Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [27.04.1978] Вы все еще свингуете? Тогда мы идем к вам!


[27.04.1978] Вы все еще свингуете? Тогда мы идем к вам!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Вы все еще свингуете? Тогда мы идем к вам!


Закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/201/90037.jpg

Участники:
Эдгар Боунс,
Моник Сарте

Дата и время:
27 апреля 1978

Место:
Косой переулок,
ателье «Parfait»

Сюжет:
О том, что бывает, когда пытаешься усидеть на двух стульях.

Отредактировано Monique Sartet (2021-08-08 22:21:15)

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+2

2

Когда волшебники привлекают к себе внимание в мире магглов — это не очень хорошо, хотя и необязательно автоматически означает нарушение Статута. Но после случая с фотографией обливиаторского значка в маггловской газете немудрено было начать дуть на воду, а снимок мисс Сарте в аналогичном издании навевал слишком много сходства с той всё ещё слишком свежей в памяти Эдгара ситуацией, чтобы пустить его на самотёк. С владелицей ателье следовало, по меньшей мере, провести профилактическую беседу, причём Эдгар искренне верил, что превентивные меры в подобных случаях — лучшее, что вообще можно сделать.

Чаще всего волшебники, попадавшие в объективы маггловских камер, не имели злого умысла и не собирались раскрывать лишних тайн. Тем не менее, порой оказывалось не лишним своевременно предупредить их о том, что они приблизились к опасной черте, которую лучше не пересекать. В случае с разовым проявлением неосторожности всё было просто, но с мисс Сарте ситуация выглядела иначе. Хозяйка модного ателье в Косом переулке ходила по краю, явно вполне сознательно вторгаясь в профессиональную среду мира магглов. Неосмотрительный шаг — да. Но пока ещё не преступление, и хорошо бы так оно и оставалось впредь. Строго говоря, на данный момент никаких законных претензий к Моник Сарте быть не могло. До сих пор не поступало даже никаких официальных распоряжений на её счёт. Но наученные горьким опытом обливиаторы в последнее время завели привычку просматривать маггловские газеты, и одна из сотрудниц с удивлением опознала на снимке волшебницу из Косого переулка, а там нашёлся и целый журнал с подробным фотоотчётом о стихийном модном показе, прошедшем в каком-то пафосном маггловском кафе в Лондоне. Эдгар счёл это достаточным основанием для того, чтобы проведать мисс Сарте лично и объяснить ей, почему идея была не самой удачной.

В ателье он заявился вскоре после обеда и, уж конечно, без записи, а потому не мог быть до конца уверен в том, что волшебница вообще на месте. Впрочем, и дело у него не было срочным. В приёмной Эдгара встретила миловидная блондинка, которая чрезвычайно любезно предложила ему кофе, потому что мадемуазель Сарте, к сожалению, оказалась занята постоянными клиентами и, конечно, не следовало вторгаться и мешать уважаемым людям в такой ответственный и, возможно, щекотливый момент. Эдгар, примерно представлявший, какая клиентура могла быть у здешнего ателье, и сам не рвался наживать себе лишние неприятности (достаточно было уже имеющихся), а потому предпочёл подождать и выпить кофе. С мягкого гостевого диванчика он поднялся в тот момент, когда Моник Сарте появилась в приёмной, а сдвинувшийся край портьеры приоткрыл тайну личности посетителей ателье: взору Эдгара предстала картина трогательного семейного единения супругов Эйвери, сопровождавшаяся полуобъятьем и вполне настоящим, весомым поцелуем. Ничего незаконного в этом, разумеется, не было, но Эдгар поспешил отвести взгляд. Впрочем, чему он удивляется? Пожиратели Смерти — тоже люди.

Спустя ещё минуту, потраченную на неизбежные расшаркивания, Эдгар, наконец, получил возможность обратиться непосредственно к той, к кому пришёл.
[indent]— Вы пользуетесь популярностью, мисс Сарте, — он сопроводил свои слова мягкой приветственной улыбкой. — Добрый день, меня зовут Эдгар Боунс, я возглавляю штаб министерских обливиаторов.
Он на всякий случай продемонстрировал молодой волшебнице свой значок.
[indent]— У вас найдётся несколько минут, чтобы переговорить с глазу на глаз?
Спохватившись, Эдгар подхватил опустевшую чашку с гостевого столика и вернул её блондинке за администраторской стойкой.
[indent]— Спасибо, прекрасный кофе.

+4

3

Моник едва ли не парила над землей. Жизнь ей улыбалась, мир был прекрасен и восхитителен. Почти девять месяцев в Британии - и можно окончательно сказать, что ее дитя явилось на свет. У нее постоянная клиентура, среди которой был и кое-кто из тех самых священных, сформировался свой круг поставщиков, доход рос пусть не феерически, но стабильно от месяца к месяцу. Правда, британцы как всегда были излишне увлечены политикой и то что-то взрывали, то делили власть, но ее это пока никак не касалось. Ах нет, в опере были неисправимо испорчены несколько ее платьев, среди которых было два настоящих произведения искусства. Но что поделать! Разочарования только стимулируют истинных творцов. И она послала всем своим клиентам милые, очень стильно оформленные маленькие презенты с пожеланиями скорейшего выздоровления. Пусть вспомнят в этот тяжелый момент, что лучшее средство от депрессии - новый гардероб.
Собственно, именно за это она ценила настоящих аристократов - их мало что могло вывести из себя. Вот, к примеру, чета Эйвери - истинный образчик семейного счастья и супружеской любви, невзирая на непростые времена. Надо аккуратно пустить слух через прикормленную желтую прессу, что ее платья обладают еще и приворотным эффектом.
Она деликатно опустила взгляд и вышла из внутренней залы первой, чтобы не мешать счастливым супругам, и прямо напротив увидела нового посетителя. Ах, какая незадача!.. А она ведь уже думала про второй вход, но владелец здания что-то говорил про историческую ценность и невесть знает что еще. Нужно выяснить, кто тут отвечает за такие вопросы, и срочно сшить его супруге очаровательное матине, которое настроит чиновника от культуры на нужный лад.
- Добрый день, мсье Боунс, - нежно улыбнулась Моник, протягивая гостю руку. - У нас самый лучший кофе в Косом переулке и, возможно, не только. Джози, пожалуйста, еще чашечку мсье и мне. Мы пройдем ко мне в кабинет.
Постоянных клиентов нельзя торопить. Уйдут, когда захотят. У нее, конечно, не дом свиданий, но нельзя мешать супружескому счастью!
Моник прошла вперед, приглашая гостя за собой. Ее кабинет был небольшим и мало напоминал то, к чему привыкло большинство волшебников. Большое искусственное окно почти во всю стену, имитирующее эффект большой высоты; много стекла, но всегда со скругленными углами и гранями, мягкие уютные кресла, но ярких контрастных цветов; странные беспредметные гравюры на стенах.
- Прошу вас, мсье Боунс, присаживайтесь. Вы желаете  сделать подарок мадам Боунс? У меня есть несколько прекрасных платков и шарфов с эксклюзивными узорами, их создает ваш соотечественник - Чан Шен. Лучший шелк, мсье. Или вы хотите чего-то особенного?
О, небо, ну, конечно, нет! Ничего такого он не желал. В таких случаях не козыряют министерскими корочками. Но она ведь не может и на секунду предположить, чем еще могла привлечь внимание обливиаторов, поэтому взгляд ее особенно чист и искренен.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+3

4

[indent]Мисс Сарте в целом держалась в точности так, как и полагается молодой, но успешной хозяйке ателье, не знающей за собой никакой вины. Следуя приглашению волшебницы, Эдгар изучал её хрупкую фигурку с высоты своего роста и, говоря откровенно, был только рад опуститься на указанное место, чтобы получить возможность беседовать с ней на равных, хотя прежде сделал несколько шагов, осматриваясь в новом для него пространстве. Кабинет Моник Сарте выглядел довольно необычно: в министерских стенах такому полёту мысли места, как правило, не находилось — но на то оно и модное ателье, чтобы отличаться от всего привычного и среднестатистического.
[indent]— Да, мисс Сарте: в некотором роде, я хочу чего-то совершенно особенного, — согласился Эдгар, сопроводив свои слова коротким кивком, и чуть заметно улыбнулся, чтобы не пугать собеседницу раньше времени. — Вернее, не столько хочу, сколько обязан сделать это по долгу службы.
[indent]С продолжением пришлось повременить, потому что миловидная блондинка из приёмной грациозно вплыла в кабинет с подносом и двумя чашечками уже знакомого Эдгару ароматного кофе. Небольшая вынужденная пауза пришлась в разговоре только кстати: теперь можно было не сомневаться, что смысл сказанного успел достигнуть сознания волшебницы и обеспечить нежданному гостю её внимание.
[indent]— Насколько мне известно, вы у нас меньше года и, вероятно, можете быть недостаточно полно информированы по некоторым вопросам, касающимся законов магической Британии. Для этого я и здесь: чтобы эти вопросы прояснить, — сказал Эдгар, решив начать издалека. — Так уж вышло, что департамент Министерства, в котором я работаю, не только занимается устранением уже произошедших катастроф, но и следит за тем, чтобы остановить и, по возможности, предотвратить любые коллапсы прежде, чем они разрастутся до катастрофических масштабов.
[indent]Вместо того чтобы поудобнее откинуться в мягком кресле, Боунс подался вперёд, уперевшись локтями в колени и сложив руки в замок.
[indent]— Как руководителя штаба обливиаторов меня, в первую очередь, беспокоит счастливое неведение и покой магглов, не подозревающих о существовании мира волшебников. Как вы наверняка знаете, их сохранения и поддержания требует, в том числе, Статут о секретности. Вы ведь понимаете, о чём я? — уточнил Эдгар, бросив на мисс Сарте исподлобья всё ещё исполненный дружелюбия взгляд. Он уже в общих чертах обрисовал суть своего визита и хотел посмотреть на реакцию чародейки, прежде чем переходить к предметной составляющей профилактической беседы.

+4

5

Моник никогда не чувствовала себя неловко из-за невысокого роста. Бесспорно у высоких людей есть свои преимущества, но вместе с ними и ответственность.  Все на них смотрят, все их видят, возлагают на них ответственность... Потому что они большие и им точно виднее. А маленькие - они всегда беззащитные. В общем, удобно.
- Мистер Боунс, когда мужчина начинает знакомство с фразы: "Я здесь по долгу службы" - это прямой упрек женщине. Значит, не сумела заинтересовать, - впрочем, улыбнулась Моник без кокетства. - Так что вы только вошли, а уже ужасно меня расстроили, уважаемый начальник обливиаторов.

Можно было поиграть и дальше в историю "Ах, о чем это вы, совершенно не понимаю!" Но тут ведь какая штука... Если ты начинаешь вести себя как абсолютная дурочка, то и общаться с тобой начинают как с дурочкой. А Моник это почему-то любила не всегда.

Она достала из странной стекло-металлической конструкции, выполнявшей роль бюро, несколько журналов мод, и снова села напротив Боунса, положив ногу на ногу. На верхней обложке красовалась сама Моник рядом с моделью в ее платье.

- Надо полагать, вы именно это имеете в виду, мистер Боунс? По-моему, я тут неплохо получилась, как вы считаете? - она передала журналы гостю. - Но мне не в чем себя упрекнуть. Я уверяю вас, что ни при изготовлении этих моделей, ни при их транспортировке, ни во время показа не была использована магия, - Моник развела руками. - Да, я прекрасно шью, вяжу и вышиваю и без магических приспособлений. Как министерский чиновник вы должны знать, что я полукровка. Частенько гостила в Италии у бабушки, которая замужем за маглом. Так что об этом мире я имею хорошее представление и знаю как себя вести. И да, я юридически грамотна и внимательно прочитала британские законы, когда решила здесь работать. Я не нарушила Статут, так что предлагаю вам перевести ваш визит в неформальный, добавить в кофе немного коньяка и все-таки выбрать что-нибудь вашей даме.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+3

6

[indent]Слова мисс Сарте лились нежным ручейком по грубым булыжникам министерских реалий. Едва ли она пыталась с ним заигрывать, но изящную попытку хозяйки ателье создать выгодную для неё атмосферу в разговоре Эдгар оценил. Более того, он даже не собирался ей в этом мешать — как, впрочем, и поддаваться маленьким женским чарам.
[indent]— Если вас это утешит, я ещё подумаю над вашим предложением по поводу сувенира для миссис Боунс, — Эдгар улыбнулся. — После того как мы с вами разберёмся с истинной причиной моего визита. От коньяка вынужден отказаться: не пью на работе.
[indent]Моник Сарте, безусловно, уже поняла, что его сюда привело. Прямым подтверждением тому стали несколько журналов, которые она достала из чего-то, весьма условно подходившего под категорию офисного бюро. Обложка была Эдгару хорошо знакома: Моник не ошибалась, когда предполагала, что нынешней беседой она обязана именно этим снимкам.
[indent]— Я бы так не сказал, — заметил Эдгар, забирая из рук волшебницы журналы и бросая взгляд на уже известную ему фотографию. — Вы получились превосходно — как, очевидно, и ваша коллекция. Позвольте поинтересоваться, где вы научились вашему искусству?
[indent]Он открыл журнал и принялся без спешки перелистывать страницы.
[indent]— Я прочёл отзывы, среди них много восторженных. Вам прочат большую судьбу в мире маггловской моды и даже называют вас открытием. Или вот, — Эдгар опустил взгляд, чтобы зачитать вслух один из комментариев очевидца. — «Творения мадемуазель Сарте — настоящее волшебство». Но это только фигура речи, разумеется.
[indent]Снова подняв взгляд, он внимательно посмотрел на собеседницу, отложил журнал в сторону и взялся за другой.
[indent]— «Восходящей звездой вечера стала мисс Сарте с её смелыми, воодушевляюще дерзкими и всё же такими женственными нарядами. Кто эта женщина, чарам которой невозможно противостоять, и какие ещё сюрпризы она нам готовит?» — Эдгар закрыл журнал и сложил из них аккуратную стопочку на столе. — Должен признать, результат впечатляющий. Похоже, вам удалось заинтриговать местную публику.
[indent]И привлечь к себе внимание — так много внимания, что это не могло не настораживать. Сама мисс Сарте пока явно не считала это поводом для беспокойства, но на то и существует Министерство, чтобы добропорядочные граждане имели возможность не забивать себе голову лишними проблемами — если им действительно следует над чем-то задуматься, им на это заботливо укажут.

+4

7

Все-таки британцы зануды. Вредные чопорные зануды! Даже каплю коньяка на работе выпить не может.
- Ах, мистер Боунс, позвольте выразить вам свое сочувствие. Быть всегда на работе... Я бы так не смогла. Покупать журнал и думать о нарушении Статута, заходить в модное ателье только по поручению начальства, пить кофе с мыслями об Азкабане... Ведь, кажется, туда ведет нарушение британских законов? И как вам только удается распределять нагрузку?

Она сидела напротив Боунса, положив ногу на ногу, и, весело сощурившись, покачивала яркой туфелькой на высоком каблуке.
- Не сочтите мои слова за издевку, мистер Боунс. Но, согласитесь, про волшебство вы тоже сказали зря. Вы ведь понимаете, что это действительно всего лишь похвала. А словосочетание "впечатляющий результат" в ваших устах и вовсе звучит не только не как комплимент, а скорее как обвинение. Вы не верите, что все эти работы я шила сама, держа в руках иголку, а не палочку? Ну хорошо, если хотите, сделаю маленький экскурс в историю моего модного магазина.
Моник взяла свой кофе и откинулась в кресле.

- В школе я на спор сшила себе платье на выпускной без волшебства, - она кивком указала на стену, где в рамке и паспарту на светлом фоне висел крупный медальон старинной работы. - Это, так сказать, мой первый приз. Моей школьной приятельнице пришлось расстаться с фамильной драгоценностью, и я категорически отказалась ее вернуть даже за большие деньги. Потому что это было честное пари, а я азартна, мистер Боунс. Эта коллекция - тоже своего рода вызов. Не магам и не маглам, а себе самой. Это знак того, что я разбираюсь в моде и чего-то стою не только в нашем крошечном мирке, живущем художественными традициями вековой давности, но и среди мира другой моды, где нет ограничений и можно позволить себе любые безумства. Да я умерла бы со скуки, если бы шила только приличные мантии серии "Неделька"! Так что, мистер Боунс, - она развела руками. - Вам придется смириться с тем, что в мире маглов появится новый модельер, приехавший покорять Лондон из... Хм... маленькой французской и никому неизвестной деревушки или, допустим, из Алжира. В противном случае покажите мне, пожалуйста, статью закона, которая запрещает мне заниматься любимым делом.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+2

8

Эдгар подавил вздох. Ох уж эти либеральные веяния с материка! Так удобно принять позу оскорблённой невинности и грозить поднятым в воздух пальчиком: «Ваши законы запрещают мне заниматься любимым делом? А-та-та!» Он таких уже видел — они потом настолько убеждаются в своей правоте, что выходят на улицы с плакатами в стиле «если закон мешает мне жить, долой этот закон».

Мисс Сарте, тем не менее, вызывала у Эдгара неоднозначные чувства. С одной стороны, перед ним была молодая, смелая и успешная волшебница, располагающая к себе и обаятельная, даже если её слова звучали отчасти легкомысленно. С другой стороны, она была иностранкой, прибывшей в магический Лондон и бросавшей вызов его законам — пока что только неписаным, но кто знает, куда её понесёт дальше? На месте этой особе явно не усидеть — слишком скучно. Не влипнет ли она в неприятности, поддавшись страстному стремлению объять необъятное, и не станут ли эти неприятности больше, чем её личными трудностями? Развитие событий было сложно предсказать заранее и наверняка, а превентивных штрафов закон не предусматривал — к счастью, разумеется, потому что Эдгару искренне хотелось верить, что настоящих проблем с соблюдением Статута у Моник Сарте не возникнет.

— В какой школе вы учились, когда пришли на выпускной в своём платье? Где она находится — в Алжире, или всё-таки во французской деревушке? Как она, кстати, называется? Какому роду принадлежит эта фамильная драгоценность у вас на стене? Как зовут приятельницу, с которой вы тогда заключили пари, и кем она стала теперь?

Вопросы, которые он перечислял, не требовали ответа. Эдгар задавал их с одной-единственной целью: убедить девушку задуматься над тем, так ли хорошо она всё предусмотрела — и можно ли вообще предусмотреть всякую мелкую деталь. Всегда найдётся какой-нибудь неучтённый пустяк, сущая безделица, казалось бы, не имеющая никакого значения, — которая может по щелчку пальцев превратиться в огромную проблему, стоит только кому-то пожелать присмотреться к ней под микроскопом. А общественное внимание зорче любого увеличительного стекла.

— Полагаю, вы не совсем верно истолковали мои слова, мисс Сарте. Посудите сами: вы пользуетесь успехом среди магглов, но вы для них — тёмная лошадка. Людьми движет любопытство. Они захотят узнать о вас всё, начнут искать подробную информацию — и что они найдут? Если кто-то выяснит, что французской деревушки, из которой вы родом, не существует в природе, или что там никто знать не знает ни о какой Моник Сарте, это лишь вызовет дополнительные вопросы, которые начнут накапливаться, как снежный ком. Оглянуться не успеете — и вы уже разоблачены.

Пугать волшебницу Эдгару не хотелось, но ей всё виделось в слишком уж ярком свете, и этот свет, похоже, слепил девушке глаза. Нужно было спустить её с небес на землю, пока она не успела взлететь так высоко, чтобы потом расшибиться при падении.

— Всё было бы проще, если бы дело касалось вас одной, — признал он. — Но вы являетесь полноправной представительницей магического сообщества. Однажды попав впросак, вы можете подвести всех нас. Хуже того: вы можете даже ни о чём не догадываться, а какой-нибудь любопытный репортёрский нос в поисках жареной сенсации уже пролезет из маггловского мира в наш.

+3

9

- Дорогой мсье Боунс, вы сейчас специально пытается меня запутать? Это ваш метод работы? Тогда у вас ничего не получилось, потому как мне еще далеко до старческого слабоумия. По крайней мере, я на это надеюсь. Я разделяю мир магии и мир маглов. И то, что я рассказывала сейчас - я рассказывала магу. Но раз уж вы у меня официально, то я обязана отвечать на все ваши вопросы, верно? Так вот, я училась в Шармбатоне. Драгоценность принадлежала мадмуазель де Валансьен. Названная мадмуазель сейчас замужем, проживает в Италии и носит фамилию Русполи. Это часть первая, магическая. А что касается второй... Я еще не выбрала окончательно линию поведения. Не ожидала, что коллекция будет иметь такой успех. У меня пока два варианта: либо я вообще ничего не говорю, не даю интервью и ограничиваюсь молчаливой улыбкой, предоставляя маглам додумывать все самим. Либо я каждый раз буду рассказывать новый вариант, один фантастичнее другого. Через некоторое время это приестся и меня просто станут считать странной чудачкой.
Моник пожала плечами. Ее начинал раздражать этот чиновный английский бюрократ. Вот, к примеру, ее итальянская бабушка позволяла себе много... всякого. И ее даже вызывали в тамошнее министерство магии и говорили ай-яй-яй, кажется, она даже штраф платила. И что? И ничего. Бабушка всегда смеялась над этим и уверяла, что маглы слишком трезвомыслящи, чтобы принять магию и волшебство. Да еще и поддразнивала мужа, говорила, что тот тоже в нее до сих пор не верит и считает, что женат на античной музе. Так и здесь - что такого ей нужно сделать, чтобы маглы поверили в ее сверхъестественные способности? Пролететь над Букингемским дворцом на гиппогрифе?
- Вы сейчас дуете на воду, обжегшись на молоке. В магловской Опере во время взрыва зачем было столько магов? А это, между прочим, было решение вашего правительства! Не сами они туда пришли. Я уж не говорю о том, что творилось позже. Мне рассказывали очевидцы - колдомедики, хит-визарды, разбор обломков с помощью магии... И вы при этом отечески журите меня за то, что я показала маглам сшитые мною платья? Заметьте. иголкой и ниткой сшитые! Вот этими самыми руками! - она взмахнула перед Боунсом правой кистью и пошевелила пальцами. - И вы так и не ответили на мой вопрос - так какую статью закона я нарушила?

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+1

10

Они дошли до той стадии, на которой мисс Сарте воспринимала любые его слова в штыки. Ничего нового в этом для Эдгара не было: даже самые милые люди чаще всего плохо реагируют на министерские мантии в непосредственной близости от своего привычного ареала обитания и автоматически занимают агрессивную оборонительную позицию, независимо от того, выдвигают ли им какие-то претензии или нет. Впрочем, оно и понятно: пусть даже речь идёт о профилактической беседе — сам факт её существования предполагает, что кто-то заподозрил тебя в потенциальной возможности совершения чего-то противоправного. Неприятно. В этом смысле превентивные меры Боунс никогда не любил, однако коэффициент их эффективности недвусмысленно свидетельствовал в их пользу. Жаль только, что доставлять неудобства сейчас приходилось такой очаровательной девушке.

— Разве я говорил, что вы что-то нарушили? — удивился Эдгар, выдержал короткую паузу и осторожно, почти робко улыбнулся, как мог бы улыбнуться мужчина незнакомой женщине, которой хотел сделать комплимент, но вместо этого случайно сморозил сомнительную глупость.

— Нарушениями закона у нас занимается ДОМП, я из другого департамента. Простите, если поневоле ввёл вас в заблуждение, — извинился он, продолжая смотреть на волшебницу с чуть приподнятыми уголками губ. — Мне кажется, мы начали не с того конца, и мой визит испортил вам настроение. Пожалуйста, дайте мне шанс попытаться это исправить. Может быть, вы согласитесь отойти со мной перекусить в кафе тут неподалёку? И я с удовольствием рассказал бы вам о третьем варианте, который, как я полагаю, избавит вас от проблем с нашим Министерством раньше, чем они возникнут. На случай, если план с чудачеством не сработает и кто-нибудь всерьёз попробует уличить вас в обмане. Я не отниму более получаса вашего времени, мисс Сарте, обещаю.

Если практика работы с человеческим сознанием чему-то научила Эдгара, то в первую очередь тому, что бесполезно давить на собеседника, когда он убеждён в своей правоте и видит в тебе не более, чем досадную помеху. Как часто бывает, что позиции сторон не противоречат друг другу по сути, но разговор превращается в ожесточённый спор просто потому, что каждый непримиримо отстаивает свою точку зрения вместо того, чтобы прислушаться к партнёру по диалогу, в котором видит скорее оппонента, чем помощника. Эдгар наблюдал такие сцены неоднократно и не раз сам становился их участником. Работа обливиатора научила его тому, что порой инстинктивным порывам поддаваться не следует, какими бы естественными и заманчивыми они ни казались, — иногда только так и сохраняется шанс уладить вопрос полюбовно. А ведь насколько легче было бы жить, если бы люди просто чаще слушали друг друга.

К тому же, вряд ли он был уполномочен обсуждать теракт в опере с владелицей ателье, поэтому по некоторым моментам вдаваться в детали было нежелательно, так что им действительно имело смысл попытаться подобраться к сути с другой стороны.

+1

11

Спокойствие. Только спокойствие. Неважно из какого он департамента, портить отношения с министерством, тем более сомнительной иностранке, - последнее дело.
Поэтому хоть в первый момент Моник широко распахнула глаза и чуть подалась вперед, но все же удержалась от невежливого вопроса: "Так какого же драккла вы тут делаете?!" Только лишь развела руками.
- Ваш визит, мсье Боунс, скорее, привел меня в недоумение, нежели расстроил, и я до сих пор не понимаю, чего же именно вы от меня хотите. Но если есть шанс вас понять, - она снова улыбнулась и бросила взгляд на настольные  часы, - то давайте попробуем начать хоть с конца, хоть с середины. У меня есть время до следующей встречи, а пирожные всегда исключительно положительно влияют на мои умственные способности.
Тактику, выбранную ее неожиданным посетителем, она оценила. Не можешь изменить мнение оппонента, измени внешние обстоятельства - есть шанс, что новая система координат на что-то повлияет. При этом сама Моник была уверена, что ее убеждения останутся прежними. Разве что... Некоторые детали и правда было бы неплохо обсудить с профессионалом. Лучше с благожелательно настроенным к ней профессионалом. Дело в том, что после разговора с Саважем, Моник решила разузнать все про получение магловских документов. Но с учетом ее внезапного триумфа делать это нужно было осторожно. Стоит в нее вцепиться журналюгам, и они любое, самое мелкое несоответствие найдут.
- Здесь недалеко "Пастушья сумка" - неумеренно вкусные пирожные для меня и хороший полноценный обед для голодного мужчины. Вам подойдет? Но каждый платит за себя, чтобы потом нас с вами вдруг не поняли неправильно. Пару секунд - я только прихвачу плащ и сумочку.

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+1

12

Эдгару уже начинало казаться, что француженки — не тот тип женщин, с кем ему удаётся находить общий язык, когда перемена тактики неожиданно принесла с собой дыхание надежды. Во всяком случае, мисс Сарте перестала гневно засыпать его упрёками — по большей части справедливыми, хотя и направленными не совсем по адресу, — а для начала и это было неплохо. Когда же по губам хозяйки ателье скользнула улыбка, Эдгар окончательно воспрял духом.

— Более чем, — с готовностью откликнулся он, когда мисс Сарте выбрала местом для продолжения разговора «Пастушью сумку». — Это будет очень кстати: я ещё не успел пообедать, — признался Эдгар и улыбнулся.

Сказать по правде, он уже особенно не надеялся на такое счастье до конца рабочего дня — и тут такой удачный поворот. Напрасно Моник Сарте пыталась отговориться от него, прикрываясь недостаточным интеллектуальным тонусом, — по крайней мере, с тем, как наладить отношения с голодным представителем министерства, у неё проблем не возникло, стоило только захотеть.

— Буду уповать на то, что пирожные скрасят для вас вынужденную необходимость терпеть моё общество до конца перерыва, — не переставая улыбаться, сказал Эдгар. — Может быть, тогда вы проявите ко мне благосклонность, и способность изъясняться более внятно ко мне вернётся.

Этот путь, мало того, что более приятный, начинал казаться Эдгару и более перспективным, а дела, за которые брался, он привык доводить до конца.

Путь до «Пастушьей сумки» не занял много времени: всего через несколько минут они уже делали заказ, сидя за вполне уютным столиком почти в углу, у окна.

— Понимаете, мисс Сарте, — заново начал Эдгар, когда ему представилась такая возможность, — у меня в этом деле есть свой корыстный интерес: если проблемы вдруг возникнут у вас, они с высокой долей вероятности появятся и у меня. А мне это совершенно не нужно, у меня начальница строгая.

Чистейшая правда, между прочим. И проблем ему тоже хватало и без всяких сенсационных «открытий» на стыке миров магии и магглов.

— Поэтому я хотел сделать вам предложение.

В предвкушении сытной еды настроение у Эдгара стремительно поползло вверх, и он уже не видел беды в том, чтобы немного пошутить на грани лёгкого флирта. В конце концов, ничего непристойного они не делали и даже не обсуждали.

+1

13

Моник в ответ на весьма неопределенные слова Боунса улыбнулась также неопределенно. Давать опрометчивых обещаний она не собиралась и, если ее благосклонность должна проявиться в том, чтобы отказаться от таких вдохновляющих модных показов у магглов... Тысячи голодных министерских чиновников ее не остановят!
В кафе ее заказ принесли быстро - двойной черный кофе и чудесное шоколадное пирожное - а потому она могла позволить себе не сразу отвечать на вопросы, делая вид, что наслаждается угощением. Или же наоборот неумеренно болтать на любую, имеющую или не имеющую отношение к делу, тему - раз уж мсье Боунс сам перевел их встречу в не совсем формальное русло.

- Строгая начальница? - Моник подхватила тоненькую стружку горького шоколада и отправила в рот, - А вы почаще кормите ее пирожными, есть шанс, что она подобреет. Пожалуй, с этой точки зрения мне повезло - я сама себе начальница. Зато контролеров у меня... - Моник возвела глаза к потолку, вероятно, обозначая этим количество контролеров, сложенных в штабель, - целое министерство. Хотя... Пожалуй, я грешу против истины. Например, у вас совершенно очаровательные сотрудники в отделе охраны правопорядка. Представляете, буквально пару недель назад меня пытались обокрасть! Воры успели только за дверь выйти, как их уже поймали и связали, а потом вернули украденное. Да еще и помогли мне с сигнализацией. Очень милые люди! И это при том, что кое-кто из моих клиентов пугал меня хит-визардами и аврорами, говорили, что с ними лучше не иметь дело, дескать, люди грубые и бесчувственные.
Моник с улыбкой пожала плечами и, чуть сощурившись, внимательно глянула на собеседника.
- Мне кажется, что вы тоже должны оказаться очень милым человеком, мсье Боунс. Так о каком предложении речь?

Подпись автора

Аватар от несравненной Марго.

+1

14

Новая тактика, определённо, сработала: в беспечной и немного даже праздничной атмосфере кафе лёд между ними затрещал, сигнализируя о готовности сломаться в любую секунду. Сама Моник, впрочем, не изменилась — она по-прежнему казалась Эдгару той же лёгкой и немного взбалмошной, очаровательно импульсивной женщиной-ребёнком — одним из тех типов, которые так ловко вписывались в образ настоящей француженки. К сожалению, именно по этой же причине Эдгар всё больше убеждался в том, что затеял этот разговор не зря: такие женщины склонны пренебрегать проблемами, которые им непонятны или попросту неинтересны, и по возможности перекладывать их на надёжные мужские плечи. Причём соответствующую возможность такие барышни находили всегда, но чем позже это случалось, тем тяжелее становился ком неприятностей, перекатывавшийся на чувство ответственности добровольных помощников, которые у таких женщин тоже находились всегда. Эдгар, однако, мог не опасаться угодить в эту западню — он должен был в неё угодить.

— Очень строгая, — серьёзно покивал Эдгар. — Пожалуй, с пирожными надо будет попробовать. Главное, чтобы она не сочла это попыткой подкупа и не заставила меня съесть всё самого. Не люблю сладкое.

Теперь он нарочно не торопился и не делал ничего особенного — просто подстраивался под манеру своей собеседницы, предоставляя ей возможность окунуться в наиболее комфортную для неё атмосферу. И надо же — у владелицы модного ателье проявилось больше охоты поддержать беседу, чем всего за несколько минут до этого. Эдгар, правда, предполагал, что очаровательнейшая мадемуазель Сарте могла с лёгкостью наплести ему с три короба — просто так, из любви к искусству — однако её рассказу о благополучно пресечённой краже он поверил. Интересно, было ли это попыткой показать, что она уже обзавелась друзьями в ДОМП, которые будут не прочь оказать ей посильное содействие в избавлении от других не в меру навязчивых сотрудников Министерства? Если такой посыл в её словах и содержался, Эдгар решил его не замечать.

— Не скажу за весь Департамент правопорядка, но и среди хит-визардов, и среди авроров достаточно милейших людей, — подтвердил он. В первую очередь Боунс подумал о Лонгботтомах, с которыми они давно дружили семьями. Правда, «милые», возможно, было не совсем правильное слово. Алиса, к примеру, могла быть очень жёсткой. Фрэнк в этом плане казался ему куда более… гибким. И в то же время Эдгар легко себе представлял, как эта чудесная семейная пара волочёт его под белы ручки в Азкабан.

— У нас тут вообще в большинстве своём обитают очень милые люди. Просто порой работа обязывает их быть более сдержанными и строгими, — добавил Эдгар с извиняющейся улыбкой. — Вы мне тоже очень симпатичны, мисс Сарте. Поэтому я надеюсь, что вы не откажетесь. А суть моего предложения крайне проста: я пришлю к вам специально обученного человека из своего департамента, и он разработает по вашим наброскам такую убедительную и детальную биографию восходящей звезды мира моды, что ни один самый ушлый маггл не подкопается. Вам останется только запомнить некоторые нюансы и следовать легенде. Вот и всё.

Чего уж проще, верно? Но сюрпризы могли притаиться и тут: реальность редко совпадает с ожиданиями. Однако это не означает, что не следует даже пытаться подстелить соломку под наиболее вероятные места падения.

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [27.04.1978] Вы все еще свингуете? Тогда мы идем к вам!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно