Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [26.05.1978] карты на стол


[26.05.1978] карты на стол

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

КАРТЫ НА СТОЛ


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/26/618934.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/26/798122.gif

Участники:
Роуз & Эдвард

Дата и время:
26 мая 1978

Место:
поместье семьи Мальсибер

Сюжет:

вместо тысячи слов

https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/342/77571.gif https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/342/484140.gif
https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/342/32947.gif https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/342/688296.gif

Подпись автора

https://i.imgur.com/TwMPH0Y.gif https://i.imgur.com/zMeuWfq.gif
by J U D A S

+4

2

Я же должна чувствовать! Ну хоть что – то! – Роуз скрипнула зубами, оказавшись в объятиях одной из родственниц матери, вопящей аки банши на болотах и орошающей траурное платье девушки слезами вперемешку с косметикой. Хорошо что на темной ткани не так заметно, однако неприятно. Желание сменить наряд становилось столь же сильно, как и попытка спрятаться куда – нибудь от театральных жестов женской половины семейства Ховардов. - Да отцепись ты от девочки, ей и без твоего нытья тяжко, - пробасил грубо дядюшка Рейнальф, выуживая сжавшуюся в комок юную Мальсибер и пряча за своей спиной. Ткнувшись благодарно дяде в плечо лбом и легко обнимая его, девушка поспешила смешаться с окружающей обстановкой и юркнула спешно на лестницу, ведущую к спальням, оставляя «дорогих» родственников выяснять отношения между собой.

Оказавшись в своей комнате, Роуз рухнула на стул около туалетного столика – зеркало отразило бледную восковую маску вместо лица. Никаких эмоций, совершенно ничего. Зелёные глаза внимательно смотрели на своё отражение, вспоминая что буквально сутки назад готовилась к сдаче будущих экзаменов в гостиной факультета, когда Фанни, её сова, принесла конверт с темными полосами по краям, скрепленный печатью отца.  Тогда она долго не решалась вскрыть письмо – положив сверху на книгу, она ласково гладила по перьям сову и гипнотизировала взглядом послание. Такой её и застал Рикон, которому хватило смелости узнать содержимое письма и вот теперь он протягивает ей бумагу, исписанную знакомым и родным почерком господина Эдварда. Пребывая в немом состоянии, двойняшки обнялись. Плечи Рика дрожали, а из глаз проступили слёзы, старательно подавляемые братом. Роуз ещё крепче обняла его, утешающе водя пальцами по золотистым кудрям на его затылке, вперившись мрачным взглядом в стену, думая только об одном – что же теперь будет?

За спиной раздался хлопок, говорящий о появлении домашнего эльфа в комнате. – Госпожа Роуз что – нибудь желает? – и благолепно замирает в ожидании ответа юной Мальсибер. Теперь она стала единственной представительницей женского пола в их семье, отчего и обращения слуг резко изменились с «юная леди» на то, с каким раньше они обращались к матери. Скребанув по сознанию и отзываясь недавно притупленной головной болью, всё же вывело девушку из оцепенения: - Разожги камин и приготовь мне новое платье, -  вскоре спальня озарилась приятным отсветом всполохов огня и зашуршала ткань от юбок очередного чёрного платья, вытащенного из шкафа. – Дальше я сама, можешь идти, благодарю, - вздохнула Роуз, не потрудившись взглянуть на их маленького семейного помощника. Не хватало того, чтобы он увидел безразличие в её глазах – весть о смерти матери слишком быстро осела в разуме, переварилась и отодвинулась куда – то на задний план. В отличие от Рикона, достаточно тяжело переживающего внезапную кончину леди Ровены, Роуз чувствовала себя какой – то деревянной. Боль утраты? Горькие слёзы? Желание вернуть покойную? Нет, нет и нет. Даже близко ничего подобного. Неужели она настолько ненавидела мать за её попытки сделать из неё «мисс идеальность», что других чувств не осталось? Тоже нет. Абсолютное ничего. И это пугало. А ещё злило. Настолько, что от постоянного напряжения в скулах, сохраняя отстраненный вид от всего происходящего и выдавая это за замкнутость о потери близкого человека, начинала болеть голова.

Сменив наряд, Роуз прикрепила к вороту платья около горла камею из черного камня с оттиском распустившегося бутона розы. Махнула щёткой по распущенным волосам и не постаравшись их собрать в подобие причёски, покинула комнату. Ноги сами привели к библиотеке, где она могла спрятаться до позднего вечера от посягательств собравшихся со всего света представителей рода Мальсиберов и Говардов на своё личное пространство в жалких и порой неуместно выглядящих попытках утешить.

Тихонько отворив дверь и негромко шурша подолом платья, Роуз прошла в забитое томами помещение, выходящее в сад. Приглушенно горели свечи в ожидании посетителей, решивших скоротать время за книгой в столь мрачной обстановке дома. Бесцельно блуждая взглядом по полкам, девушка услышала как скрипнуло любимое кресло отца. Как? И ты здесь? – но вряд ли была удивлена такой встречи с отцом. Тихонько подошла к креслу, усаживаясь на пол рядом с ним, как всегда делала с детских пор, и положила голову отцу на колени. - Mein lieber vater… - выдохнула девушка, прикрывая глаза, когда ладонь папеньки коснулась её макушки. – Скажи, ты будешь считать меня отвратительной дочерью, если кое – что скажу тебе, - на мгновение замолчала, обдумывая как сказать то, что беспокоило с момента получения письма. – Я ничего не чувствую. Совершенно. Разве это нормально? - невольно вздрогнула, когда он перестал гладить её по волосам, и застыла в ожидании ответа.

Отредактировано Rose Mulciber (2021-09-08 00:08:52)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/114/t871996.gifJe suis ta petite fille

+4

3

[indent] Похороны –  воистину печальное событие, со своей особой, угнетающей атмосферой. 
[indent] Траурная атрибутика, море горьких слез и бесконечные соболезнующие речи с непременным упоминанием о том, насколько добрым, отзывчивым и в целом прекрасным человеком был усопший. Родственники же по закону жанра должны сохранять грустное выражение лица, уверять, что старания их будут направлены на то, чтоб «держаться»…обошел ли этот сценарий семью Мальсиберов? Отнюдь.
[indent] Сценарий прежний – актеры разные. Да только мораль в том, что эта игра. Фарс. Из присутствующих мало кто действительно скорбел о почившей, Мальсибер и вовсе не мог дождаться, когда сие мероприятие подойдет к концу. Игра на публику утомляла сильнее, чем поджатые сроки на работе.
[indent] Посему не мудрено, что едва сие мероприятие подошло к своему логическому завершению, Эдвард, как порядочный отец, похлопал по плечу мальчишек, поцеловал в бледную щечку дочь и позволил им удалиться по своим комнатам. Им всем нужно было «переварить» произошедшее, а Эдварду – наконец, вздохнуть полной грудью, понимая, что отныне ему не нужно волноваться за сохранность своих тайн. Ведь одно дело, когда ты прячешь скелеты в шкафу от посторонних, но отбиваться еще и от нападок изнутри…утомительно.
Да и признаться честно, за три десятка лет брака Мальсибер не только не смог полюбить свою почившую супругу, но и в какой-то момент поймал себя на мысли, что и уважение как таковое куда-то испарилось, уступая место некому раздражению и даже злости. Эдвард не любил глупых, на его скромный взгляд, людей, а если это еще и подпитывалось любопытством – вводило в тихую ярость.
Ровена была не похожа на нее…печально.
[indent] Но все закончилось, и волшебник не без облегчения позволил себе вальяжно расположиться в семейной библиотеке, параллельно позволяя языку почувствовать терпкий вкус хорошего огневиски.
Meine lieblingsrose. – Настолько ласково, насколько он был на то способен, произнес волшебник, едва слух уловил тихие, точно движения призрака, шаги дочери, что спустя мгновение удобно устроилась подле него.
Mein lieber vater… – Ладонь волшебника инстинктивно начала гладить темные, точно смоль, пряди дочери.
«Ей, должно быть, сейчас действительно больно, ведь девочке всего шестнадцать, и она уже несколько дней как потеряла какую никакую, но мать».
Скажи, ты будешь считать меня отвратительной дочерью, если кое – что скажу тебе. Я ничего не чувствую. Совершенно. Разве это нормально? – Рука Мальсибера остановилась, заставляя на доли секунды задуматься…
- Знаешь, когда умер мой отец стены этого поместья были буквально пропитаны горем. Моя дорогая матушка чуть ли не умирала от тоски, моя вечно холодная внешне сестра – рыдала, а гости то и дело один за другим на словах поддерживали нас, рассказывая о том, насколько же прекрасным человеком был Гидеон. – Он слегка приподнял подбородок дочери, большим пальцем поглаживая мраморную щеку. – И лишь меня в этот момент неистово воротило от происходящего. Все это – один большой спектакль, который мы должны проживать согласно правилам. – Он улыбнулся одними уголками губ. – Я тоже ничего не чувствовал. Ничего. – Он сделал едва заметную паузу. – Кроме ощущения, что впервые за жизнь я дышу полной грудью. Ничего не испытывать – это нормально. – Заключил, наконец, волшебник, погладив по макушке дочь. – Если ты, конечно, ничего не испытывал к усопшему. Как я к твоей матери, например. – Уточнил мужчина.

Подпись автора

https://i.imgur.com/TwMPH0Y.gif https://i.imgur.com/zMeuWfq.gif
by J U D A S

+5

4

Где- то в глубине особняка раздался гулкий звук напольных часов, выводя из оцепенения замершую в одной позе девушку. Ей показалось, что она даже зажмурила глаза пока не раздался голос отца. Иначе отчего она так широко их распахнула, внимая каждому его слову и улыбаясь ему одним взглядом, стараясь прильнуть к его ладони. Благодаря оброненной ласке от отца, Роузи наконец – то смогла позволить вдохнуть побольше воздуха, обретая утерянное за последние дни спокойствие. Сейчас она  вновь его любимая малышка, как это было всегда, и, казалось, ничто не могло бы свернуть их обоих с привычной колеи.

- Все это – один большой спектакль, который мы должны проживать согласно правилам, - дочь хотела было ответим согласием на сказанное, когда господин Эдвард огорошил её информацией. Неужели их образцово – показательная семья была лишь очередной декорацией для спектакля, повествующее о жизни представителей чистокровного магического общества? Но если так, то сколько же тогда приходилось прилагать обоим супругам Мальсиберов усилий для поддержания иллюзии, в которой поверили их собственные дети.

- Разве?... – она так и не осмелилась продолжить свою мысль. Склонив голову на бок, она вглядывалась в карие глаза отца чтобы понять кто говорит – сам мистер Эдвард или находящийся в его организме выпитый огневиски.  Не смея подозревать отца в неискренности, за которой не был замечен ранее, по крайне мере с ней, Роуз всё – таки поинтересовалась: - Но тогда зачем вы поженились? Не было другого выбора? – да, леди Ровена когда – то пыталась подготовить дочь к мысли о том, что её потенциальное замужество может не иметь под собой романтического подтекста и являться долгом перед семьей, чем вызывала неприятие, возведенное в абсолют у не изведавшей доселе тонкостей ведения игры во флирт и уж тем более в любовь школьницы. Но хотя бы что – то - внешние данные потенциального супруга, например. Или его какие – то определенные личностные качества, вызывающие долю уважения.

Что же их держало вместе всё это время? Неужели дети? Или мнение общества? – ей почему – то показалось, что если бы развод и состоялся, то инициатором разрыва стал отец, готовый всегда рубануть с плеча, когда того требовали обстоятельства. Для матери подобное оказалось бы катастрофой – семейный корабль дал такую течь, которую не залатаешь на скорую руку и красивой портьерой не прикроешь.

Оказывается у них с папулей гораздо больше общего, чем всегда думала девушка. И этот разговор по душам открывает те стороны обоих, которые только сильнее объединят их друг с другом. Возможно причина в том, что только господину Эдварду удалось понимать дочь с полуслова, а та никогда не могла противоречить ему и показывать «колючки, проявляя типичную семейную черту в виде упрямства, как всегда поступала с матерью в ответ на её обращение с ней.

- Скажи, а можно ли было вообще полюбить матушку? Её попытки всегда быть идеальнее других во всем, постоянные оглядывания на мнение знакомых, - Роуз искренне пыталась вспомнить в какой момент их отношения с леди Ровеной превратились в извечные уроки наставничества, оставив за бортом отношения «мать – дочь», столь необходимые для формирования девичьей личности, которой впоследствии самой быть матерью. Но ничего не приходило в голову – старший брат для матушки всегда был тем, кто когда – то возглавит их род, а Рикон... Она всегда потакала прихотям брата – двойняшки и могла простить ему то, за что для Роузи всегда была готова отповедь, начинавшаяся с «Юная леди никогда не...». А вдруг это были попытки проявить то самое внимание и заботу, присущая для многих матерей их круга? С расчётом на то, что дочь сможет понять  её и оценить по достоинству столь раннюю сепарацию. Звучало слишком притянуто за уши.

Касаясь тонкими пальцами суставов на фалангах пальцев отцовской руки и поглаживая их, девушка долго взвешивала все «за» и «против», решаясь пойти на риск. Внутренний голос подтолкнул задать тот вопрос, который тревожил сознание настойчивым звоном: - Ведь ты наверняка любил, - осторожно ступила на ранее неизведанную территорию Роуз, - каково это? И кто она была? - присутствуй кто - либо из посторонних, то определенно посчитал заданные вопросы слишком вульгарными для обсуждения в то время, когда тело покойницы только остыло. Но дочь могла только догадываться, действуя интуитивно, что дальнейшие разговоры об усопшей вызовут только раздражение у господина Эдварда, решившего распахнуть перед ней душу. Душу, способную на широкие поступки и сильные чувства. И ей хотелось узнать те её оттенки и грани, благодаря которым ей удалось бы понять лучше любимого папеньку.

Отредактировано Rose Mulciber (2021-09-21 01:14:27)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/114/t871996.gifJe suis ta petite fille

+3

5

[indent] Губы волшебника скривились в лукавой улыбке. Его дражайшая супруга столько времени потратила на то, чтобы вылепить из их единственной дочери самую настоящую леди, но не удосужилась объяснить их малышке что из себя представляет брак между чистокровными волшебниками и как он заключается.
[indent] Иногда тебе везет, и ты связываешь свою судьбу с человеком, к которому уже испытываешь амурные чувства, иногда они приходят со временем, а иногда – и вовсе обходят стороной. Но от этого ничего не меняется. Люди продолжают играть на публику роль прекрасной пары, публика, зная правду, все равно подыгрывает, ведь так велят правила и все идет своим чередом.
[indent] У них с Ровеной должно было быть также. Они поженились, как того хотели родители, завели детей, но нежных чувств у Эдварда она так и не вызвала.
Виной тому его первая любовь или дело в самой Ровене? Хороший вопрос, но не столь важный, учитывая, что супруга главы рода Мальсибер уже под землей.
- Выбор есть всегда, Роузи. – Эдвард ласково провел ладонью на девичьей макушке. – Я женился потому что того требовала от меня семья, а твоя матушка, при всех ее недостатках, была весьма неплохим вариантом. Родители одобряли, я был не против, она – счастлива. Все довольны. Чистокровные волшебники в целом редко женятся по любви. По крайней мере, в моем окружении подобных примеров преступно мало. В семье – тем более.
[indent] Признаться, в его семье он и вовсе не знал случая, когда люди связывали себя узами брака, потому что Амур стрелу и в сердце, и в задницу пустил. Все примеры – сплошь холодный расчет. Иногда, благодаря общим усилиям и прожитым вместе летам, между супругами все же появлялись нежные чувства, но далеко не всегда.
[indent] Эдвард это на собственной шкуре уяснил.
- Скажи, а можно ли было вообще полюбить матушку? Её попытки всегда быть идеальнее других во всем, постоянные оглядывания на мнение знакомых. – Он цокнул языком.
Как бы там не было, она – твоя мать, но в то же время то, что она тебя родила, не обязывает ее любить. Любовь к родителю – это результат его отношения к ребенку. И если ты сейчас ничего не чувствуешь – это ее вина, и ты не должна испытывать из-за этого стыд или неловкость.
[indent] О себе он все же решил промолчать, ибо рассуждать на эту тему хотелось в последнюю очередь. Пытался ли он полюбить свою супругу? Увы, нет, но искренне надеялся, что они смогут сосуществовать в мире и гармонии. К сожалению, любопытство волшебницу сгубило.
- Ведь ты наверняка любил, Каково это? И кто она была? – Эдвард был спокоен. Прошло уже сколько? Тридцать лет? Нет, уже больше, и он все еще помнил, как было больно от осознания того, что он мог быть тем самым исключением в череде семейных браков, когда холодный расчет и чистая первая любовь сошлись в один короткий день под названием жизнь...
Но, к сожалению, зачастую смерть любит вносить коррективы в людские планы.
- Она была замечательной, Роуз. И пускай недолго, но я рад, что она была в моей жизни. – Кратко ответил волшебник, тяжело вздохнув.

Подпись автора

https://i.imgur.com/TwMPH0Y.gif https://i.imgur.com/zMeuWfq.gif
by J U D A S

+4

6

Играть роль - последнее, чего хотелось девушке большую часть своей сознательной жизни. Благо большую часть времени юная дочь рода Мальсиберов проводила в стенах старинного шотландского замка, где куются молодые магические умы и воспитываются как личности, включаются в первый опыт общения с представителями различных слоев волшебных семей, создают своё мировоззрение. Только даже там Роуз не ощущала что принадлежит себе – полезные материнские наставления доставали сквозь строки длинных писем из дома, с порцией очередных нравоучений и дополнительных заданий.

И стоило девочке оказаться в стенах родного дома, то становилась неким подобием марионетки в руках леди Ровены, чьё понятие светскости превосходило всё мыслимое и немыслимое. Возможно среди этого извращённого понятия об идеальности миссис Мальсибер, если бы прислушалась к себе, смогла найти то, за что Роуз смогла её если не любить, то хотя бы уважать так, как подобает матери чистокровного семейства. Впрочем, в погоне за известной только ей одной целями, леди не обратила внимания, что все воспитательные меры лишь больше отстраняют дочь от неё.

Лишь только в обществе отца девушка чувствовала себя искренней и была честна в своих эмоциях. Дело даже вовсе не в том, что любовь и забота господина Эдварда порой бессовестно баловали Роузи, отчего в итоге одного взгляда хватало, чтоб мистер Мальсибер снял для дочери Луну с неба, если бы она вдруг понадобилась.  Иногда им хватало полуслова, чтоб понять друг друга.  Карие глаза отца всегда находили ответы в изумрудных глазах Роуз  на не озвученные им вслух вопросы, впрочем между ними никогда и секретов не было. Их общение всегда было таким простым и лёгким. Пожалуй только с ещё одним человеком ей удавалось достичь той же гармонии – с одним из старших братьев.

- И всё – таки это не был выбор, скорее согласие с прагматичностью и условиями реальности, - осмелилась озвучить бунтующую мысль, сорвавшуюся с языка по причине пылкости нрава, помноженного на внутреннюю перестройку организма, проходящего переход от отрочества к ранней юности, которая докручивает всё до максимальных показателей.

Начатый разговор приобретал довольно неприятный оттенок и девушка пожалела что вообще затронула подобную тему, чья главная фигура отметилась на этой грешной земле пусть и ярко, но со временем увянув столь же быстро, как последние лучи на закате солнца. Чтоб со временем покрыться слоем забвения.

- Любовь к родителю – это результат его отношения к ребенку. И если ты сейчас ничего не чувствуешь – это ее вина, - ждала ли она этих слов от отца? Возможно,  однако не надеялась на них. Скованная непонятной тупостью от произошедшего и потерявшаяся в ступоре, Роузи знала что по возвращении домой сделает первым делом – отправит в камин то самое письмо с траурными краями по бокам, хранившееся нераспечатанным с момента получения. Подобный ритуал должен будет очистить совесть.

Смотря на господина Эдварда, его девочка осознавала, что спустя долгие годы с него неспешно снимаются маски. По крайне мере имевшая отношение к его браку и отношениям с супругой. Впрочем за другую предстояло только заглянуть – в глубине глаз промелькнули искры воспоминаний далёкого прошлого, где отцу столько же, сколько сейчас Джейду или Элаю. Где он молодой повеса с пылким нравом и горячим сердцем. Чьим чувствам поверила одна девушка и открыла себя навстречу его порыву. 

Медленно и очень аккуратно Роуз расположилась на коленях отца, пристраивая голову на его плече и изучая его профиль – когда – то в детстве в такой позе она слушала разные забавные истории и сказки, читаемые с выражением господином Эдвардом.

- Как её звали? И где вы встретились однажды? - так пусть же в этот мрачный и гнетущий вечер в стенах повидавшей многое библиотеки прозвучит новая сказка. Основанная на реальных событиях. Сказка о любви, которая всё – таки существует.

Отредактировано Rose Mulciber (2021-10-08 10:57:29)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/114/t871996.gifJe suis ta petite fille

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [26.05.1978] карты на стол


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно