[07.04.1978] Are you kidding me?!

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Are you kidding me?!


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/120/t497126.jpg

Участники:
Вайлет Грин, Сандрин Сэллоу, Роджер Бэгнольд подключается, когда есть риск эскалации конфликта и разрушений в Мунго

Дата и время:
7 апреля 1978 года, середина дня

Место:
больница Св. Мунго

Сюжет:
Что такое "не везет". И почему именно с наставниками?!

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-09-10 12:37:00)

+1

2

Вайлет стояла у двери в палату, сжав кулак, чтобы постучать, но боялась - так и дверь может вылететь от ее стараний. Ощущения были, словно Вайлет была в двух шагах от непроизвольного выброса магии, как у детей, - отнюдь не лучшие. К палочке Вайлет даже прикасаться боялась, мало ли. От греха подальше.   

Сегодня была уже третья попытка добраться до наставницы, и Вайлет начала подозревать один большой заговор, включающий Сандрин, врачей и даже Кингсли. Нет, разумеется, Кинг как раз и был тем, кто известил Вайлет о том, что ее наставница сейчас в Мунго, живая. Но подробности? Нет, подробностей стажерам не выдавали. Вломиться третьего числа к Сандрин в палату тоже не позволили, а поход пятого числа оказался заблокирован одним из колдомедиков, утверждавшим, что пациент требует отдыха и вовсе не общения. Вайлет смирилась, что новостей ей ждать только от самой Сандрин, когда она наконец-то вернется в аврорат.

Но тут оказалось, что у Сандрин "период нетрудоспособности", на который Вайлет переходила под кураторство Кинга! Это-то и стало последней каплей, после которой Вайлет на полном серьезе готовилась ворваться в Мунго, спит Сэллоу или не спит. Но - как ни странно, ее пустили даже без особых предосторожностей, только колдомедик в коридоре внимательно наблюдал за ней, и именно это мешало ей снести дверь. Какая жалость.

Даже думать не хотелось, что означал этот переход от одного куратора к другому, мысли были одна тревожнее другой. Все могло объясняться отпуском, который Сандрин решила взять, чтобы поправить здоровье, но в таком случае Вайлет об этом бы так и сказали, верно? Значит, вопрос был тоньше и сложнее, и это уже напрягало. А Вайлет надоело бояться о себе и других. Только в ее жизни появляется некое подобие стабильности - как опять что-то случается! И опять - в аврорате. Беспредел. 

Кингу было хорошо с его философским спокойствием, и Вайлет иногда раньше прикидывала, как было бы ей под его руководством, но ее собственные эмоции совершенно не желали успокаиваться. Злость на то, что ее опять перекидывают из рук в руки, доставала неимоверно. И ведь оно не могло же пройти без согласия на то Сандрин, верно? Значит, или Сандрин было очень, очень плохо, или же Вайлет ей очень, очень надоела.

Вайлет не знала, что тут было хуже.

Обнаружив Сандрин бодрствующей и вполне живой, как и обещалось, Вайлет прищурилась.

- Кто-нибудь объяснит мне наконец, что происходит?.. - вопросила она у потолка, сцепляя руки на груди. - Зачем мне другой куратор?

+4

3

Конечно же, рано или поздно ей предстояло поговорить со стажеркой. О том, что ежик-всея-аврората достал вопросами и членов группы, и колдомедиков в Мунго, Сандрин знала от Кингсли. Но в первые пару дней она объективно еще ничего не соображала под лечебными зельями и заклинаниями, а потом банально не знала, что именно говорить, потому что реально сама не имела ни ответов на вопросы, ни решений возникших проблем. Отсутствие магии само по себе шокировало достаточно уже ее одну. Объяснять то же самое Грин прежде, чем сама Сандрин сможет сформулировать слова, - нет, это было выше ее сил. Конечно, наставник - тоже человек. Но чем меньше человеческих черт и слабостей стажер будет видеть у своего наставника до выпуска, тем лучше для всех. Грин со своей привычкой подвергать вопросу любой авторитет в этом смысле и вовсе была в группе риска. Простого "я - твой наставник, слушайся!" ей никогда не было достаточно. Продавить приказом, конечно, любого подчиненного можно. Но Сандрин рассматривала это только как крайний метод в плоскости наставническо-ученических взаимоотношений в небоевой обстановке. А это значило, что просто рявкнуть не выйдет. Придется разговаривать и объяснять. А для этого неплохо бы иметь достаточно и физических, и моральных сил. Только попробуй их найти после клинической смерти и шокового состояния из-за потери магии.

Однако встреча должна была рано или поздно состояться. Колдомедики ей говорили, что к ней уже два раза пыталась ворваться девочка в форме стажера аврората. И несложно было предположить, кто конкретно это был. А с седьмого апреля, когда состояние Сандрин окончательно стабилизировалось и ей разрешили посетителей не из числа семьи и исключений в виде пары коллег, избежать встречи было просто нереально. Хотя Сандрин не то чтобы и планировала. Не скрываться же от Грин вечно. А если магия никогда не вернется, то тем более нужно на этот случай попрощаться и прояснить ситуацию.

Поэтому к явлению Вайлет Грин в свою палату Сандрин была вполне готова и не удивилась. Ни самому факту, ни манере поведения. Наставница не лежит трупом при смерти, значит, можно выкатить список претензий. Ну не солнышко ли?

- Извините. Эта девочка еще только учится вести себя в приличном обществе, - с суховатой иронией сообщила Сандрин соседке по палате, которая почти сразу после появления Вайлет проснулась, подскочила на постели и несколько испуганно заозиралась, а, выслушав Сандрин, укоризненно посмотрела и на нее, и на ее стажерку, сунула в уши беруши и демонстративно отвернулась лицом к стене.

Золотая соседка. Всем бы таких!

- Во-первых, мисс Грин, здравствуйте. Во-вторых, что это вы с пустыми руками к пациенту в больницу? Выйдите - и вернитесь, как положено. С марципанами, не забыв поздороваться и поинтересоваться состоянием моего здоровья, - отрезала Сандрин, наконец, посмотрев на стажерку. - И после этого я, возможно, отвечу на ваши вопросы.

Нет, она предполагала, что для девочки вся ситуация - стресс. С одним наставником не поладила - передали другому. А теперь и этот чуть не убился, и ее передают третьему. Но это не повод врываться бешеным ежом и с порога вываливать на нездорового человека вопросы. Если и бывали ситуации, где Сандрин без зазрения совести была готова спекулировать своим состояниям, то сейчас имела место одна из них. Не последняя в жизни Грин стрессовая ситуация. Пускай привыкает держать голову, лицо, язык и прочие части тела в рамках.

+5

4

Приличное общество? Вайлет подняла брови, и пузырек терпеливого настроя лопнул и испарился, словно его и не было. Вайлет гордилась своей способностью держать голову трезвой и рассудительной, но даже у нее были пределы. Особенно когда ей в нос тыкнули вежливостью - в то время как из них двоих в обычном состоянии именно Сандрин иногда вела себя так, будто и не подозревает о вежливом обращении! А еще она при первой встрече высмеивала вежливость Вайлет, но не стоило о грустном. Главным тут было другое. То есть, это она сейчас специально?..

Шок от этого вывода был знатным, с аурой и во всех направлениях, ведь Вайлет не видела наставницу целую неделю, и что она получает с порога?.. Функционировать в таком состоянии Вайлет не могла, ей требовалось срочно склеить картинку реальности обратно из тех кусков, на которые она развалилась. Раз Сандрин ей в этом ничем помогать не желала.

- Именно состояние здоровья меня и интересует, - отчеканила Вайлет, разводя руками. Врачи, разумеется, отказывали ей в деталях, кроме гладкого "Не волнуйтесь, мадам отдыхает", которое им позволялось конфиденциальностью. Она их прекрасно понимала и полностью поддерживала. В теории. - Кинг мне сказал, что он будет замещать мне вас, то есть, получается, вы не можете справляться с прежними обязанностями. Что происходит? Какая тут к Мерлину вежливость?.. Вы решили меня... бросить? - Так, последнее явно было лишнее. Вайлет поторопилась добавить: - На произвол Кингсли?.. - Так, это вышло еще хуже, как будто она совсем не доверяет аврору. Проклятье.

- Короче, мне нужны ответы. - Вайлет тяжело выдохнула и опустила руки, которыми жестикулировала всю длительность своего монолога. И тут до нее дошло: вывод-то о "специальности" она сделала, а вот подумать о том, что он означает - не удосужилась. Если Сандрин занялась "дипломатией", значит, ей было, что скрывать. Но это еще полбеды, а если сама Сандрин не знает, что с ней произошло?.. Даже врачи, если так вспомнить, не были совсем уж уверенными в себе, наоборот, старались попросту прекратить разговор, будто им нечего было сказать. Может, и на самом деле - нечего? И все очень-очень плохо?

Разумеется, в таком случае Сандрин - и Кингсли - и врачи - от града вопросов должны были ощущать себя не в своей тарелке. Но почему бы тогда попросту сразу не признать это, зачем все эти окольные ходы?..

- Да скажите мне просто, что вы в порядке, вернетесь тогда-то, и я вас оставлю в покое, - воскликнула Вайлет, параллельно соображая, что как раз этого-то Сандрин может и не сказать. Но надежда, как говорится, умирает последней. 

Или же наставница просто хочет марципанов?..

+5

5

Увы. Грин языка человеческого и приказов внятных понимать не желала. Зато желала ответов. Здесь. Сейчас. Немедленно. Иначе Земля перестанет вертеться и весь мир канет в вечную тьму.

- Ну, как видите, не лежу при смерти, - ехидно ответила Сандрин на этот поток мыслей и эмоций. - Обычная вежливость, которая не доведет моих соседей по палате до инфаркта.

В пору было расчувствоваться на это почти обиженное "бросаете" и даже задаться вопросом, кто и когда травмировал ребенка, что тема брошенности ее так волнует. Потому что один-единственный отказ от работы с ней предыдущего наставника едва ли мог нанести глубокие и незаживающие раны, из-за которых девушка запаниковала с такой силой. А Вайлет, похоже, и правда не столько здоровье Сандрин беспокоило, сколько то, что ее бросают. Сандрин бы с удовольствием обдумала эту тему, но точно в более спокойной обстановке и без стажерки под носом. Тем более, что отвечать на ее запросы при такой постановке вопроса она, по-прежнему, не собиралась. Вайлет же видит, что наставница - не труп. Вот и пусть берет себя в руки, лапы и иголки. Ничего страшного не происходит. Апокалипсис не наступает, как бы Грин своим поведением ни пыталась его приблизить в отдельной взятой магической больнице.

- Мисс Грин, я озвучила вам порядок действий, которые вы должны осуществить для получения ответов. Кингсли меня, конечно, замещает, но по факту я пока еще остаюсь вашим наставником, - строго отозвалась Сандрин. - И если вы - внезапно - не готовы выполнять такие простые инструкции от меня, то, возможно, придется рассмотреть вопрос о вашем перманентном переводе к нему. Можете быть, его вы будете слушаться лучше?

"Да что я говорю? Какое "слушаться"? "Что это такое и с чем его едят?" Ко мне она, по крайней мере, судя по всему, привязалась. Что имеет для наставничества определенные плюсы. Даже жаль, если придется окончательно прощаться".

Очень жаль. Но еще не факт. И текущих проблем "здесь и сейчас" не решало.

- Так что, сперва - мои марципаны и "здравствуйте, мисс Сэллоу, сегодня на улице прекрасная погода". А потом - все остальное. Здоровьем, будем считать, вы уже поинтересовались. Пусть и в довольно извращенной форме, - добавила она, решив несколько смягчить предыдущие слова, чтобы ежик не восприняла угрозу о вечной передаче своей судьбы в руки Кингсли всерьез.

Угроза, правда, была более чем реальной. Но формулировать ее как реальную следовало в более спокойной обстановке. Если такая обстановка им сегодня вообще светила, в чем Сандрин, глядя на поведение стажерки, несколько сомневалась. В обморок, что ли, начать падать в воспитательных целях, как миссис Чисхолм? Хотя нет, все-таки, Сандрин была сейчас не в настроении для таких спектаклей: был риск, что выйдет неверибельно. И стажерский ежик разобидится еще больше, еще патетичнее и окончательно уверует в то, что ее тут никто не любит, все бросают. Короче, сволочи последние, обидели котенка - в ежи записали и на вопросы не отвечают. Нет, придется и дальше как-то на словах и без обмана.

+5

6

На слова о том, что Сандрин остается - пока еще - наставницей, Вайлет тут же нахмурилась.

- Так что мне говорили о переводе, это правда или нет? - вырвалось у нее. Да, совершенно невежливо и прямо поперек речи наставницы - но хоть кто-то в этом мире может говорить простую, обыденную правду в лицо?!

Но видимо, авроры - люди только отчасти, и мир вокруг нее теперь устроен иначе. Потому что Сандрин продолжала настаивать на своих требованиях, совершенно пробросив потребности Вайлет. Более того, в ход пошли угрозы, и неужели Сэллоу до такой степени нужно повиновение, что она готова оставить Вайлет Кингу?

- Перманентный перевод? - ахнула она, но тем не менее попыталась включить голову в работу. То есть, это значило, что о "перманентном" переводе никто пока не задумывался, но раз Сэллоу имела в виду такую возможность, то это было явно возможно, то есть... Вайлет мотнула головой, собирая мысли по группам "важное" и "иррелевантное". Отказаться от последней группы было сложновато, но как тогда функционировать? Особенно на фоне того, что Вайлет до сих пор - уже более шести дней - ничего не понимала в ситуации. Видимо, от нее все-таки что-то скрывали, и не факт, что когда Вайлет вернется снова, ее пропустят обратно в палату. Даже с марципаном. Может, это был недосмотр колдомедиков!

Нет, проблемы надо было решать здесь и сейчас.

- Я принесу вам все, что угодно, если вы объясните мне ситуацию, - прохладно, почти спокойно произнесла Вайлет. У нее даже хватило секунды погордиться своим самообладанием перед лицом подобного раздражителя. Вредничать тоже надо знать, когда. Не когда Вайлет была в миллиметре от взрыва. - Я могу приходить каждый день. Я могу вообще больше не приходить, пока вы не выберетесь отсюда сами. Но мне нужны ответы.

Но это было не самым главным. Главное, что "в порядке" Сандрин про себя так и не сказала. Неужели придется еще и ко всему беспокоиться за наставницу?.. Мысль была очень, очень неприятной. Что же такого могло произойти, что заставляло Сандрин брать длительный отпуск? Раны? Заклятья? Что? С кем же она связалась, зная, что у нее свои обязанности, ответственность в том числе и перед Вайлет? Или это была случайность?.. Вайлет уже чувствовала, как мысли закручиваются в воронку и начинают бегать по кругу. И остановить их могла только Сандрин. Но та не выглядела податливой, нет. Обычно Вайлет это даже нравилось, потому что можно было смело давить в ответ и не получать - и не доставлять - фигуральных ранений. Но всему было свое время. Они словно бы поменялись местами, и хотя Вайлет нередко хотела, чтобы Сандрин встала на ее место - хоть ненадолго, - но отнюдь не при таких обстоятельствах.

+5

7

До сегодняшнего дня Роджеру еще не приходилось сталкиваться со стажеркой пациентки Сэллоу лично, но кое-кто из коллег уже успел пожаловаться на занудство и упрямство юной особы, которой позарез надо было к наставнице, немедленно, а лучше - вообще вчера. Держать оборону от авроров и их птенцов колдомедики, конечно, научили давным-давно, не одно столетие назад. Но эта девушка все-таки умудрилась произвести на некоторых из них впечатление. Возможно, цветом волос. Потому что один из колдомедиков едва не принял ее за младшую сестру, но вовремя сообразил сперва уточнить, кто она, а не пропустил сразу же, не глядя, как родственницу.

Так что, когда рыжее нечто с деловым и довольно-таки воинственным видом проследовало к палате Сэллоу, Роджер остался неподалеку просто так, на всякий случай. Мало ли. Потерявший магию аврор - это специфическое развлечение для колдомедиков. К кровати хотелось привязать не из опасений, что пациентка куда-нибудь сбежит, а потому что не хотелось, чтобы девушка на эмоциях натворила глупостей. Сэллоу, вроде бы, поводов не давала и вообще вела себя с философским спокойствием, которое Роджеру раньше случалось наблюдать разве что у Чанов. Но это никак не было основанием расслабляться.

Так что за Сэллоу Роджер по мере сил и возможностей, не в ущерб другим пациентам, приглядывал и сейчас к разговору из-за суть приоткрытой двери прислушивался. Слова разобраться было сложно. Особенно плохо было слышно Сэллоу, которая находилась дальше от двери, чем стажерка. Девушку было слышно лучше и, хотя на повышенных тонах дамы, вроде бы, не говорили, все равно тональность беседы явно не походила на ту, какая бывает, когда люди испытывают счастье воссоединения.

Поприслушовавшись еще чуть-чуть, Роджер решил, что с него хватит. Радости от общения с посетителем пациент явно не выказывал, а раз пациент посетителю не рад, то это значит банально и простое - пациент нуждается в уходе посетителя в противоположном от его палаты направлении.

- Мисс, мне кажется, или вы нервируете мою пациентку? - деловито осведомился он, открывая дверь в палату и заглядывая внутрь. - Да еще и, похоже, не одну.

Вторая фраза касалась соседки Сэллоу по палате, которая лежала лицом к стенке. Но Роджер вполне допускал, что не спала, а слушала. Возможно, с нездоровым любопытством или с раздражением. А нездоровое в Мунго лечили, а не поощряли.

Подпись автора

МИЛИСЕНТ БЭГНОЛЬД В МИНИСТРЫ!
За сближение магов и маглов!

+4

8

Вот уже и медики их прерывают. Вайлет озадаченно воззрилась на доктора, не понимая, на основе чего он сделал такие странные выводы.

- Вы лечите Сандрин? - поинтересовалась она вместо ответа. - Я не думаю, что мое присутствие кого-то нервирует. Мои вопросы - да. Но вы бы стали спокойно дожидаться целую неделю, когда все вокруг изображают полное неведение? А когда наконец у вас появилась возможность задать эти вопросы, ответа на них вы все равно не получаете. Не слишком приятно, верно?

Хотя Вайлет начинало казаться, что они здесь все хранят молчание по поводу чего-то, о чем сами не имеют ни малейшего понятия. Но это же не повод, чтобы скрывать ответы на простейшие вопросы! Вайлет беспокоилась о Сандрин, тут ничего не скроешь. Но еще больше она беспокоилась за себя. Она не могла воспринимать эту реальность с таким положительным фатализмом, как Кинг, или прохладной насмешливостью, как Сандрин. Раздражение уже кружило голову, и Вайлет совсем не хотела узнавать, как отреагирует ее психика на его усугубление.

- Притом, угрожаю не я. Угрожают как раз мне, - чуть усмехнулась Вайлет. - Моей наставнице внезапно понадобились вежливые студенты. Я вот как раз думаю, может, и правда предоставить ей шанс найти того, кто больше подходит под ее требования? Как вы считаете?

Неудобный студент. Вайлет никогда не будет удобной, но у нее всегда есть запасной выход - возможно, Кингсли, возможно, маггловский мир. У Сандрин такого, похоже, сейчас не было. Вайлет смерила ее взглядом: выглядела она неважно, это было заметно сразу, но Вайлет теперь виделось и кое-что другое. Ее выстроенная стенка была слишком прямой, слишком философской - неестественной. Это действительно была упрямая, жесткая защитная реакция. Сандрин была расстроена тем, что с ней произошло, но предпочитала это скрывать - то ли от окружающих, то ли от себя. В духе "ничего не попишешь", "случилось так случилось", только из гранита и мрамора. И Вайлет с этим связалась, точнее, налетела на нее прямо сразу, на полном ходу.

Колдомедик еще... заботливый. И удачно подвернувшаяся соседка. Теперь, что бы Сэллоу ни говорила, Вайлет оказывалась за бортом, потому что решение о пропуске принимал медик. Она прищурилась на целителя:

- То есть, если я теперь вернусь с подношением в виде марципана, вы его примете, а меня оставите за порогом?

Может и не отвечать, по нему же видно, какой он внимательный и ответственный. Тут Вайлет в глубоком меньшинстве.

+4

9

- Лечу, - подтвердил Роджер, хотя это было некоторым отступлением от истины.

На пациентку Сэллоу приходили посмотреть почти все колдомедики их отделения, потому что случаи потери магии происходили крайне редко, а уж чтобы задерживаться так надолго - и вовсе не каждому колдомедику приходилось сталкиваться. Поэтому, так или иначе, девушку кто только не осматривал. В том числе - и в целях обучения стажеров. Не по делу непосредственного лечения, правда, чаще заходили, когда девушка спала, чтобы не смущать ее, но она, вроде бы, и так, и эдак ничего против не имела. Это, к слову, тоже напрягало. Роджера бы больше устроила истерика - лучше громкая, но и тихая тоже бы подошла. Тут можно было бы успокоить, а при попытке побега - зафиксировать на месте. А спокойный пациент в такой ситуации - это очень подозрительно. Ничего с ним не сделаешь - и ничем не поможешь иногда. Как вот в такой ситуации. Но Сэллоу он и правда лечил - в самом начале, когда ее только вытащили буквально с того света, а потом уже просто приглядывал. Лечить ее надо было разве что от последствий сотрясения и некоторого физического истощения, потому что возвращение из мертвых не в форме зомби - это удар по организму. А вот магия... Тут пока никто не придумал, что сделать, кроме как ждать. И очки Роджеру никто бы уже не дал использовать. А жаль, жаль. Он бы рискнул, несмотря на опасность снова схлопотать слепоту.

- Мисс... не знаю вашего имени, - вздохнул Роджер. - Я - колдомедик. Я делаю только то, что важно для пациентов. Моих и чужих. И если бы ради этого мне потребовалось сидеть, ждать и не получать ответов даже пару месяцев, я бы сидел, ждал и философски не получал ответов. Даже если это неприятно. Жизнь, знаете ли, вообще штука не всегда приятная. Но это лирика, о которой необязательно говорить, мешая пациента выздоравливать.

Или заставляя нервничать. Не можешь вылечить - хотя бы не ухудшай. Гениальное правило. Роджер очень старался ему следовать, если во всем остальном оказывался бессилен.

- Считаю, что вопросы вашей стажировки находятся вне моей компетенции, - хмыкнул он.

Нет уж. Вовлекать себя в пространные разговоры он не позволит. Что он, авроров не видел? Заговорят зубы и убегут на волю на одной ноге, а потом объясняйся с Мюррей - уже Чан, когда-нибудь он выучит, почему упустил ее недолеченного аврореныша.

- Если вы вернетесь с подношением и вас решат пропустить, то пропущу. Если захотят взять только подношение, то не пущу, но передам гостинец. Если откажутся ото всего, то разверну вместе с марципанами, мисс. Вам же больше достанется, - со спокойной улыбкой ответил он на следующий поток вопросов и порадовался тому, что своих стажеров у него не было. А то это же ужас что - попадется вот такой вот, со своим мнением по каждому поводу, и разбирайся с ним. И как его самого преподаватели и куратор терпели? - А теперь, прошу вас, мисс, на выход.

Он приглашающе распахнул дверь пошире и выразительно посмотрел на Вайлет, мысленно припоминая безопасные, но эффективные заклинания, которые могли бы переместить девушку за порог палаты. Учитывая то, что Сэллоу слушала это все молча, с мирной и вполне довольной улыбкой и даже бровью не повела на заявление про "шанс", выдворение стажерки ее более чем устраивало. Вот и прекрасно. Все-таки, иногда, пациенты, которые с тобой не спорят - это удобно. А со стажертством дамы пускай сами разбираются, это не его ума дело.

Подпись автора

МИЛИСЕНТ БЭГНОЛЬД В МИНИСТРЫ!
За сближение магов и маглов!

+4

10

Колдомедик говорил - спокойно, размеренно. Попросту объяснял свою позицию, которую Вайлет запросила своими возмущениями, только в отличие от Сандрин ему не требовалось сперва склонить Вайлет в нужную ему сторону - или ставить перед ней условия. Он просто... говорил, с готовностью делился чем-то своим перед абсолютно незнакомыми людьми, и Вайлет чувствовала, как внутри у нее что-то понемногу начинает раскручиваться и расслабляться.

- Вайлет, - назвалась она между делом - чуть ли не с удивлением. Вайлет совсем не думала, что будет раскрывать свое имя случайным медикам, но вот же оно как. Она была совсем не против, чтобы медик о ней что-то знал, хотя что он будет с именем делать, запомнит на будущее? - Если бы вы занимались консультациями стажеров и кураторов, у нас бы было на порядок меньше взаимных претензий.

Но медик никак не мог отменить того, что за все время общения с ним Сандрин не сказала ни слова.

Вайлет подняла подбородок, стараясь не глянуть случайно ни на одного, ни на другого. Жажда действия сменилась чем-то пассивным, досадой, недовольством, но не раздражением - оно Вайлет больше не жгло. Ничто не мешает ей уйти в сторонку разбираться со своими эмоциями - и больше не приходить. Сандрин нужно время для лечения, для осознания проблемы, все такое. Ей студенты не нужны. Кингсли, конечно, в это уравнение вписывался с некоторым нажимом, он был слишком привычен в другой роли напарника Сэллоу, но нет ничего невозможного. Вайлет несколько остынет, встретится с еще одним... с новым куратором, дело пойдет на лад, никакой трагедии. Вон как раз ее просят на выход, как удобно. Характерами они с Кингсли уже сошлись, оставалось наладить немногое... 

Хотя потребность не видеть эти стены не была такой уж сильной. Вайлет вдруг обнаружила, что она-то как раз и была свободна в своих решениях. Медик случайно вернул Вайлет контроль ситуации. Это больше не двое на одного, а двое - и арбитр со спокойными, необременяющими шутками, некое подобие баланса. Пожалуй, стоило все же вернуться - и что-нибудь принести. Например, шоколад, кто имеет что-то против шоколада? И передать его Сэллоу. И уйти снова, до лучших времен. Насовсем. Да, так даже лучше. Вайлет кивнула медику, соглашаясь, и пересекла порог, не оглядываясь.

- Я не ем марципаны, - зачем-то сообщила она стенке напротив.

+4

11

Когда Сандрин уже практически иссякли и нервы, и силы, и самообладание помощь пришла оттуда, откуда обычно и появлялась в Мунго. Целитель Бэгнольд заглянул в палату и занялся увещеванием Грин и попытками уговорить ее перестать нервировать пациентов в радиусе ближайших пятидесяти метров.

Сандрин чуть выдохнула, немного расслабилась и не стала вмешиваться. Помимо того, что тут действительно имел место воспитательный момент, потому что врываться в больным людям без хотя бы "здравствуйте" - неправильно, что бы ты там ни чувствовал, и того, что она  действительно не очень знала, с чего начать объяснения, стажерка действительно умудрилась ее утомить этим непродолжительным разговор. Так что смещение фокуса с себя на целителя Сандрин более чем устроило.

На какое-то время. Первые несколько минут слушать, как Грин изливает свое недовольство этой несправедливой жизнью кому-то другому, было даже приятно. Но потом стажерка как-то быстро будто бы сникла, совсем погрустнела, развернулась, направилась на выход и зачем-то пожаловалась полупустому коридору на то, что марципаны не любит. Возможно, потому то коридоры вообще не употребляли пищу, а потому должны были ее понять.

"Что за ерунда?"

Сандрин, конечно, была рада, что девица передумала выяснять отношения, но весь вид ее теперь указывал на то, что здесь злые люди пинали маленького, пушистого щеночка. Возможно, даже ногами. И допинались до трагического финала. Изверги!

"Так. Погодите. Она что... о-би-де-лась?.. - ошарашено хлопнула глазами Сандрин, медленно проникаясь внезапной сменой атмосферы. - Ну знаете!.."

Пожалуй, будь она уверена, что вернется в аврорат через день-другой, она бы предоставила Грин прекрасную возможность самостоятельно, в гордом одиночестве пострадать о несправедливости и жестокости бытия, но сейчас ситуация была несколько иной. Впрочем, если бы Сандрин собиралась вернуться в аврорат в ближайшее время, все вообще выглядело бы иначе. В любом случае, исправлять все нвдо было здесь и сейчас, даже если сил на это было примерно ноль целых, ноль десятых.

- МИСС ГРИН! ВЕРНУЛИСЬ НАЗАД И СЕЛИ! МОЛЧА, - рявкнула Сандрин так, что ее наверняка половина отделения услышала, а не только стажерка, поймала укоризненный взгляд Бэгнольда, но сделала вид, что не заметила.

И пусть только этот трепетно-обидчивый Еж попробует не вернуться - тогда точно отправится вечным стажером к Кингсли, хотят они оба того или нет.

+4

12

Вайлет, разумеется, вздрогнула - а кто бы не вздрогнул? Разве что стены, но они вообще реагировать не умели. К счастью. Вайлет обернулась и бросила виноватый взгляд на медика, но извиняться не стала. Молча так молча, никто не скажет, что Вайлет не умеет играть по правилам.

Нет, конечно, вся ситуация из того и родилась, что Вайлет стала требовать большего, чем ей предложили, и заметила она это не сразу, просто потому, что не посмотрела. Со своей стороны, Сандрин не объясняла ситуацию, полагаясь на восприимчивость - или повиновение, тут Вайлет уточнить не могла, и в результате случилось аварийное столкновение. Да, все же хорошо, когда можешь посмотреть на ситуацию со стороны, но как это сделать, когда ты в самом центре? Если бы не целитель, Вайлет бы давно уже была за пределами этих стен.

Но Сандрин все же ее позвала. Хм. Вайлет не знала, как к этому относиться - это было или очень хорошо, или очень плохо. А может, и одновременно, с какой стороны посмотреть. Временами Вайлет совершенно не могла прочитать наставницу, что уж говорить о том, чтобы просчитать ее реакции на будущее. В этом ей приходилось брести наобум, и Вайлет редко любила путешествия с закрытыми глазами. Так что чаще всего она от ситуации просто отдалялась - ради всеобщего здоровья и долголетия. Сандрин же эта техника явно не вдохновляла, но тут уж всему не угодишь. 

Ее тон, однако. Вайлет как-то не задумывалась о мощностях своей наставницы, просто полагала, что Сандрин достучится до любого, до кого желает, тем или иным способом. Она не ожидала, что "достукиваться" Сандрин будет в буквальном смысле. Кажется, на призыв отозвалось даже эхо. Ну а раз так, какие шансы у простого студента?

Вайлет вернулась, с некоторой настороженностью уселась на стул и посмотрела на Сандрин выжидающе, с легкой озадаченностью - не зная, чего ждать, и еще разок обернулась на доктора. Он должен уйти, как же иначе, только под его присмотром Вайлет ощущала себя... безопасней? Кошмар какой. Дожили, Вайлет не хочет оставаться один на один с собственной наставницей. Сандрин наконец имела что сказать, и Вайлет хотела услышать, но вся ситуация ее напрягала не на шутку.

+4

13

Сандрин поморщилась и потерла виски - голова начала болеть. Скорее всего, от напряжения и от собственного же крика. Тот, однако, подействовал. Ну хоть не зря устроила себе мигрень!

Стажерка вернулась, села на стульчик и ни слова при этом не произнесла. Даже в адрес прикроватной тумбочки, на которой лежала бесполезная теперь палочка Сандрин.

Целитель Бэгнольд, меж тем, оценил их обеих скептическим и недовольным взглядом, наклонился к соседке Сандрин по палате, негромко  заговорил с ней о чем-то, похожем на слова о плановом осмотре, а затем и вовсе вывел даму прочь. Девушка проводила его оценивающим взглядом, решив, что обязательно потом его спросит, чем были продиктованы его действия: заботой о той пациентке, деликатностью по отношению к их с Грин разговору или и тем, и другим.

Заговорила она снова только тогда, когда дверь и целитель, и пациентка закрыли за собой с другой стороны палаты.

- Значит так. Слушайте внимательно, несносное вы создание. Кратко и по пунктам, - практически прошипела Сандрин, едва они остались вдвоем, так что чистокровные слизеринцы бы, пожалуй, позавидовали.

Впрочем, она тоже чистокровная, но об это никто не знает - и никогда уже не узнает. А в свете исчезнувшей магии прямо-таки чудесный оксюморон. Но не стоило отвлекаться от сути.

- После травмы и клинической смерти на задании у меня исчезла магия. Целиком и полностью, - продолжила Сандрин уже спокойно и четко. - Перспективы ее возвращения не ясны. Так как маг, не владеющий магией, служить аврором не может, то вы останетесь с Кингсли до того момента, как магия вернется ко мне настолько, насколько это позволит мне выполнять хотя бы бумажную работу. Сроки я вам обозначить не могу.

Она закончила и выразительно выгнула брови. Вроде, главное изложено.

- Вопросы? Возражения? Тезисы для дискуссии? Внезапно проснувшееся желание таки принести мне марципанов, мисс Грин? - ехидно осведомилась она, поглядывая на нахохлившегося Ежа.

Нет, правильно она, все-таки, стажерку Ежом назвала. Иголки сверху, пузико мягонькое, душа трепетная. Ужас что. И как с таким быть дальше? А если у Сандрин и правда не получится вернуться? Лучше это будет для Грин или нет? Кингсли-то добрый, с ним точно жестокого обращения не будет.

Хотя ой, что это она? Ведь именно от него Грин принеслась в уже разобранных чувствах, пусть в глаза это и не сразу бросилось. Сандрин, конечно, добавила сверху, но Кингсли мог бы и обрисовать девочке ситуацию в более внятных формулировках. Не то чтобы случившееся с ней - страшная тайна за семью печатями. Рано или поздно об этом узнают. Да и глупо скрывать. Девушка мысленно качнула головой, думая о сидевшей перед ней стажерке. Как все в этой жизни бывает удивительно не вовремя! Они ведь только-только начали находить общий язык.

+3

14

- Несносное?.. Да я... - Вайлет прервала себя, свою моментальную реакцию, чтобы выслушать Сандрин - и занялась подсчетом. Травма. Клиническая смерть. Пропавшая магия. Пропавшая магия?.. Да, тут не поспоришь - аврорат был строг с соблюдением правил, и большую часть времени Вайлет это нравилось - но не сейчас, когда оказалось, что ее лишают наставницы. И здоровье, Вайлет, даже не начинай. Это же целая эпопея, скрытая под равнодушными врачебными словами.

- И вы это все скрывали? - тоже прошипела Вайлет, правда, менее язвительно. Так, прошептала. - Хотели отослать меня, чтобы у нас не вышло разговора? И погодите, вы же уже аврор, вас же не будут лишать значка за то, что от вас не зависит?..

Но, конечно, дело было не в лишении аврорских привилегий: Сандрин и самой надо было отдохнуть. Хорошенько так, пару-тройку месяцев. Поменять жизненный распорядок, вылечиться, отвлечься. Сандрин явно не хотела говорить о своем происшествии, хотя обычно не была такой уж сдержанной и закрытой со своими рассказами. Значит, там было нечто травмирующее - во всех смыслах. Разумеется, как же иначе, с такими-то последствиями. И приставать к экс-наставнице с этим не стоило, чтобы дать успокоиться неприятным воспоминаниям. Тем более, что формально их теперь больше ничего не связывало, и это чувствовалось - Сандрин, вообще-то, была права, она Вайлет больше ничего не должна. Ни рассказов, ни правды, ни тем более ответов на вопросы, которые Вайлет так опрометчиво задала. Тяжко вздохнув, Вайлет уткнулась лбом в ладонь - как-то она быстро утомилась этой ситуацией. Вероятно, Сандрин себя ощущала еще хуже - и гораздо. Впрочем, теперь это к Вайлет отношения особого не имело, Сандрин прекрасно дала понять, каким образом следует ходить ее навещать и до какой границы расспрашивать (к слову, недалекой). Просто Вайлет не поняла всего сразу, вломившись в палату, как будто у нее на то все еще было моральное право (примечание: не было). Да, и сидеть тут бесконечно ей тоже не стоило, это утомляло Сандрин и не делало ничего хорошего для Вайлет. Она выпрямилась на стуле, собираясь подняться.

- Принести марципанов? Да, захотелось. Пойду поищу, где продают хорошие, - ровно согласилась она. - Я передам их через целителей. Вам нужно отдыхать. Мне очень жаль, что я побеспокоила. Я надеюсь, ваше здоровье быстро пойдет на поправку.

+3

15

"Да, мисс Грин, вы. Совершенно несносное создание".

- Я от вас ничего не скрывала и не собиралась. Просто не успела ничего объяснить. По возвращении с того света, знаете ли, очень сложно в первый же день вести здравые дискуссии. Да и не ясно было, что именно вам говорить, еще пару дней назад. Такие вещи бывают совсем краткосрочными. Но, увы, не в моем случае, - спокойно возразила Сандрин, посмотрев на Вайлет с некоторым сочувствием. - А вы влетели в палату и завалили меня вопросами, не дав собраться с мыслями. Мне это не понравилось. К коллегам так, в принципе, не приходят, если вы настроены на хорошие отношения с ними. К подозреваемым и потерпевшим - тоже. Определенный смысл может быть, если вам очень надо выбить подозреваемого из колеи. Но тут надо знать, что есть реальный шанс, что человек и правда с перепугу или от неожиданности вам что-то выдаст. В противном случае, вы рискуете тем, что человек не захочет делиться с вами информацией - и расследование застопорится практически на ровном месте. А я, все-таки, пока еще ваш наставник. И не могу оставить такой вопиющий косяк без внимания. И да - я еще и просто хотела марципанов. Но вы же у нас самая умная с аналитическим складом ума и никто вам не указ, верно?

Пока не рявкнешь как следует. Девушка поморщилась и укоризненно посмотрела на стажерку. Однозначно - только объяснения теперь уже было недостаточно. И лекцию Еж, конечно же, сейчас совершенно не оценит. Но, может, потом когда-нибудь вспомнит. Хотя бы тогда, когда уже станет полноценным аврором и пойдет навещать кого-то из коллег в больнице. Если до этого вообще дело дойдет.

- Вот и как я вас, такую, оставлю на Кингсли, а? Если вы от ужас, что вас сейчас бросят, категорически перестаете думать... Хотя никто вас не бросал и даже не планировал. Я понимаю, что вы беспокоились, но не совсем определенная ситуация со мной - это точно не самый ужасный стресс, какой может ждать вас в аврорате. Привыкайте, - качая головой, добавила она. - Отвечая на ваш последний вопрос: меня могут отправить на пенсию в связи с непригодностью к службе. Отсутствие магии является к тому неоспоримым основанием, знаете ли. Да сидите уже!

Последнюю фразу Сандрин сказала, чуть повысив голос, но без крика, как несколько минут назад.

- Поздно уже о моем отдыхе думать. Уйдете сейчас куда-нибудь и станете обиженно рассказывать ближайшей стенке о своей нелюбви к марципанам. Мне жалко стенку. Буду тут переживать о ее судьбе - и никакого уже мне отдыха. Ведь ее вам в наставники не определяли, чтобы она так страдала, - хмуро продолжила она. - Так что будете теперь тут со мной сидеть, пока не перестанете дуться на меня и на весь окружающий мир. И пока у вас не закончатся вопросы - здравые, нелепые, всякие.

+4

16

И тут Сандрин разрушила все мысленные замки Вайлет, потому что начала говорить - вместо того, чтобы согласиться и наконец позволить ей уйти. Причем устроила для нее фактически традиционную лекцию: Сандрин действительно могла любое событие оформить в назидательном плане и весьма любила это делать. Правда, не всегда вовремя: к коллегам, к которым потенциально придется ходить с подношениями, Вайлет сейчас была совершенно равнодушна. Что, впрочем, не мешало Вайлет слушать - как она всегда делала, меньше внимания формулировкам, больше - смыслу, который несколько удивлял. "Все-таки, пока еще ваш наставник" звучало особенно неожиданно. То есть, Сандрин все еще считает Вайлет своим стажером, несмотря на возможные перспективы и уже осуществленную передачу Вайлет Кингсли. То есть, в глобальном смысле эта передача ничего не значила, и со временем все может вернуться на круги своя? Хотелось бы надеяться. Надежда была слишком легковесной; когда о том же сказала Сандрин, оно имело вес.

Шпильку по поводу самых умных Вайлет пропустила мимо ушей. В другой раз она бы поспорила - просто потому, что не стоило характеризовать Вайлет по равенкловским стереотипам, но, разумеется, не в палате Мунго. На укоризненный взгляд Вайлет только плечами пожала и тихо фыркнула. "Не совсем определенная ситуация", угу. Профнепригодность действительно была для нее больной темой, особенно если результатом была отставка Сандрин. И как она может так спокойно говорить обо всех этих вещах? Но, главное - она говорила, и Вайлет немного расслабилась - так, чуточку, чтобы не пытаться прыгнуть вон из палаты. Хотя, конечно, важным сейчас было другое.

- Но я же вас утомляю, - упрямо повторила она. - И марципан сам себя не принесет.

Правда, прозвучало это мирно, без вызова, почти как предложение подождать, пока Вайлет сходит в магазин, чтобы продолжить беседу снова и в более мирном ключе, когда обе уже отойдут от первоначального шока встречи. Вайлет с удивлением поняла, что это так и есть. Она вернется в палату. 

- Стены хорошие собеседники, всегда слушают. - Вайлет не хотела, но все же привычно возразила. Чувство юмора Сандрин иногда не поддавалось никаким описаниям, и Вайлет нравилось ставить ему фигуральные подножки. Частенько это заканчивалось юмористическими перепалками, которыми Вайлет была крайне довольна, хотя признаваться об этом вслух не собиралась. - Но плохие наставники. Так что да, вы лучше стенки, вы не страдаете от нашего общения. 

Это было довольно рискованно, ведь Сандрин действительно выглядела утомленной и явно не особенно хотела общаться. Но Вайлет нужно было почувствовать хоть что-то нормальное, привычное, чтобы убедить наконец свой паникующий мозг, что здесь никто не накладывает на нее лишнюю ответственность. Что Сандрин осталась собой и для себя, и для студента.

Отредактировано Violette Green (2021-09-21 13:26:30)

+3

17

Стажерка... слушала. Удивительное дело. Оставалось только потом проанализировать на будущее, что же подействовала: рявканье, юмор, сказанное между делом, что ее никто не бросает, или все вместе. Хотя, вообще, Сандрин начинала сильно подозревать, что каждая ситуации у них с Грин будет сугубо индивидуальной, ни на что предыдущее не похожей и требующей импровизации на каждом шагу. Если вообще будет еще что-то после сегодня, в чем Сандрин, конечно же, не могла быть уверена. Но смысл об этом думать сейчас? Перспективы она Грин озвучила совершенно честно, а остальное - уже будет бессмысленными, в данный момент, теориями и спекуляциями на тему будут.

- Утомляете, когда пытаетесь выбить и вытрясти из меня информацию, как пыль из ковра. А вообще - нет. И верно - марципаны ходить не умеют, - согласно кивнула девушка. - Но в своем мрачно-обиженном настроении на весь свет, начиная с меня, вы сейчас уйдете - и не факт, что вернетесь. Скорее уж, наложите на марципаны какое-нибудь заклинание передвижения. И я так и не будут знать, что происходит у вас в голове вплоть до своего возвращения, которое еще не известно, когда произойдет. Так что...

Девушка выразительно посмотрела на стажерку.

- Рассказывайте, Ежик, что еще вы там себе сейчас думаете, раз уж стенка не сможет наставлять вас так же эффективно, как я, и вы согласны со мной, что ее немножко жалко мучать, да еще зазря, - закончила Сандрин. - Что вам еще объяснить или рассказать о нашем с вами ближайшем будущем?

Отредактировано Sandrine Sallow (2021-09-22 21:21:01)

+3

18

- Вернусь, - Вайлет пожала плечами, но отметила про себя, что это было правдой. - С кем мне еще продолжать разговор о преимуществах стенок. Кинг для такого слишком к ним равнодушен.

Вопросов у Вайлет действительно больше не было, поскольку все упиралось в пропавшую магию. Она толком не могла поверить, что это все только что произошло с Сандрин. Конечно, наставница была жива, и это было своего рода чудом, но пока минусы перекрывали все плюсы положения.

- И дуться на окружающий мир, как вы выразились, я имею полное право, - заявила она, - если он отправляет вас на пенсию. Это совершенно несправедливо и нечестно. По отношению ко мне - особенно.

Последнее она добавила чисто из вредности.

- Только я не поняла, думаете, с Кингом мы не сойдемся? Он не справится с ответственным заданием, а я - с новым куратором? И зачем вам моя голова, особенно изнутри? Я бы предпочла ее оставить себе.

Там слишком много всего. Нет, это конечно очень трогательно и приятно, что Сандрин забеспокоилась о стажере, но, в конце концов, кто тут лежит в больничной постели без сил? И еще неизвестно, что в долгосрочном плане сулит им эта ситуация.

- И какие уж там перспективы, сплошная неопределенность, - проворчала Вайлет. - Так вы отпустите меня за марципанами? Я уже не дуюсь ни на вас, ни на стены. Практически.

Они поговорили-таки, Сандрин описала ситуацию, можно отчаливать, чтобы не нервировать медиков дальше. Сандрин надо поправляться, Вайлет - смиряться с еще одной переменой в ее жизни. И делать это она хотела не при наставнице. Экс-наставнице. Или нет? Все же Сандрин была слизеринкой и не отдавала так просто то, что ей причитается, ее слова об этом говорили весьма ярко. Правда, был риск, что, вернувшись на бумажную работу, Сандрин решит, что обучать стажера для нее слишком утомительно, но это было дело будущего, и сейчас Вайлет уже и без того слишком переволновалась, чтобы еще и думать о перспективах.

- Надеюсь, что магия к вам вернется поскорее, - произнесла она, поднимаясь со стула. - А сейчас, если позволите, у меня запланирован поход по магазинам сладостей.

+3

19

Кто бы мог подумать, что стажерку и наставницу может сплотить любовь к стенкам. Удивительное рядом. Сандрин мысленно фыркнула.

- Ну-ну, на пенсию пока не отправляют. Отправляют в отпуск до возвращения магии, которая, конечно, может не вернуться. Но не будем пока забегать вперед, - возразила Сандрин. - И жизнь, знаете ли, вообще не слишком справедлива. Что ж, каждый раз на нее обижаться? Так можно всю жизнь прожить, обижаясь.

А ведь она сама немалую часть своей жизни так и жила. Сперва в обиде на то, что родилась нечистокровной. Потом - на то, что ее приверженность чистокровным традициям не находит места в аврорате. Надо было узнать, кто ее настоящий отец, чтобы понять, что это все не так уж важно - для нее лично, по крайней мере, и перестать уже обижаться на то, что ей не дано изменить, да и не особенно нужно менять, если уж на то пошло. Обиды Вайлет, конечно, были иного характера, но некоторые сходства все-таки имелись.

- Пока вы сегодня не пришли, считала, что сойдетесь. Но теперь вот начала беспокоиться. Особенно из-за того, что у вас с ним явно разное восприятие стенок, - усмехнулась Сандрин на вопрос про Кингсли. - И мало ли чего вам хочется? Я вот хочу свою магию обратно, но будто от этого она возьмет - и сразу же вернется. Пока вы стажер, я должна иметь хотя бы минимальное представление о том, что происходит в вашей не менее рыжей, чем моя, голове. Во избежание нервных срывов у колдомедиков, стен и Кингсли.

Ежик, впрочем, вроде бы, успокоился, и перспектива отпустить ее на волю за вкусным уже не представлялась такой уж плохой идеей. Тем более, что Сандрин действительно устала.

- Отпущу, если обещаете хотя бы постараться перестать выдумывать всякие ужасы и глупости о том, что вы кому-то надоели и что от вас хотят отказаться аж путем клинической смерти, - сжалилась она. - Адрес кондитерской в Косом переулке запишите только лучше, раз уж вы столь любезны, что и правда собрались за марципанами.

+3

20

Вайлет повела головой в сторону, оглядываясь на обстановку палаты. Ей реально действовало на нервы это здравое "не будем забегать вперед". Как жить, когда впереди сплошная неизвестность? Не все умеют так пофигистично относиться к личной трагедии, как Сандрин. Куда деть обиду, если она действительно есть? Хорошо, что не на Сандрин (и на нее тоже, но совсем немножко). Плюс кажется, это не совсем здорово, прогибать эмоции под свой философский фасад. Сандрин, впрочем, явно считала иначе, но ее психика могла быть устроена совсем не так, как у Вайлет. 

- Откуда ж вы знаете, что Кинг думает о стенках? - хмыкнула она. - Не беспокойтесь, я не буду никого обижать, моего нового наставника тем более. Вам будет скучно на нас смотреть, честное слово.

За время их общения Кингсли ни разу не спровоцировал Вайлет так, как это делала Сандрин своими ремарками, ответами, лекциями - да и вообще собой. Иногда хватало одного взгляда на аврора, чтобы мысли Вайлет начинали течь стройнее и спокойней. Сандрин настораживала, Кингсли умиротворял. Насчет возможности сойтись с ним ближе Вайлет даже не беспокоилась, все выйдет как надо. 

- Обещаю постараться, - отозвалась она на последнюю реплику Сандрин, - если реальность не будет давать мне поводов для обратного. Давайте сюда ваш адрес.     

***

Кондитерская была великолепной, Вайлет даже удивилась, что всегда проходила мимо - хотя она была специалист больше по мороженому, чем по тортам. Казалось, тяжелые времена не повлияли на кондитерскую ни капли - столько там было редкого и недоступного простым смертным (то есть маггловским) магазинчикам. Вайлет выбрала марципаны в шоколаде в виде маленьких сердечек и один большой, круглый, с изображением изысканного дворца - тоже нарисованного белым шоколадом. В сумочку пошли раскрашенные фигурки в виде ягод - Вайлет тоже не чужда была сладостям. Осталось пронести это все мимо целителей, которые, как ни странно, и бровью не повели на второе явление Вайлет. Даже как-то странно. Неужели она такая незаметная?

Тем не менее, это было удобно. Вайлет дошла до палаты, передала большой пакетик с сердечками и дворец Сандрин, а маленький пакетик - соседке в качестве извинения.

- Я еще приду, - пообещала Вайлет. - Когда у вас закончится марципановое топливо. 

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [07.04.1978] Are you kidding me?!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно