Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [25.02.1978] Полусвет


[25.02.1978] Полусвет

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ПОЛУСВЕТ


закрытый

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/88/147266.jpg

Участники:Мередит Батлфидд(не при исполнении) и Людвиг Уилкинс(не в состоянии)

Дата и время:25.02.1978

Место:Дом Л.Уилкинса

Сюжет: Мередит идет пить чай.
Наивная девочка, и чему их только в этом аврорате учат.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-09-02 00:40:18)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+5

2

Тот, кто строил башенку из событий зимы, должен был бы остаться недоволен. Либо напротив, если бы таковым было его желание - хаос ради хаоса, жертвы ради жертв. Разум Мередит, нанизывавший  события последних месяцев одно к одному и как будто разглядевший даже лицо того, кто вертит в костлявых пальцах кубики, и потрясший оба мира взрыв в Опере силится встроить в уже имеющуюся концепцию.

Башенка кренится, кубики соскальзывают, больно и прицельно бьют по головам, ломают конечности, лишают жизни. Потому что перебор, потому что крайняя фигурка с несимметричными гранями и из неправильного скользкого материала. Да и гриндилоу бы с ним, с неправильным строительным материалом, но. Прессу быть может и можно отправить к фестралам, заявив, что преступления мира магглов - юрисдикция их органов правопорядка, а вовсе не магического, - а что делать с собой, утратившей способность верить в чудовищные  совпадения?

Обыватели пожужат вспугнутым роем, и притихнут, на работе коллеги будут беспокоиться дольше, перебрасываясь новыми фактами и домыслами, как обжигающе горячими каштанами. А у Мередит есть очень весомый повод не терять нить событий и не расталкивать кубики по углам, где их легко будет позабыть. В списке пострадавших, меж имён и фамилий, снабженных пометкой "магл", застряла занозой фамилия  опекуна Шарли, а это уже личное.

И пока мистер Уилкинс чинно пребывает в стенах Мунго под неусыпным надзором целителей, Мередит позволяет себе волноваться на его счёт в меньшей степени . Пример бабушки с детства приучил ее к мысли, что колдомедикам под силу практически все, особенно если в этом не замешана какая-нибудь особенно паскудная темная магия.

Но в один прекрасный день, вынырнув из рабочего хаоса, она обнаруживает, что пациент дал дёру из госпиталя самовольно, несмотря на рекомендации своего целителя, опасавшегося за его состояние. Обнаруживает - и, едва сменившись, направляется по адресу, записанному на обороте визитки "Уилкинс и Ко.", которую Людвиг опрометчиво вручил ей на кладбище.

Стоило, конечно, справиться об уместности своего появления совой или камином, но сиюминутное решение оказывается столь весомым, что разумным доводам приходится отступить под его натиском. Да-да, в следующий раз она обязательно иначе воспользуется приглашением на чай, прихватит торт-мороженное из кафе Флориана Фортескью и какую-нибудь занимательную вещицу для Шарли. Скорее всего на пасхальные каникулы, когда та вернётся из Хогвартса, а есть мороженое можно будет, не стуча зубами от холода. Мередит только убедится, что опекун девочки дотянет до прихода весны. Ещё одну потерю, после едва-едва случившихся двух, Шарли едва ли перенесет стойко.

Предупредить, конечно, стоило - тогда бы земля в прямом смысле слова не развелась бы под ногами. Скорее всего, но это не точно, может мистер Уилкинс просто не очень любит принимать гостей и неугодных топит тут же, закладывая под дорожкой надёжный фундамент из человеческих костей. Едва заметное мерцание барьера, который Мередит удается разглядеть на подходе к дому, обрывается широкой прорехой - темная полынья на озере, скованном тонким льдом, и повод для беспокойства - допустил бы хозяин такую оплошность с защитой, пребывая в добром здравии?

Мередит, которая сочла прореху в защите молчаливым приглашением, борется с вязкой массой, в которую превращаются на первый взгляд весьма устойчивые камни, слагавшие дорожку. Камни с хлюпаньем и причмокиванием облепляют щиколотки и ползут выше, точно слизняки. Омерзительное чувство и неловкая ситуация, но она не теряет головы. Очевидно, что такая ловушка настроена не убивать проникшего на территорию дома, а лишь задержать до появлениях хозяина. Очень предусмотрительно. Бросив взгляд на ставшую недосягаемой входную дверь, Мередит вскидывает палочку и, прицелившись, метит в дверной молоток. Потянуть к себе легонько - прервать чары. Повторить, повторить, повторить.

- Добрый день, мистер Уилкинс,- она улыбается и морщится одновременно, едва не теряя равновесие, ведь каменные слизняки не дремлют,- Рада видеть, что вы целы, хотя ваш колдомедик очень беспокоился. Ваш барьер на входе по швам трещит. Не могла пройти мимо этого факта в наше неспокойное время. И, признаться, буду рада, если ваша дорожка перестанет пытаться меня съесть.

на всякий случай

Клык волка, заряженный на стандартный щит на три заклинания при мне, если очень захочется жахнуть по нарушителю спокойствия и личных границ.

Отредактировано Meredith Battlefield (2021-09-08 13:17:11)

Подпись автора

напарник-умница <3

+6

3

Он проснулся от того, что кто-то дергал его за рукав. Людвиг раскрыл глаз, и обнаружил перед собой два других, величиной с блюдца не меньше.
- Там стучат, сэр, - сообщили ему писклявым голосом глаза-блюдца, но в этот момент у Людвига не было ни сил, ни желания прояснять как именно глаза могут говорить. Что до ими сказанного...
- Меня нет дома, - буркнул Людвиг и снова закрыл собственный глаз. Он даже в сон снова сумел провалится. Прошли мгновения, минуты, может века или даже эпохи. Дерганье за рукав возобновилось. Людвиг недовольно отлепил лицо от подушки и поднял голову.
- Что?
- Там леди в дорожку влипла, сэр, - очень вежливо пропищал домовик. Мане, кажется.
При упоминании какой-то там леди, Людвиг буквально вскочил с.. расположенного в гостиной диванчика. О как, он оказывается вчера вырубился так и не дойдя до спальни. И спал одетым в том, в чем выходил вчера ночью на дело в Лютном. Ну, хоть носки с ботинками снял, мысленно похвалил он сам себя, пройдясь взглядом от теперь уже сильно мятой рубашки неопределенно светлого цвета к серо-коричневым брюкам и наконец останавливаясь на босых пятках. Он пошевелил пальцами ног и завис. В углу поля его зрения дернул ушами домовик, все еще Мане, и Людвиг вспомнил о леди. И о том, что она застряла в ведущей к дому дорожке. Уже в самой постановке данной проблемы возникало множество вопросов. Во первых, по внешнему периметру территории дома стоял барьер, который уходя тщательно проверил и местами обновил Галлахер, а леди явно была уже внутри его.
Во вторых, леди? К нему в дом леди обычно не ходили. Ходила ровно одна, но у Элеоноры был доступ и ни в какие дорожки влипать она была не должна, да и домовик назвал бы ее по имени. Каких леди он еще знал? Вернее, какие леди знали, где он живет и могли решить, зайти в гости. Людвиг вспомнил лишь одну такую леди. Грейс Гейнс, у нее и правда не было доступа, но главным образом потому, что если она и заходила домой к Людвигу, то вместе с Феликсом, но куда чаще это он сам заходил к Гейнсам.
А что, если с Феликсом что-то стряслось?! Мысль прошила Людвига словно током и он, вскакивая на ноги, рявкнул на эльфа, - Почему вы меня раньше не разбудили?!
Вот только ни голосить, ни тем более совершать столь резких движений ему определенно не стоило. Мир перед глазами Людвига потемнел, а левую ногу прошил внезапно острый спазм боли и мужчина снова упал на диван. Да, что это за чертовщина такая.
- Трость, палочку и новое тонизирующее зелье, - буркнул он в сторону Мане.
Трость появилась первой и Людвиг, куда осторожнее чем в первый раз, поднялся на ноги. Заполучив в руки так же волшебную палочку, он заковылял ко входной двери. По дороге к нему вывернул Моне и протянул баночку с зельем. Сделав глоток, поежившись от чувства холодного покалывания, который скатился вниз по пищеводу, чтобы растворится где-то в районе желудка, Людвиг вернул зелье эльфу. На столике в коридоре ему попался на глаза монокль и Людвиг тут же сгреб его в ладонь, а оказавшись уже подле самой двери вставил в глаз. Артефакт ни на какую опасность не указывал, Мужчина махнул Моне, - Открывай.
Дверь распахнулась и Людвиг выглянул наружу. Прямо по курсу, застряв в дороже примерно по колени, обнаружилась молодая женщина, чье лицо казалось Людвигу смутно знакомым, а вот имя так сразу никак не желало всплывать из недр памяти.  Он чуть ли не ляпнул, а вы вообще кто, но стоило девушке заговорить и он вспомнил и все остальное. Мередит Баттлфилд, аврор, чей дядя работал и даже дружил с Бекки. Он, кажется, давал ей свою визитку на похоронах.
- Добрый день, мисс Баттлфилд, - несколько задумчиво протянул мужчина. Где-то на краю сознания скреблась мысль, что визит аврора может быть связан с его вчерашним походом, но монокль все еще не указывал ни на какую опасность, а сама Мередит была одета в гражданское. Может и правда частный визит?!
- Мане, помоги даме, - хозяин велел одному из выглядывающих из за него эльфов. Домовик просочился мимо Людвига и бодро переставляя маленькие ножки двинулся по поверхности к гостье. Он протянул женщине ладонь и когда та за нее ухватилась, вытянул ее наверх.
- Ну..,  милости прошу, Мередит, раз уж вы пришли, - пробубнил Людвиг и, оглянувшись на стоящего за спиной второго эльфа, прошипел, - Лабораторию закрой и убери в гостиной.
А вот с барьером была беда, вернее беда будет, если Людвиг не разберется с ним до прихода Фергуса, ибо иначе ему придется тому объяснять как так случилось, что совершенно исправный барьер внезапно разошелся дырами.

Отредактировано Ludwig Wilkins (2021-09-29 22:20:09)

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+5

4

На ее настойчивый стук обитатель дома откликнулся далеко не сразу, так что у Мередит было достаточно времени на то, чтобы увериться в его отсутствии и начать прикидывать, как ей выбираться из передряги, куда она угодила. На первый план немедленно выбрались не дремавшие, а просто отлучившиеся ненадолго аврорские рефлексы. Разошедшийся полог защиты, помимо простого недосмотра владельца,  вполне мог указывать на то, что в дом мистера Уилкинса кто-то проник незаконно. В таком случае она представляла собой разом помеху на пути к выходу и очень удобную мишень, увязнув в дорожке, как бабочка в меду. Впрочем, злоумышленник мог уже и покинуть место преступления. Применять "Homenum Revelio" Мередит благоразумно не стала.
За этими размышлениями, а также в момент, когда она искренне порадовалась тому, что клык волка всегда при ней, и примерно на третьем отброшенном варианте, как выбраться из ловушки, Людвиг все же возник на пороге. Живой и в компании взволнованного эльфа, от которого с места заточения Мередит видны были только подрагивающие уши.
Выглядел мистер Уилкинс так, словно нынешней ночью его пожевал особо ленивый дромарог - весьма помято и смурно. От сдержанной элегантности траурного облачения и скорби в чертах лица не осталось ничего, так что мужчина на первый взгляд показался совершенно незнакомым.
На второй Мередит сделала правильный вывод - Людвиг спал, а ее приход вынудил эльфа поднять хозяина с постели. Неловкость и чувство вины попытались было поточить когти о сострадательной нутро Батлфилд, но не успели - эльф, повинуясь распоряжению хозяина, уже бодро рысил ей на выручку. Приглашение в дом также не заставило себя ждать и Мередит окончательно успокоилась. В конце концов, у ее визита была весьма веская причина, а внешний вид Людвига намекал, что беспокойство могло быть и не беспочвенным.
- Благодарю, мистер Уилкинс. Защита - отпад. И много залетных мух вам удалось на нее изловить?- счистив землю и каменную крошку с брюк и обуви, Мередит уже  намеревалась направиться вслед за хозяином в дом, когда из распахнутой двери, сбив с ног замешкавшегося домовика, рванула пушистая молния солидных габаритов и попыталась скрыться. Рефлексы аврора, объединившись с реакцией квиддичного охотника - "хватай крепко все, что летит в тебя!" - вкупе оказались расторопнее, так что спустя пару мгновений Мередит обнаружила себя в непосредственной близости от опасно молотящих по воздуху лап с когтями. В паре сантиметров от своего лица.
- Эй, ну куда же ты? - с той особенной нежной интонацией, подслушанной у отца, с которой он, как и многие магозоологи, неизменно обращался к тварям четвертого класса опасности, проворковала она, на ощупь определяя, где у котищи прячется область, ответственная за переключение рычания в мурлыканье. Спустя полминуты ей удалось добиться утробного ворчания и обезопасить себя от когтей. Можно считать поладили.
- Классный зверь,- не скрывая восхищения Мередит поспешила нырнуть в дом и отпустила кота с рук, когда дверь захлопнулась, отрезая беглецу путь к свободе,- Очень похож на вас. Тоже норовит сбежать, правда? Как вы себя чувствуете, мистер Уилкинс?

Подпись автора

напарник-умница <3

+3

5

С зимнего сада несло холодом и сыростью, а всплеск энергии, еще только что гнавший вперед, теперь, когда выяснилось, что никакой необходимости куда-то бежать, кого-то спасать или с кем-то драться нет, куда-то улетучился, напоминая Людвигу не только о том, что одет он совсем не по погоде, но так же о глубоко засевшей, ноющей и раз от раза обжигающей боли, которая прошивала насквозь всю левую сторону и заставляла крепче вцепиться в трость. И все вместе оно очередной раз не хотело давать ответ на то, почему толком не действовало ни одного из зелий, а ведь казалось, он наконец таки обнаружил ту самую формулу, те самые дозы, чтобы эффект был стабильным.
- Благодарствую, - выдавил из себя ответную улыбку мужчина, - Вы первая муха этого нововведения.
Какая-то его часть при этом требовала немедленно пойти и залатать дыры внешнего периметра, но твердила не достаточно громко, куда увереннее шептал другой голос. Напоминающий, что помимо внешнего барьера, есть еще и дорожка, а по ее бокам сад со своими сюрпризами, но коли и этого окажется мало, был еще дом. Общий барьер, через который можно было пройти лишь по приглашению хозяина и разнообразие маленьких прелестей для тех, кто мог возжелать обойтись без приглашения. Барьер периметра мог подождать, немножко, совсем чуть-чуть, но подождать.
Стоило Людвигу так решить, как протиснувшись между ним и Моне, на свободу, к приключениям рванул Тигр. Моне лишь нелепо пискнул и отпрыгнул в сторону, а Людвиг всего-то что смог это раздосадованно вскинуть руку и нелепо воскликнуть, - Стой!
Тигр не послушался, но чудеса эквилибристики проявила их гостья, сперва не весь как перехватив пушистую молнию, а затем уворачиваясь от когтищь все еще желающего вырваться на волю и вертящегося как бешеного животного и продолжая его крепко держать.
- Дверь, Моне, - сипло рыкнул Людвиг, а когда эльф выполнил поручение, а Мередит опустила кота на каменный пол коридора, мужчина облегченно выдохнул, - Вы тоже впечатляете, аврор Батлфилд. Спасибо.
- Это Тигр, - представил он кота женщине, -  Зверюга Шарли.
Единственный выживший при нападении на дом Ника и Бекки.  Подарок родителей к первому курсу Хогвартса и крохотное напоминание о доме, который Шарли потеряла. Совсем немного, но от того лишь еще ценнее.
В отличие от Людвига, Тигр сантиментальным размышлениям предаваться не спешил и вообще демонстрировал крайне отходчивый нрав. Безропотно приняв статус кво с неудавшимся побегом, он начал тереться о ноги гости.
- И у вас кажется, появился, почитатель, - кивнул в сторону кота мужчина.
Следующее замечание гостьи почти буквально выбило у него почву под ногами. Людвиг в непонимании мотнул головой, - Беглец?! Я ни от куда не сбегал.
Вот только по спине тут же забегали холодные мурашки. Не уж-то он все таки ошибся, не уж-то это совсем не светский визит и аврор желает что-то прояснить насчет вчерашней ночи? Вот только вчера он тоже не от чего не бежал. Кажется… Нет, он был уверен, что не смотря на то, что сейчас воспоминания о ночи казались обрывочными и в чем-то смазанными, он не бежал. Никуда и не от кого. Он просто… просто.., Людвиг запретил себе об этом думать, но гадливое чувство чего-то тошнотворного все равно засело в горле.
- Я лучше всех, - Людвиг выпрямил спину и расправил плечи, возможно вкладывая в произнесенные слова нечто призванное убедить не только женщину, но и его самого, - Отлично я.
Хозяин указал рукой в глубь дома, - Прошу, - предложил он, теперь уже не в качестве пропуска через барьер, а исключительно с целью пригласить женщину дальше.
- И может вы поделитесь, чем, помимо тестирования защиты моего жилища, вызван ваш визит? - самый обычный, почти-что шутливый вопрос, но мучил он изрядно, быть может лишь самую малость меньше, чем воспоминания о прошлой ночи.

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+3

6

- Мередит,- поправила Людвига почти сразу Мерри, с улыбкой наблюдая, как только-только очищенные от грязи и гравия брюки покрываются тонким слоем вездесущей кошачьей шерсти. Тигр ценного меха на гостью не жалел,- сейчас я не при исполнении. Или "мисс Батлфилд", если вы предпочитаете соблюдать формальности пока мы не выпьем на брудершафт.
В целом, объяснимое решение, хотя Мередит была больше склонна сокращать дистанцию с наскока. Для того, чтобы стать друзьями, одного только обращения по имени явно недостаточно, это ни к чему не обязывает, так зачем искусственно все усложнять? Любовь соотечественников к сложностям не раз ставила ее в тупик. На ментальной родине было как-то проще.
- Как же не бежали,- беспокойство углубило тени на и без того помятом лице опекуна Шарли, разом сделав его старше, чем есть, так что Мередит поспешила объясниться, чтоб их развеять. Да, для ее шуток время было очевидно не подходящим. Кивнув в ответ на приглашающий жест Людвига, она проследовала за ним в гостиную. Тигр, задрав пушистый хвост, немедленно рванул вперёд, точно именно он был в доме хозяином положения. Выглядел он при этом чертовски убедительно,- Вы выписались из госпиталя, хотя целитель был против. Он беспокоился о вашем состоянии, а я следом.
Закономерный вопрос, который она задала, если бы принимала участие в допросе на стороне подозреваемого звучал бы "а какое собственно вам дело до этого, мисс Батлфилд?". Искусство допросов нередко требовало повременить, пока подозреваемый, перестав следить за своими словами, увязнет и проговорится о том, о чем предпочитал бы помалкивать, но Мерри решила, что честность - тактика наилучшая.
- О вашем состоянии и о том, что Шарли вряд ли нужно ещё одно потрясение, если с вами что-то случится так скоро. Сразу после родителей.
Если холл в своем строгом элегантном аскетизме скорее напоминал ресепшн небольшого отеля, где люди не задерживаются, то гостиная определенно служила для хозяина местом обитания. Наметанный взгляд Мередит охватил ее на пороге во всей полноте, а затем побрел с любопытством перебирать детали: удобная мебель, не лишеная впрочем декора, книжные полки, используемые по прямому назначению и в хвост, и в гриву, чашка на столике, наполовину полная, исписанные пергаменты то тут, то там. Стопку их Мерри подхватила с кресла, куда решила сесть, и сгрудила на кофейном столике. Почти сразу рядом с хлопком появился домовик - тот же самый? - и, пискнув нечто извинительное, утащил хозяйские заметки. Пара пергаментов, которые она не успела отпустить, так и остались в руках.
- Но раз вы утверждаете, что чувствуете себя отлично,  я только рада такому раскладу,- правда от внимательного взгляда Мередит не укрылась некоторая скованность, с которой хозяин дома опускался на диван напротив, что немедленно дало ей повод пустить в ход очередную шутку. Иногда ей казалось, что остроты таятся у нее в карманах и за отворотами форменной мантии - только повод дай, как выпрыгнут и будут озвучены,- В конце концов, вам негде было заразиться аврорским недугом - не придавать значения боли, пока можешь уверенно ползать.

Отредактировано Meredith Battlefield (2021-11-08 01:56:27)

Подпись автора

напарник-умница <3

+4

7

По губам Людвига скользнула скептическая полу улыбка. Он не имел ничего против, чтобы впредь обращаться к своей гостье по имени, даже если по общепринятым меркам оно могло выглядеть несколько форсированным переходом на близкие дистанции. Людвига такие не пугали и даже не возмущали, как возмутили бы многих из его нынешних клиентов или знакомых по свету. Одна лишь смена обращений не меняла суть. Например то, что их предыдущие встречи можно было перечислить по пальцам одной руки и то, что самая серьезная из них при этом была и самой необязательной. Женщина просто проявила интерес к судьбе Шарли, а Людвиг просто дал ей свою визитку с разрешением этот интерес проявлять и в дальнейшем. В тот момент он едва ли думал о том, как именно этот интерес может проявиться на практике, если он думал о нем вообще, то скорее в категориях, что девочке было бы хорошо сохранить хотя бы какой-то отблеск из жизни ушедшей, знакомые лица, знакомые имена. Люди, которые потом смогут пополнить ее воспоминания о родителях, своими собственными рассказами. С аврором «не при исполнении» было сложнее и казалось весьма сомнительным, что человек чья работа требует постоянное внимание к деталям и подозрительное отношение к словам и утверждениям, может просто взять и отключить эту привычку вместе с поставленной подписью о конце рабочей смены. Не нести работу домой, было отдельным мастерством при любой профессии, не нести работу домой, когда она состояла из ежедневного столкновения с подноготной мира, целой наукой. С точки зрения Людвига достижимой лишь тогда и если эта самая работа имела для тебя лишь опосредствованное значение или если ты уже перегорел и сломался под ее бременем. С другой стороны, все то, что могло и было подмечено «аврором не при исполнении» автоматически исключало возможность использования этого знания в суде. Не то, что Людвиг планировал подобный исход в будущем, просто его работа,  а точно так же то, чем он занимался в свободное от нее время, тоже имели привычку засиживаться у него на плечах, словно нашептывающие дурные советы демоны.
- Пусть будет Мередит, - не скрывая легкой иронии смилостивился хозяин, грузно упираясь на трость и указывая правой в открытую дверь гостиной, - Устраивайтесь, я вас сейчас догоню, - хмыкнул мужчина. Ему всего-то и требовалась неполные две минуты, чтобы сперва призвать и натянуть на голые пятки домашние туфли, а потом услать домовика за подходящим жилетом, пока тот возился слегка пригладил воронье гнездо на голове. Для светских приемов или беседы с клиентом такое самое собой не подходило, но и Мередит «прихожу без предупреждения» Батлфилд к данным категориями не относилась. Людвиг выправил жилет и вернув себе, временно вверенную домовику трость, последовал за гостьей.
- С этим, - осторожно опустившись на диван с которого, слава Мерлину уже успели исчезнуть подушка с одеялом, Людвиг продемонстрировал женщине трость, - не особо-то побегаешь при всем желании.
Он вытянул левую ногу и попытался ее пристроить так, чтобы та ныла хотя бы немного меньше. Единственный плюс от нее был в том, что дерущее нутро конечности почти напрочь съедало ощущение боли окольцевавшее череп. Оказывается он напрочь отвык терпеть столь перманентную боль или та, которая его мучила сейчас была в чем-то другой, более всепроникающей и злой, чем та с которой он научился жить годами ранее. Еще эти проклятие зелья, которые никак не хотели действовать более менее значительное время. Он почти уже был готов затребовать у домовиков очередной порции, вот только незачем было давать его гостье дополнительные аргументы для морализации. Он потерпит, не маленький.
- Шарли потрясение действительно не нужно, но едва ли в том, что мне и паре десяткам других на голову упала часть королевской оперы, можно винить меня. Что до целителя, ми.. Мередит, - Людвиг поморщился, больше чтобы скрыть очередной сводящий ногу спазм, - то против он или нет, помочь мне ничем кроме крайне раздражительного сопереживания он все равно не способен. Пусть лечит тех, кому может помочь, - уже с откровенной ирритацией припечатал мужчина. Целители Мунго его действительно выводили из себя, в первую очередь ровно этой попыткой понять и быть понятливыми. Один лишь Белби во всем этом сборище святых и полу святых дарил хоть легкую, но отдушину без последующего чувства омерзения к неспособности контролировать собственное, накатывающее непоборимыми волнами раздражение.
- Вот и волшебно, - чуть более тихо, но главным образом от того, что ногу начало отпускать, а значит его снова начала изводить голова, произнес Людвиг. Затем уставился на Мередит почти устало, - ну что она от него хотела? Убедиться, что жив и функционален? Вот, убедилась, можно уходить, пока, пока, заходите еще.
Но уходить гостья само собой не собиралась.
А очередную ее попытку в сторону шуток, Людвиг встретил фырчаньем и легким мотанием головы.
- Только из всей предыдущей жизни, а так и правда нет, совершенно не откуда, - буркнул он, но уже почти миролюбиво. Что делать с этой внезапно упавшей ему на голову заботой, он толком не понимал, но раз упала, то что же, придется как-то с этим сосуществовать.
- Хотя, если ваши коллеги будут столь же.., - мужчина многозначительно кашлянул, - эффективны как с оперой и Рождеством, этот навык не помешает буквально всем жителям страны.
Где-то за диваном Тигр принялся точить когти и рядом с ним тут же появился раздосадованный домовик. Кот несколько вяло подчинился шипению Мане и горделиво обойдя домовика по дуге, запрыгнул гостье на колени.
- Могу я вам что-то предложить? - смерив Тигра скептическим взглядом и так не придя к выводу, рассматривать ли его поведение как предательство интересов дома или нет, поинтересовался у Мередит хозяин дома.

Подпись автора

“What I always get is ‘Renaissance man’, and I always say, ‘well, so was Cesare Borgia.(c)’”

+4


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [25.02.1978] Полусвет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно