Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [20.07.1977] ride the high country


[20.07.1977] ride the high country

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ride the high country


закрытый эпизод

*будет*

Участники:
@Duncan L. Savage & Benedict Potter & Meredith Battlefield

Дата и время:
20.07.1977

Место:
веселый забег по Нью-Йорку с последующим отдыхом в Аризонской пустоши

Сюжет:
Дункан отправляется в Америку на стажировку в аврорат МАКУСА. Бенедикт и Мередит отправляются в Америку в отпуск. Для верности Дункан обитает в Нью-Йорке, а Бенедикт и Мередит - в Аризонской пустоши на ферме по разведению гиппогрифов. Они сделали все, что было в их силах, чтобы не вляпаться в задорное расследование контрабанды ритуальных кинжалов из Мексики.
Но все равно вляпались. 

Подпись автора

напарник-умница <3

+2

2

Идею воспользоваться удачной возможностью и после месяца работы с американцами повидаться с друзьями из Британии портило только одно - Аризона. В разгар лета. Романтика Дикого Запада могла конечно очаровывать на расстоянии, на страницах книг или на экране магловского кинотеатра, но на деле в выжженной сухой жарой рыжей скалистой пустоши на взгляд Дункана не было ничего настолько уж привлекательного. Батлфилды, вольные пастухи грифонов, давно привыкли, гостивший у них Поттер тоже как-то приспособился, Саваж же днем из-под крыши выходил только под охлаждающими чарами и из уважения к хозяйке, желавшей показать свои владения.
Впрочем, вечер на веранде за бокалом апероля, закатом на фоне далеких гор и интересной беседой практически искупал то, что с климатом на западе Америки были некоторые проблемы.
- Ты была права, - Дункан улыбается, салютуя собеседнице бокалом, - Америка действительно гораздо свободнее и современнее Британии, даже слишком. Где еще после Лондона можно было бы столкнуться с впечатлением, что приехал из провинции в столицу. В отделе правопорядка совершенный интернационал, не хватает только коренных жителей Австралии. За пределами, на улицах, - вообще эволюционный котел, старая магия Европы смешивается с африканской, индейской, китайской, индийской, новыми местными разработками, всем, что попадется, и порождает таких мутантов, с которыми ни один эксперт в традиционных дисциплинах не разберется без чего-нибудь сдвигающего сознание. Знаете, что моей здешней группе выпало расследовать с первой недели? Во дворе частного дома возле прогоревшего костра обнаружили труп хозяина, по следам на теле - задушенного "огненной плетью", и никаких следов того, что кроме него кто-то был в доме в последние дни. Мы обшарили всё, потом обшарили еще раз вместе с экспертами, вывернули память его приятелю, обнаружившему тело, допросили всех знакомых, потом знакомых знакомых, - ничего подозрительного или похожего на мотив, нет подозреваемых, нет даже сколько-нибудь приличных улик. Месяц поисков, оказалось - история о смешении магических техник и о том, что у понятия кармы совершенно по-аврорски извращенное чувство юмора. Это расследование надо стажерам в качестве учебной загадки подсовывать, крайне поучительно. А вчера на свет выползло что-то мексиканское - редкий в магическом сообществе случай, одного из членов банды просто неволшебно прирезали, на первый взгляд, но на второй - в ране нашелся кусочек обсидиана, который магией как раз фонит, причем темной, и коллеги радостно спихнули свой уличный труп аврорам. Последнее конечно и в старой доброй Англии не редкость, но по нашу сторону Атлантики такую экзотику за всю карьеру не всегда повезет встретить, а здесь на каждом шагу. - На самом деле жалоба звучала бы правдоподобнее, потрудись Саваж скрыть довольную усмешку, - он именно за новыми, необычными случаями и историями и "охотился" в каждой командировке и искренне считал, что чем шире кругозор, тем эффективнее.
- А какие свежие сплетни ты нам привез, Поттер? Что творится в родном Лондоне?

Отредактировано Duncan L. Savage (2021-09-27 22:11:43)

Подпись автора

When crime is all around us and evil stalks the land
Never underestimate the treachery of man (c)

Подлинная вежливость – в самообладании, делай всё возможное, чтобы люди вокруг тебя были спокойны (с)

+4

3

- Заинтриговал и напустил на всё таинственность, ну, Дан! Что там с законами кармы?- смеется Мередит, заинтересовано подаваясь вперёд. Она сидит на узком ограждении террасы гостевого дома, опершись спиной об резной белый столбик, так что с ее энтузиазмом недолго было бы и сверзиться с ненадежного "насеста", будь она не столь ловкой, как есть,- Звучит очень похоже на отсроченное проклятье, которое господин мертвец пожелал применить к ближнему, а в итоге расплатился сам. Такая...кукла вуду, с применением костра. Он пытался задушить кого-то на расстоянии, но налажал?
Мередит смеётся, отпивает из бокала прохладный свежий закат с привкусом кровавых апельсинов, жмурится на сонное большое солнце, утаптывающее далёкие горы, как пушистый кот, примеряющийся к лежанке. У клетчатой рубашки подвергнуты рукава, широкополая шляпа сбилась на спину и болтается на витом шнурке, волосы ещё влажные после освежающего купания в бочке с водой. В смехе ещё звучит искристая звонкость и лёгкость вечернего полета на гранианцах, в жестах ещё посвистывает горячий пустынный ветер стремительной гонки, где они с Бенедиктом так и не определились с победителем. А на земле - коллега-подснежник, увлекательная беседа и перспектива, что завтра будет ещё лучше, чем теперь. Ведь им здесь, в Америке, нравится.
Мередит ощущается свое удовлетворение расписным воздушным шаром, поднимающим ее над землёй. Всякий раз, когда кто-нибудь говорит, как здорово выглядит пустыня, или добрым словом отзывается об американских нравах, она не сдерживает торжествующей улыбки, ведь все это - ее сокровища, ее детский непроходящий восторг, лишь углубляющийся с годами и открывающийся новыми оттенками смысла. И видеть в друзьях это понимание  для нее совершенно бесценно. От того Бенедикт и Дункан, здесь, на террасе, становятся ей куда ближе, чем все, кто в Америке никогда не был и ее не чувствовал.
У Мередит в голове история Дункана немедленно обрастает десятком вариаций "как оно так могло случиться". Уже ради этого стоило при первой возможности совографировать Саважу об их прибытии в Америку. Вроде как отпуск, но отпуск, приправленный загадками и делами, за которые не придется писать никаких отчетов, разом делается увлекательнее. Вот безымянная жертва, прирезанная темномагическим клинком, например. Пока Бенедикт делится новостями из Англии, Мередит и так, и этак вертит подспудное чувство узнавания. Как будто когда-то что-то на эту тему уже мелькало, уже интересовало ее.
- Обсидиан, говоришь,- память, вспыхнувшая пёстрой мозаикой ассоциаций и личного опыта, подкидывает в своем танцующем узоре выдержки из рассказов профессора истории древних культов в Салеме. Что-то о ритуалах, разумеется, как ж иначе. А учитывая специфику культов, обретавшихся на территории Мексики, то без крови там, конечно, не обошлось. Мерри предпочитает высказать свои соображения вслух, как привыкла:
-  Обсидиант - любимый минерал артефактологов. Очень хорошо держит чары, но нет смысла специально как-то зачаровывать оружие, которое уже фактом попадания в печень способно человекам убить. Другое дело, если это, скажем, ритуальный клинок. У инков были такие, для жертвоприношений. Аккамулировали магическую энергию, а жрецы потом творили мощную стихийную магию. По необходимости. Что эксперты говорят, смогли распознать чары на осколке? Я бы навела справки в Салеме, например.

Подпись автора

напарник-умница <3

+5

4

Эволюционный механизм лени призван сократить физические затраты, сэкономить энергию, призвание лени - помогать выживать. Лень полезна и важна. Но тело её на самом деле не очень любит, под давлением лени тело изнывает, бездействие выматывает, иссушает мышцы, собирается землистым холодом на кончиках пальцев. В движении - не просто жизнь, но ее ежесекундное полновесное ощущение, непреложность её и скоротечность. В недвижности кроется острый, ранящий контраст: время жизни проходит, но тело остаётся на месте.
В ожидании и вынужденном бездействии Бен изнывал, всё его существо требовало движения, необходимость отдыха, усталость - движения стремительного, векторно направленного, которое обыкновенно ему давал велосипед и улицы Лондона, а прежде - дорожки леса, и любимая - та, что, петляя, вела к Багровой Лощине.
Багровой Лощине, вскрытой медью и кровью по осени, медью и кровью, такими похожими на красный песок Аризоны, на припорошённые выжженной зеленью скалы. Похожими и совершенно иными.
Мир, отражённый в кривом зеркале, и какой в самом деле был настоящим? Бен склонялся к тому, что этот. В иллюзорность и призрачность Багровой Лощины поверить было куда проще, даже стоя на пороге поместья и вдыхая пряно-сладостный аромат увядающего сада и сырой земли.
Вместо велосипеда здесь были гранианские крылатые кони.
Крылатые, мать их, кони.
Он поначалу старался держать марку, делать вид, будто всё нормально, совсем обычно, будто он гранианских коней миллион раз уже видел, и седлал, и летал на них, а что тут такого, пффф. Ну или не летал, конечно, но что тут такого, пффф.
Что тут такого, можно подумать.
Ох, мерлиновы панталоны!
Вся бравада его испарилась в безжалостных лучах незакатного рыжего солнца, изжарившего спину, заставляя закатать рукава и расстегнуть воротник, в порывах сухого, терпкого, колючего ветра, взлохматившего взмокшие волосы, исхлеставшего разгорячённое лицо. Бен только что от восторга не визжал, как мальчишка, ловя ртом рвущийся в клочья воздух, задыхаясь от клокочущего между рёбер смеха сродни нервному: не потому, что смешно, но потому, что совершенно прекрасно.
А теперь, сидя в чистой, фиолетовой в вечер тени деревянной крыши веранды, вытянув скрещённые ноги, откинувшись на спинку кресла, он наблюдал за Мерри и Дунканом, лениво сдувая упрямую прядь, валящуюся со щекоткой на глаза, поглаживая пальцами запотевшие стенки бокала. И слушая благодарное тело, которому не позволили сегодня лениться. В котором хранилась пока золотым осадком напряжённая дрожь облачного полёта, вытряхивала руки, что цеплялись в поводья, и ноги, сжимавшие упругие лошадиные бока.
Было хорошо.
И хорошо продолжалось.
Отсюда, из расцвеченного золотом и прозрачной аперолевой рыжиной вечера, дела, подозреваемые, улики казались просто задачками на логику с первого курса стажировки, и разгадывать их можно было в качестве этакого вечернего развлечения, вместо бриджа или взрывкарт.
А какие свежие сплетни ты нам привез, Поттер? Что творится в родном Лондоне? - перекинул ход Саваж, и Бен крякнул, выпрямляясь в кресле и отставляя бокал на столешницу.
- Ничего особенного, стандартные форсмажоры, - ухмыльнулся он, опираясь локтями на колени, - Горстка инферналов в подземке скрасила будни стирателей памяти. Ну и наши, конечно. Но веселее всех было, разумеется, маглам, встретившим дивную эту компанию, которых потом отлавливали как рассыпавшихся по озеру от брошенного камня мальков, чтоб память-то потереть. Затейник, который их создал, надеялся на тот самый закон, согласно которому одна из десяти городских легенд говорит непременно правду, но я бы больше рассчитывал на парижские катакомбы, вот где непременно найдётся вагон чертовщины. Под Лондоном всё довольно уныло, кладов умертвия не нашли - ну тех, которые живым не откроются. А может, просто не успели: они не долго протянули, некромант был из новичков... Зато его амулет из обсидиана, старый индейский наконечник копья... Мерри?
Мерри хмурится, складывает пазл, разрозненные куски головоломки, уже намагниченные совпадениями, которые никогда не бывают случайны.
- Мерри, мы в отпуске, - приподнимает Бен бровь, подхватывая свой бокал, и вновь откидывается на спинку кресла, вытягивая ноги.
Мы в отпуске, но загадки от этого не становятся менее интересными, и любопытство не стынет, на такой-то жаре, напротив даже.

Отредактировано Benedict Potter (2021-10-16 00:43:52)

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [20.07.1977] ride the high country


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно