Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [31.10.1963] This is Halloween


[31.10.1963] This is Halloween

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

This is Halloween


Закрытый

https://ic.wampi.ru/2021/08/05/oc-halloween-8-12jpg5065b6105276a373.jpg

Участники: Eloise Travers, Max Brown

Дата и время: 31.10.1963, вечер

Место: территория Хогвартса

Сюжет: Элли не может оставить без помощи жеребёнка единорога, якобы появившегося в лесу, а Макс пользуется возможностью побыть со смешной рейвенкловкой наедине.

Отредактировано Eloise Travers (2021-08-16 18:41:07)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+4

2

До праздничного ужина в честь Хэллоуина остаётся целых два часа, и Элли, спотыкаясь в осенних сумерках об очередной корень, уверена, что точно успеет. И вернуться, и переодеться, до того, как Келли и Бен заметят её отсутствие. Рейвенкловке было совершенно не свойственно нарушать правила, но сегодня иначе никак бы не получилось, а причина уважительная. Заходить в Запретный Лес в одиночестве ученикам нельзя, но Элоиза слышала от слизеринских старшекурсников, что в лесу за теплицами видели жеребёнка единорога. Одного, без мамы! Может, она отошла ненадолго, а может, потерялась. Вдруг потерялась? Ему должно быть жутко страшно в лесу в одиночестве, ещё и в праздничный вечер, когда все будут сидеть в замке и радоваться вкусной еде… Позволить малышу голодать Элли не могла.

Как пробраться в кухню ей когда-то рассказал Бенедикт. Четверокурсница никогда не злоупотребляла этим знанием, ей вполне хватало школьных трапез согласно расписанию, и казалось некрасивым брать больше, чем тебе нужно, просто из озорства. Но сегодня она не могла ждать до ужина и пощекотала грушу на картине, чтобы попросить у домовиков пару морковок, яблоко и кубик сахара. Самым сложным оказалось объяснить, что ничего больше ей действительно не нужно:
- Нет-нет, спасибо… Не надо пирожных. Я сытая, это не для меня, он ест только овощи - бормотала она, пятясь от домовиков, несущих полные подносы еды. Мелькнувшее было искушение взять что-нибудь для Келли, проводившего вечер в шахматном клубе, Элоиза подавила быстро: скоро ведь праздничный ужин, там наестся даже её вечно голодный братец.

Выбраться из замка, занятого хэллоуинской суетой, оказалось легко даже неопытной в таких делах Элли. Никто не обратил внимания на худенькую фигурку в мантии, ускользнувшую из холла за дверь. А вот в лесу оказалось темнее и страшнее, чем Элли ожидала. Но отступать было нельзя. Подбадривая себя мыслями о том, как здорово будет увидеть малыша-единорога, и как он обрадуется лакомству, девочка продвигается вперёд по тропинке, вьющейся за огораживающим школьные теплицы забором. Чем дальше она уходит, тем чаще спотыкается о корни, бугрящиеся из-под земли в самых неожиданных местах.
- Ай! Да что же это… Люмос! - теперь в одной руке Элоиза держит палочку, а в другой - пакет с единорожьей едой. С огоньком на конце палочки идти стало немного легче, и обрадованная рейвенкловка немного прибавила ходу, даже не подумав, что со светящейся палочкой сама стала лёгкой мишенью для обитателей леса.

Говорили, что в лесу можно встретить и кентавров, и фестралов, и красных колпаков, заманивающих путников в трясину. Но Элли уверена, что так далеко она не пойдёт, слизеринцы говорили, что жеребёнок совсем близко, вышел почти на границу леса. Поищет его ещё немного, не будет сходить с тропинки, тут совсем негде заблудиться. Подняв палочку повыше, рейвенкловка пытается осветить себе участок пути побольше и вскрикивает от неожиданности, когда вдруг выхватывает большущую тень с крыльями. Элоиза отскакивает на пару шагов прежде, чем успевает понять, что крылья - не крылья, а пола мантии, она наткнулась на другого ученика. И тот издаёт смешок, до боли знакомый, заставивший девочку поджать губы и подобраться. Это же надо, в замке сейчас столько интересного, а они оба умудрились столкнуться здесь:
- Макс? - зовёт она осторожно, направляя пучок света и убеждаясь - точно, Браун собственной персоной. Засел на пеньке, как какой-нибудь цапень.
- Что ты здесь делаешь? Скоро начнётся ужин - наученная горьким опытом, Элоиза останавливается на расстоянии, чуть превышающем вытянутую руку. Чтобы Макс не мог дотянуться хотя бы до её косичек. Разве он не должен сейчас быть с Беном или придумывать какую-нибудь шуточку для совершенствования праздничных декораций? Элли никогда не смеялась над его попытками, как другие, но всё равно он над ней подтрунивал. Может быть, ему тоже нужно было над кем-то подшучивать для разрядки. Девочка обычно не давала отпора, но сегодня ей не хотелось тратить время на попытки разойтись с Брауном, потому что этого самого времени немного, а жеребёнка она ещё не нашла. И Элоиза крепче прижимает к себе картонный пакет с едой, словно думает, что это поможет ей спрятаться.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

3

[indent] Оказывается, деревья – твердые, зараза – размышлял Браун сидя на пне грустно подперев подбородок и вытаращившись на тополь перед собой. Ствол был расколот у основания, вокруг которого маг начертил мелом идеально ровную линию. Из щели торчал клинок топора. Рукоятка же мялась у Макса в ладони.
[indent] Мда. Стоило свистнуть у Огга* еще и пилу, – пораскинул извилинами хаффлпафец, беспомощно запустив ладонь в лохматый загривок. Надо сказать, эта мысль достаточно своевременно пришла Максу в голову. Впрочем, как и всегда.
[indent] – Accio! – в очередной раз призвал он клинок заклинанием, но тот лишь протестующе заерзал в облупленной древесине, вцепившись в нее как уличная шавка в ботинок прохожего.
[indent] Оставив тщетные попытки вынуть из дерева сталь, Браун устроился поудобней на обширном пеньке, вооружился перочинным ножиком и принялся вырезать свое имя на шершавой поверхности.
[indent] На этот раз маг развернулся к Запретному лесу спиной. Солнечный шар колобком укатывался вдаль. Сверкая боками и плавясь, он терялся за жилищем школьного лесника. Совсем скоро свет отбросит на поляну последние полосатые тени. Землю на прощанье украсит золотистой предзакатной вуалью и до утра заснет под рыжей пожухлой листвой.
[indent] И вот он уже совсем растворился во мгле. Макс же продолжал сидеть и о чем-то мечтать томно вздыхая время от времени. Он все еще не придумал, как бы возвратить на место одну лишь половину орудия, да так что бы лесник ненароком не располовинил его самого. Хотя на самом деле, мысли его достаточно быстро улетучились от тревожных забот в ином направлении. Сначала они бросились исследовать формы проплывающих облаков. Затем, словно намагниченные голодом, опустились внутрь пустого желудка.
[indent] При мысли о праздничном ужине во рту Брауна собралась слюна. Однако, стоило юноше окинуть взглядом крутое бугристое возвышение, как сила в ногах Макса таяла будто скованная проклятьем. Оно, это проклятье, сонным питоном извивалось вокруг лодыжек волшебника убаюкивая желание поскорее набить брюхо тыквенным пирогом. Посиди, Браун, посиди ещё. Впереди так много времени. Впереди целая вечность.
[indent] Но как бы волшебник ни растягивал минуты беспечного ожидания, сумерки долго ждать себя не заставили. Вечер подкрался на мягких лапах, и с ним под руку по лихой лесной тропе вниз спускалась малышка Трэверс.
[indent] Если бы не строгая школьная мантия, среди осенних декораций Элоизу можно было принять за самку хамелеона. Мордашка с россыпью рыжих веснушек – поцелуй сентября ворвавшегося в ухоженный сад аристократа вместе с опавшей листвой. Отпечаток осени еще весьма молодой для того чтобы стать ноябрем, но уже теряющей зелень в обмен на краски более трогательные. Осени, в которой с самого первого дня чувствуется холодок, – леденящий, игривый, волнительный, пахнущий лесом с выжженными макушками тополей, – отнюдь не предвещающий удачный конец своих беспечных забав. Зубы его еще не выросли настолько, чтобы укусить до крови. Но когда-нибудь они обязательно вырастут.
[indent] Оторвавшись от своего занятия, Браун с интересом наблюдал фигуру волшебницы спускавшуюся по склону. Элли двигалась с осторожностью, перебирая под собой землю коротенькими маленькими шажками. Совсем не как он, с придурью несущимся куда нога встанет, собирающим по пути все колючки которые можно собрать и то и дело поскальзывающимся на шляпках грибов да покатых обрубках ветвей, что будто нарочито подставлялись волшебнику под подошвы.
[indent] Нет, грациозная Элли внимательно смотрела под ноги, стараясь не наступить ненароком на грибочек или чью-нибудь норку, при этом вовсе не замечая Брауна приземлившегося на пеньке. Остановившись в середине пути, ведьма перевела дух, поправила прическу и двинулась дальше.
[indent] Ах, эти рыжие косыньки...
[indent] Максу всегда нравилось смотреть на горящий огонь. А еще чаще хотелось его потрогать. Навязчиво. Опрометчиво. Так легко в этих играх обжечься. Сноп рыжих искр лишь распаляет необъяснимую азартную страсть, выводя сиюминутное желание в степень лихорадочного безумия.
[indent] Естественное колдовство огня притягательно. А косы? Они ведь славные пушистые огоньки, по сторонам болтающиеся задорно как жаркое пламя свечи, и мягкие, как беличья шерсть в кисточке смоченной терракотовой краской. Хватай их, играйся как кот… пока Келли Трэверс не одарит многозначительным убийственным взглядом, или Бен с видом усталым по рукам не отшлепает, или же пока самой Элли не опостылят эти его дурацкие двусмысленные приставания.
[indent] И сейчас по-детски оттянуть за волосы рэйвенкловку, чтобы немного встряхнуть ей нервишки, хотелось особенно. За что? Да хоть за то, что свела с праведного пути честного человека. Гриффиндорца. И ни кого-то там, а самого Поттера, – по праву лучшего, и, надо сказать, единственного настоящего друга Брауна.
[indent] Можно залезть на дерево и хищно спрыгнуть прямо за ней, – прикинул Макс, щурясь, оглядывая полу-срубленное дерево перед собой. Жаль только что хилая и чувствительная девчонка… Глядишь, Трэверс ведь может, испугавшись, и в обморок провалиться. А тащить на себе дополнительную ношу, пускай такую легкую на подъем, Брауну хотелось еще меньше. Так что он решил ограничиться сдержанным смешком, в котором, тем не менее, полыхнула издевка.
[indent] – Макс?
[indent] – Привет-привет, Пряничная!
[indent] – Что ты здесь делаешь? Скоро начнётся ужин.
[indent] – Спасибо, Элли, я помню об этом – поднявшись на ноги юноша продемонстрировал пустую напоминалку – Может пойдем на него... вместе? Или ты уже официально подружка Бенни Поттера? – и, театрально прикрыв рот, состроил ей рожицу.
[indent] – Я уже битый час пытаюсь вернуть эту штуковину – указал он на застрявшую в расселине головку топора, – вот сюда, – и помахал деревянной дылдой аки битой загонщика у носа четверокурсницы – Но, как видишь, все безуспешно. И если завтра вся школа на ночь останется без отопления, ты ни-че-го не видела – тыкнул он обезглавленным кончиком рукояти Элли в пупок.
[indent] Затем Макс аккуратно прислонил рукоять к дереву. И когда та упала, прислонил ее снова, на этот раз ласково погладив ствол, словно между оскверненным жителем леса и Брауном этим вечером ничего особенного не произошло.
[indent] – Итак. Готов поспорить, Трэверс, у тебя есть еда, – произнес Макс с непоколебимой уверенностью в голосе, когда повернулся к Элоизе, чтобы беспардонно протянуть клешни к пакету, в котором просвечивало красное яблоко, – дай, а? Я чудовищно голоден.
[indent]

*

Огг – лесничий школы до 1968 года

Отредактировано Max Brown (2021-08-27 00:08:53)

+4

4

С выражением лёгкого недоумения Элоиза окидывает взглядом высвеченную огоньком палочки картину: за спиной Макса обнаруживается застрявшая головка топора. Конечно, ей самой работать топором не приходилось - Элли редко поднимала что-то тяжелее библиотечных книг. Да если бы и могла махать топорищем, то ни за что бы этого не сделала. Что за надобность рубить деревья? Они намного красивее живыми и зелёными. Топливо для каминов, конечно, нужно… Но есть же старые, больные, высохшие деревья, или деревья, поваленные бурей. Всегда можно найти компромисс.
- Может, попробовать левитировать её? Зачем тебе вообще понадобилось это дерево? Я думала, дрова для школы заготавливает Огг - увернуться совсем Элоиза не успевает, но в целом тычок кончиком деревянной рукояти болезненным не оказался. С Максом бывало и хуже. Она не читает ему лекцию на тему дерева - Браун всё равно вряд ли поймет, и дереву уже не помочь, а вот накормить малышка единорога ещё можно успеть.
- Я на ужин с Келли пойду, мы всегда сидим рядом - сообщает Элли безмятежно и с небольшим опозданием. Она не очень понимает, как и зачем пойти на ужин с Максом, если они всё равно будут сидеть за разными столами. И Бен тоже у себя, с гриффиндорцами. Хотя после ужина они с ним и с Келли наверняка успеют немного пообщаться в коридорах, Элоизе нравится, когда они втроём, как раньше. В обществе Бена даже Келли разговорчивее обычного. Макс, наверное, просто опять её дразнит. Никакая она Бенедикту не подружка, он не такой. Он заботится о ней, как Келли, потому что они дружат с детства.

Девочке приходится отвлечься от размышлений, чтобы снова проворно увернуться от тянущихся к ней рук Брауна. На сей раз они, правда, тянулись не к её косичкам, а к картонному пакету, но как раз пакет-то сейчас и есть - самое важное.
- Нет, не могу - отскочив на пару шагов, Элли качает головой и крепче прижимает пакет к себе. Там еды всего-то ничего, она не стала брать лишнего, не будучи уверенной в том, что найдёт жеребёнка. Если вдруг нет - куда ей потом девать гору морковки?
- Это не для меня - поясняет Элоиза, чтобы Макс не счел её жадиной. Может, она бы поделилась с ним, если бы ужин уже прошел, но за оставшееся до него времени Браун совершенно точно не умрёт от голода, а когда последний раз ел или будет есть единорог - неизвестно. Он же маленький, ещё не может прокормить себя сам.

- Слизеринцы говорили, что видели где-то здесь жеребёнка единорога. Я хочу покормить его. Одному в лесу ведь очень страшно - девочка вдруг хмурит рыжие брови и забавно морщит кончик носа, озарённая простой, как древко застрявшего топора идеей: Макс ведь здесь дольше, чем она. Вдруг он видел жеребёнка или слышал, как тот проходил мимо? Если расскажет, конечно.
- Ты не видел его? Будет обидно, если он останется голодным, когда у нас праздничный ужин. Тут всего-то пара морковок и яблоко - Элоиза надеется, что Браун не станет отнимать у неё угощение для единорога, когда поймёт, что в пакете правда нет ничего лишнего. Даже Макс должен любить жеребят, или хотя бы им сочувствовать. Правда, он тут должен был здорово шуметь с топором. Что, если жеребёнок был тут, но испугался и убежал глубже в лес? Элли делает пару осторожных шагов вперёд по тропинке, подсвечивая палочкой, словно пытается заглянуть в чащу леса. Можно попробовать зайти поглубже… Или достать из пакета морковку в надежде, что жеребёнок учует лакомство и придёт. Девочка косится на Макса, пытаясь считать его настроение и понять, в каком из вариантов больше шансов сохранить гостинцы для жеребёнка нетронутыми. Вариант, в котором никакого малыша-единорога в лесу нет и не было, наивная Элоиза, конечно, даже не рассматривает. Зачем бы те ребята стали ей врать?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+4

5

[indent] – Что значит «не можешь»? Тебе что, одно яблоко жалко? – с ужасом спросил волшебник. Всегда ведь после каникул делилась – и рождественским домашним печеньем и мясным пирогом. Что яблоко-то зажала? – подумал он недовольно поджав губы.
[indent] Это было правдой, но не совсем. Традиционные обстоятельства пост-праздничной трапезы Поттер-Трэверс-Браун были не до конца такими, какими Макс себе их припомнил. По обыкновению Элли в действительности приезжала в школу с лукошком полным изысканных угощений. Однако, треть из них по праву предназначалась старшему брату, другая треть ей самой, а последняя – Бенни Поттеру. Но как это закономерно бывало в юношестве у многих, Бен был настолько увлечен беседой с младшей Трэверс, что большая часть кексов и пирогов с тарелки волшебника немедленно перекочевывала – нет, даже не в блюдо, – а прямиком в пасть вечно-голодного Брауна вовремя окучившегося по соседству. В отличие от сладкой парочки воркующих подростков, в такие моменты хаффлпаффцу и его рту было не до праздных разговоров в столовой.
[indent] «Ты же не против, Бенни?» – непринужденно спрашивал Макс всякий раз надкусывая образцы совершенства аппетитного домашнего кушания – «Спасибо, дружище».
[indent] По возвращении с зимних каникул лучший друг все-равно был в первую очередь занят тренировками в искусстве соблазнения рыженьких белочек с глазами как у собак. А Брауну лишь бы брюхо набить. Так что они в расчете. Ничего, побазарят потом. Где-нибудь вне общества надоедливых самок, привлекающих к себе слишком много внимания. За ужином Макс мог в пол-уха слушать беседу друзей о том, о сем, о подарках и впечатлениях и медленно пережевывать угощение, проглатывая вместе с пищей колкую, горчащую ревность.
[indent] Если бы Брауна можно было воссоздать из алхимического котелка, то рецепт был бы максмально коротким: соедините лень и чревоугодие. И добавьте немного огня.
[indent] – Это не для меня.
[indent] Макс непонимающе посмотрел на рэйвенкловку и, прищурившись, поделился с ней плодом своего короткого умозаключения.
[indent] – Что-то мутное ты задумала, Трэверс. По глазам вижу – с разгорающимся любопытством Браун обошел ее со спины – А зачем тебе хавка?
[indent] – Слизеринцы говорили, что видели где-то здесь жеребёнка единорога.
[indent] – Го-онишь! – вылупился он на ведьму, после чего с чувством присвистнул. Несмотря на то, что Брауна в некотором смысле все-таки справедливо было бы назвать идиотом, – дела его по части УЗМС были плохи не настолько. Семикурсник прекрасно ведал о том, что такие волшебные твари как единороги, фестралы и прочие копытные особи водятся в Запретном лесу. Но дело в том, что прелестных, совсем еще маленьких единорогов своими глазами он в жизни не видел. Но очень даже хотел бы. Так что Элли выбрала подходящий момент, чтобы исполнить желание их обоих.
[indent] Как почти любой маглорожденный колдун, с самого начала и по сей день Браун обладал естественным интересом узреть воочию, погладить и, возможно, покормить с руки жителей волшебных окрестностей. И поэтому, введение в УЗМС он конечно-же посещал. Разве что гиппогрифф на третьем курсе ему за это нос не оттяпал. А так вполне себе ничего, хороший предмет. И зверюшки прикольные. Продолжать изучать дисциплину углубленно Браун, конечно же, не стал.
[indent] – Должно быть, единорожек это не настолько эпичное зрелище как дракон. Хотя, честно говоря, я тоже не отказался бы на него поглазеть – Макс представил себе гладкую как шелк шерстку животного излучающую неземное сияние, его жемчужный рог и звонко цокающие по промозглой земле перламутровые копытца, – для того чтобы убедиться в готовности оторвать себя от молчаливого сидения в тишине ради подобного удовольствия.
[indent] – Я хочу покормить его. Одному в лесу ведь очень страшно.
[indent] На лице Элоизы молниеносно стрельнуло выражение мыслительного процесса взболтанного с сочувствием, и в глазах Брауна это сделало ее пятнистую солнечную мордашку несколько забавней нейтрального оригинала.
[indent] – Ты не видел его? Будет обидно, если он останется голодным, когда у нас праздничный ужин. Тут всего-то пара морковок и яблоко.
[indent] – Ооо... – Макс издал звук урчащего умиления, после чего расплылся в добродушной улыбке – Так значит, заплутавший дитеныш растопил твое сердце, и теперь одно прелестное создание ищет другое? – усмехнулся он, пытаясь щелкнуть Трэверс по носу.
[indent] – Я пришел сюда сразу после репетиции. Делал свои дела, но никого не встречал. Только тебя, Пряничная. Во всяком случае, в такой тишине конское ржание или топот копыт за оградой я бы точно услышал. Но, увы, здесь был только я... Так что если кто-то из слизеринцев и заметил звереныша за стеной, то скорее всего с той стороны – вяло махнул он в сторону восточной части леса. Они оба находились у западной.
[indent] – Что-ж, давай пошустрее найдем его, чтобы к ужину не опоздать. Будет конечно забавно если нас двоих неожиданно потеряют.
[indent] Ага, именно об этом все конечно же и подумают. Размечтался, Браун. Единственное, можно не сомневаться, что Келли Трэверс обглодает ему лицо вместо праздничной тыквы. Но тот в целом парень жутковатый и слегка не в себе. Короче говоря, всем будет спокойней, если парочка вернется к назначенному сроку в целости и невредимости.
[indent] – Я не то чтобы против такой репутации, но вообще-то мне еще с оркестром музыкальное вступление тарабанить. Ты то ладно, тебя братец прикроет. Но вот если меня Флитвик не застанет в боевой готовности за 10 минут до начала концерта, – жалостливо прижал он руку к груди – он же с этого гребаного Хэллоуина до самого конца года оставит без ужина. А я так жрать хочу, просто пиздец! – и выдохнул шагая следом за Элли вооружившись собственным светилом из палочки. По правде говоря, Максу было приятно знать, что хоть где-то его отсутствие ощутимо сполна.
[indent] Возможно, стоило в этой жизни родиться единорогом, чтобы девочки-лапочки с четвертого курса сами таскали тебе еду.
[indent] – Кстати, Трэверс, у меня с собой камера, так что смогу заснять тебя вместе с малышом. Или без него, – пожал Макс плечами, – как получится.
[indent] Спустя какое-то время Элли и Макс наконец-то подобрались к холму, с которого открывался вид на опушку Запретного леса. Теперь им оставалось преодолеть возвышение и подглянуть за ограду, чтобы в случае чего приманить зверюшку на сладкое.
[indent] – Элли, ты же вроде ходишь в Клуб по Уходу за магическими существами. Я пару раз видел как ты носишься с флоббер-червями. Скажи, а как ты их различаешь? Эээ… даешь каждому из них по имени? – спросил Браун, изучая эмоции на лице собеседницы.

Отредактировано Max Brown (2021-08-05 22:27:36)

+4

6

- Честно! - широко распахивает голубые глаза Элоиза. Врать рейвенкловка в принципе не умеет, даже если задалась бы целью. Да и не видит она в ситуации ничего особо странного - в Запретном Лесу единороги и раньше появлялись, просто они редко подходят настолько близко, чтобы их могли увидеть ученики, но детёныш ведь маленький, и ещё плохо понимает, что такое опасность. Тем более, нужно скорее найти его и убедиться, что он в порядке. Девочка чуть хмурится, пытаясь осознать определение “прелестное создание” из уст Брауна, и приходит к выводу, что он снова подтрунивает над ней, и лучше ничего не уточнять, чтобы не выставить себя полной дурочкой. Вместо этого Элли снова пытается на автопилоте уклониться от пришедшей в движение руки хаффлпаффца (почти получилось, задел её нос по касательной), а затем с лёгким трепетом смотрит в сторону стены.

- С той стороны… - даже звучит очень далеко. Элоиза, как послушная девочка, ни разу не уходила так далеко, как показал Макс. Да и Келли бы ей ни за что не разрешил. Но слизеринцы, пожалуй, могли… Конечно, Элли колеблется, но предположение Брауна выглядит логичным: если он не видел жеребёнка здесь, то тот, вероятнее всего, там. Это даже проще загадок от дверного молотка. Размышляя, девочка не больно-то вслушивается в болтовню парня, привыкнув уже, что он постоянно что-то болтает фоном, но одно словосочетание всё же улавливает, и переспрашивает растеряно:
- Какой такой репутации? - не очень понимая, что Макс имеет в виду. Репутация бунтаря? Человека, который подвёл школьный оркестр? Да, это было бы нехорошо, профессор Флитвик очень чутко относился к своим музыкальным кружкам, а Элоизе бы не хотелось его расстраивать. На занятиях у Флитвика у неё, по крайней мере, что-то получалось, и он относился к ней по-доброму, терпеливо. Не то, что преподаватель ЗОТИ. К тому же, он её декан, и получить от него взыскание никак нельзя, Келли тогда тоже будет стыдно. Элли переминается с носка на пятку, с интересом поглядывая на Брауна после его реплики о камере. Правда с собой? Как было бы здорово, если бы получилось сделать колдографию с жеребёнком! Можно было бы взять её с собой на собрание кружка, у неё точно был бы самый интересный рассказ. А может, они бы даже организовали поход к жеребёнку.
- Здорово, я хочу колдографию - мысль о том, что до ужина ещё есть время, в конечном итоге перевешивает страх перед нарушением правил. В конце концов, они ведь не будут пытаться перелезть стену, просто подойдут близко, ближе, чем обычно. Чтобы не тратить драгоценные минуты, Элли припускает вслед за Брауном, крепко прижимая к груди пакет с едой.

- Флоббер-черви по размеру разные - отвечает она охотно, и на её лице при упоминании клуба по уходу за существами расцветает улыбка:
- Конечно, у моих есть имена. Я назвала их в честь древнегреческих титанов, были такие древние маги: Океан, Кей, Кронос, Гиперион… Правда, у червей не всё понятно с полом, но им, кажется, нравится. Ещё я наблюдаю, какой кому нравится вид салата и как они едят, на случай, если скоро не смогу различать их по размеру. Океан вымахал уже до восьми дюймов! А слизь я отношу профессору Слизнорту, он говорит, у моих червей она прекрасная - гордо вздёргивает подбородок Элоиза, и, кажется, даже веснушки на её лице светятся в полумраке от радости. Не так уж часто она слышала, что что-то делает прекрасно, но пока что она в клубе единственная, у кого за эти две недели не умер ни один из вверенных червей. Может, потому что она единственная дала им клички?
- Не знала, что тебе нравятся магические существа. Почему ты тогда не заходишь к нам в клуб? Скоро мы будем ухаживать за лукотрусами - щебечет девочка, поглядывая на Макса. Раз он пошел с ней искать жеребёнка, то конечно, ему нравятся существа. Может, он стесняется в этом признаться? Вроде бы мальчикам полагается любить квиддич, или хотя бы шахматы, как Келли. За разговором они незаметно доходят до стены, и, почувствовав, как мрак вокруг сгустился ещё сильнее, Элоиза задирает голову, оценивая препятствие:
- Ух… Высоко.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+4

7

[indent] – Какой такой репутации?
[indent] Юноша кашлянул. Увы, к подобным вопросам Макса Брауна жизнь не готовила. И как ему поступить? Пуститься в увлекательный научный рассказ про пестики и тычинки?
[indent] Провертев карусель диалога, который мог бы сложиться между двоими Макс рассмеялся, правда несколько нервно. Смех его отзвучал перестукиванием телеги съезжающей с рельсов. После чего Браун гнусаво пробубнил себе под нос нечто малоразборчивое. Неровно, несвязно, и в общем-то почти и не слышно.
[indent] – ... Поттер... в восторге... гребаное свидание... вообще ни капельки... хреново – и что-то еще. Достаточно грубое, как раз для случая, когда так удачно сводит челюсти и зажевывается язык.
[indent] Когда Элли принялась перечислять имена своих влажных изворотливых землекопов, брови Макса поползли вверх.
[indent] – Ну ты даешь, Элли. Это же надо было придумать червям такие громкие клички. Древнегреческие титаны. Да, это уморительно.
[indent] Такой восьмодюймовый черве-титан как Океаша вполне мог бы стать поводом для сердечного приступа у мамки или у бабушки Брауна, заведи бы Макс домашнего питомца в виде флоббер-червя. Мало того, что отпрыск чудила, весь из себя букет поводов для разочарования, так еще и домой притащил бы гигантского мерзкого слизня.

– Максимилиан, а вот это твое новое увлечение... Как оно правильно называется?
– Флоббер-червь, бабушка.
– Да, вот это странное насекомое. Дорогой, я правильно понимаю что оно должно совершать что-то необычное, помимо того чтобы заставлять волшебным образом исчезать весь урожай в нашем саду?
– Он вырабатывает слизь. Волшебную слизь, понимаешь?
– Нет, не понимаю. А еще ты говоришь, что колдун, но при этом не умеешь предсказывать погоду.

[indent] С другой стороны, такая волшебная тварь бы идеально вписалась в темперамент хозяина. Образ жизни вялотекущий, неторопливый. Смысл жизни – поваляться, пожрать. Ни мозгов, ни зубов. В целом вид его скорее отталкивающий. Хочешь погладить? Но он не поймет, только инстинктивно сожмется в комок. Хорошо, если в рожу не выплеснет яду. Да и скучный он. Червяк, что с него взять? Подохнет, – и хрен с ним. Природа ошибок не делает почти никогда, и ключевое слово здесь предпоследнее.
[indent] Но кажется, ухаживать за такими, казалось бы, неказистыми тварями у Элоизы получается действительно здорово. Черви, должно быть, любят ее и испытывают благодарность. При условии, что часть их нервного аппарата отвечающего за чувства не атрофирована как остальные. Макс не шибко разбирался в деталях их жизнедеятельности.
[indent] – Если бы у меня жил такой червячок, я бы назвал его Скам*. Готов поспорить, жизнь его была бы недолгой – Браун оглядел звездное небо навскидку прикидывая длительность срока. А может, искал блеск бесконечности в бусинах звезд, что изжив себя, стухнув, – все еще лгали. Ведь многие из них угасли еще до рождения мага – Прикинь, все мои флоббер-черви с вводного курса удрали в первую же ночь. И я очень надеюсь, что их последним пристанищем стал не склад со жратвой... – после чего хаффлпафец добавил – Но несмотря на это, считаю, что УЗМС – далеко не самый худший предмет в школьной программе.
[indent] – Не знала, что тебе нравятся магические существа. Почему ты тогда не заходишь к нам в клуб? Скоро мы будем ухаживать за лукотрусами.
[indent] – Как тебе сказать, Элоиза... Вот тебе скорее всего нравятся все существа без разбору. Просто потому что...  – юноша заикнулся подбирая слова и в бессилии замотал башкой. Он не знал как получше закончить мысль убегающую восвояси. Смысл того, что именно маг собирался выразить своей репликой исчез с горизонта точно беженец-флоббер-червь.
[indent] "Ты не в силах ни перед кем устоять", "В тебе есть сострадание", "Ты не сечешь фишку", "А как насчет фантастических тварей как я?".
[indent] Вариантов ответа на вопрос "Что тобой движет?" голова Брауна могла генерировать бесконечно. Но а что толку, если ни один из них не окажется сильней ответа на вопрос из уст самой Элли?
[indent] – А меня по-настоящему возбуждают только такие магические зверюги как драконы и саламандры. Огненные крабы. Или там рыбы которые водятся в лаве. Но тех, с кем возникает желание поводиться, не привести на внеклассные занятия в ящике или на поводке. Ты это и сама понимаешь – не говорить же ей "А еще, Келли советовал мне держаться от тебя подальше. Кстати, когда встретишь своего братца, передай ему чтобы засунул себе свое "подальше" подальше"Хотя, если бы мне когда-нибудь вновь удалось сказочным образом отрастить себе хвост и ослиные уши, я бы непременно присоединился к тебе на пару встреч в роли напарника страдающего от последствий домашки выполненной на тролль. Чисто ради веселья.
[indent] Ауч! Сжав зубы от боли, Макс проклял полено, о которое только что смачно запнулся. Раздражение отпустило его, стоило юноше испепелить несчастный кусок дерева и потушить за собой угольки. Затем он прибавил шагу и снова нагнал свою спутницу.
[indent] – Стой, не спеши Такая маленькая, а шустрая как охотничья шишуга Ну куда ты летишь? Расслабься, этот единорог, если он там, никуда от тебя не уйдет. Вот я если честно, Трэверс, тебе удивляюсь. И чем тебя только торкает такая запара с волшебными существами? Спору нет, многие из них впечатляют магическими способностями. Но на твоем месте мне было бы тупо лень всем этим заниматься.
[indent]Когда школьники приблизились к каменной стене, четверокурсница пропищала:
[indent] – Ух… Высоко.
[indent] До узенького смотрового окошка Элоизе не хватало полтора фута, так что Макс заглянул в него первый. После этого он повернулся к Элли с нарочито постным лицом. Мисс, у меня для вас печальные новости... Понаблюдав за реакцией рейвенкловки, маг не стал более мучать девчонку, сгорающую от желания встретиться с единорогом, и постепенно растянулся в довольной ухмылке.
[indent] Хорошо горит.
[indent] – Ну смотри, Пряничная – осторожно приподняв девушку за бока, Браун дал той вдоволь полюбоваться через отверстие в изгороди на крохотного звереныша пасущегося по ту сторону ограды.
[indent] – Давай, может на плечи ко мне пересядешь, чтобы нормально, а не как... попало? – запыхтев от напряжения, Браун пересадил четверокурсницу так, чтобы ей было хорошо видно поверх защитной стены. А сам ухватил ведьму за тонюсенькие лодыжки и устроился у окна.
[indent] Элли была такой же легенькой, какой и казалась, – кожа да кости. Хорошенькое лицо, хотя помацать девку – не вариант, даже если жить надоело. Но Бенни вроде запал на нее, и давно. Только все ходит вокруг да около, тупит да зря прибедняется. Он ведь и крут, и богат, и девушкам по-настоящему нравится. А главное, чистокровен. И Элли наверняка полюбит его, хотя сама еще не доросла до осознания того, насколько Поттер младший – удачный союзник в ее упорстве искательницы сомнительных приключений. Вон, даже до окна не дотягивается, ей не увидеть. А Бен мог бы уже руки в ноги, и это самое. Короче, Макс считал, что другу бы стоило действовать понапористей. Хотя, легко чесать языком, когда на месте Вильгельма Завоевателя не ты, а кто-то другой. Малышка Трэверс еще так молода и наивна. Скорее всего почти настолько же наивна, насколько в глазах Поттера была соблазнительна.
[indent] О, а вот Элоиза достала приманку. Сейчас будет кормить.
[indent] – Ты только поосторожней, сильно лапами не махай. Заденешь барьер, – мы с тобой полетаем – предупредительно прошептал он повернув морду вверх, к рэйвенкловке. Затем Браун нашел глазами сияющую во мраке тушку животного и уже не мог оторвать от него жадного взгляда. Единорог был одновременно великолепен и уязвим. На лоне природы это создание было определенно прекрасно в своей потерянности и в одиночестве. Это видение странным чувством всколыхнулось в ощущениях юноши. Конкретных очертаний не разобрать, но оно было на удивление нежным и успокаивающим. Словно мага только что приобняла мать родная. Погодите, а куда ушла матерь единорожика?
[indent] Макс тихонько подозвал дитеныша – Ц-ц-ц-ц! – и не сдержав восторга прошипел Элли – Черт возьми, Трэверс, он и правда хорош. Интересно, это мальчик или девочка? – заговорщически спросил он, покрепче усаживая приятельницу на плечах – Давай, врубай свой звериный магнит. Пусть приблизится.
[indent]

*

Скам (scum, англ. «подонок») – палиндром-перевертень от имени «Макс».

Отредактировано Max Brown (2021-08-07 00:46:25)

+3

8

- А саламандры будут после Рождества! Хочешь, я тебе скажу, когда? Не знаю, разрешат ли тебе за ними ухаживать, если ты не прошел с нами более простых животных, но ты всегда можешь прийти посмотреть – щебечет Элоиза, радуясь, что сможет оказаться хоть как-то полезной любви Макса к волшебным существам. Судя по всему, ему нравятся существа, так или иначе связанные с огнём, что неудивительно, учитывая увлечение Брауна (не всегда безопасное для окружающих) фейерверками. Но дракона или огненного краба в школу не приведешь, зато саламандры, снующие среди горящих поленьев – прекрасное, умиротворяющее зрелище. 
- Почему ты называешь меня Пряничной? – спрашивает вдруг Элли, когда Макс приподнимает её за бока, позволяя заглянуть за край стены. Спрашивает, чтобы заполнить паузу и смущение, потому что толком объяснить хаффлпаффу, чем привлекают её животные, всё равно не сможет. Они просто такие… Добрые, понятные, не имеющие задних мыслей, может быть, больше всех готовые принимать заботу, которую Элоиза так любит дарить.
- Потому что я рыжая?* – девочка замирает, придерживаясь за плечи Брауна, чтобы усесться поудобнее, и чувствуя себе очень странно. Она совсем не ожидала помощи, особенно – его помощи, и до сих пор внутренне опасается, что вот сейчас он закричит «опять ты купилась» и достанет откуда-нибудь петарду или просто уронит свою ношу на холодную октябрьскую землю. Но сегодня у них словно негласное перемирие, и Элли не очень хочет тратить время на размышления о причине этого явления.

Она раскрывает картонный пакет, заглядывает внутрь – содержимое, конечно, не изменилось. Две хорошего размера мытые морковки, яблоко и кубик сахара. Из этого всего для приманки лучше подойдёт яблоко – оно сильнее пахнет. Осталось только придумать, как бросить его за стену, не сильно маша руками, и…
- Какой красивый… - при виде светящегося, словно нарисованного в полумраке самой магией, жеребёнка, у Элли дыхание перехватывает. Несколько секунд она молчит, завороженно глядя на единорога – настоящего, слизеринцы не посмеялись над ней! Вот Келли и Бен пожалеют, что не смогли с ней пойти.
- Не вижу отсюда, какого он пола – а жаль, а то бы Элоиза непременно придумала ему кличку:
- Как думаешь, где его мама? Может, рассказать про него в школе? Чтобы за ним кто-то присмотрел – тогда придётся многое объяснять профессорам, включая профессора Флитвика, но сейчас, увидев, что жеребёнок реальный и такой трогательно-беззащитный, Элли вполне готова перенести небольшой нагоняй, с ней ведь так редко это случается.

- Малыш! Посмотри наверх, малыш, не бойся, мы дадим тебе поесть. Яблоко. Чувствуешь? Очень душистое – она вытягивается на плечах Макса, поднимая яблоко в вытянутой вверх руке так высоко, как только может. Жеребёнок шумно фырчит, заслышав странные звуки, вздёргивает голову и замирает, раздувая ноздри. То ли его уже кормили, и он выучил слова про еду, то ли ветер правда доносит в сторону малыша яблочный запах, но единорог издаёт пофыркивающее ржание, означающее по мнению Элоизы голод. Теперь бы не попасть в малыша его же едой и не задеть барьер… Сопя от напряжения, Элли оценивает расстояние, пару раз осторожно пробует сделать замах и, поняв примерную траекторию, кидает яблоко за стену. Оно падает в траву, в паре метров от единорога, но, к счастью, слух у жеребёнка достаточно чуткий, чтобы не пропустить прилёт еды. Единорожек идёт к месту приземления, трогательно переставляя длинные, чуть нескладные, тонкие ноги, а наткнувшись носом на яблоко, радостно фыркает и склоняет шею:
- Смотри, Макс, ему вкусно! – радуется Элли шумным шепотом, заёрзав так, что на мгновение пошатнулась и едва подавила опасный порыв схватиться за стену.
- Морковку, правда, будет сложнее докинуть… Вот бы его погладить – из-за стены остаётся лишь мечтательно вздыхать и думать, как бы поудобнее зашвырнуть длинную морковку, уступающую по лётным свойствам круглому яблоку. Но Элоиза всё равно счастлива – это ведь настоящее хэллоуинское приключение: она увидела жеребёнка единорога, устроила ему маленький праздничный ужин, и по возвращению в замок её не будет мучить совесть за то, что она оставила голодным в лесу беззащитное существо.

*игра слов - рыжая, ginger, как имбирь и имбирный пряник

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

9

[indent] – Почему ты называешь меня Пряничной? Потому что я рыжая?
[indent] Трэверсы, брат и сестра. Два пряничных человечка. Если не брать во внимание, что в одного из них забыли вкинуть сахарной пыли, в целом оба два были практически идентичны. На первый взгляд яркие, праздничные, с пятнистой привлекательной корочкой. Но если заденешь неосторожным движением, угрожающе хрустнув корочка трескается являя языку горьковатый привкус душистого имбиря. А пряник внутри окажется суховат.
[indent] Элойшес с раннего детства, казалось, был иссушен внутри до состояния камня. Пробуй, кусай, но сразу предупреждаю, только зубы сломаешь. Этот парень таких резцов вобрал в себя от макушки до ног, каждый раз оставляя их владельцев с кровоточащими деснами. При этом жадно впитывал в тельце горячий багрянец, которого и в самом Трэверсе имелось в избытке.
[indent] Макс обращал внимание, что в отличии от сестрицы Келли часто краснел. Даже так, – полыхал молчаливо, с потрескиванием сжатых намертво челюстей. Но из того, что Браун успел за семь лет учебы приметить, на этом эмоции, на которые был способен Элойшес, заканчивались. Кроваво-красные краски бывало поднимались к лицу рэйвенкловца, по шее, к щекам, чтобы чернью собраться в зрачках и задушить одним своим видом. В определенном смысле, страшное зрелище, ужасающее. И если Келли Трэверс когда-нибудь плакал, то алым и не слезами – фантазировал Макс.
[indent] Элли же на вид рассыпчатая и мягкая как кекс с аккуратными вкраплениями крема на мраморной коже. Не разберешь, чего больше на тонком теле из сладко-соленого теста – рыжего или глазури. Пройдет время, и эта пряничная куколка так же окаменеет, все с неизменным выражением радости на лице. А растопить ее сможет только крепко-заваренный, густой, черный обжигающий чай. В нем Элли утонет и растворится.
[indent] Браун не мог выносить их обоих подолгу. В Трэверсах таился некий жутковатый холодок, потусторонний, загробный. От него у Макса по всему телу волосы дыбом вставали. И его нападения зачастую были оправданы подсознательной попыткой опередить свой страх и защитить себя от угрозы. В отношении Элоизы, младшей на несколько курсов, Макс выступал в роли придурковатого инквизитора-прилипалы. А с ее старшим братом старался не сталкиваться в коридорах. Особенно после захода солнца. 
[indent] В глазах хаффлпаффца виктимность возлюбленной Бенедикта, ее влажный взгляд и непробиваемая наивность так и подначивали девчонку обжечь, проверить на прочность. Но старания Макса были вполне безобидными по сравнению с судьбой, что будет раскрадывать мисс Трэверс по кусочкам. Откусывая и плавя, откусывая и снова плавя. Но беспощадный огонь лишь закалит ее в камень, как сделала это с ее собственным братом когда-то очень давно. Добавит гари и копоти, от которых повзрослевшая Элоиза станет еще загадочней и притягательней.
[indent]– У меня аллергия на пряники – заливисто рассмеялся Макс как шакал. Ее вопрос защекотал его в области ребер – Но ты знаешь, Элли, рыжих ведьм магглы на кострищах сжигали. Их славно плющило пламенем, но им было все нипочем. Хотелось бы проверить, что и в твоих медных косыньках заключается магия противостоящая силе огня. Свистни, если вдруг проверить надумаешь – Конечно же это ирония. Заниматься самосожжением в школе светит разве что саламандрам – А когда в клубе доберетесь до ящеров, кинь мне весточку, приду посмотреть.
[indent] Элли никак не давало покоя одиночество зверя. А Максу оно казалось естественным. По крайней мере, он находил тоску и потерянность естественным состоянием. Однако, Браун прислушался к Трэверс, ведь ведьме было видней.
[indent] – Как думаешь, где его мама? Может, рассказать про него в школе? Чтобы за ним кто-то присмотрел.
[indent] – У меня нет достойных идей для твоего вопроса – замотал Браун башкой – Согласно худшему из сценариев, она могла стать жертвой браконьеров... или темного мага – добавил он с отвращением. Кровь существа являлась бесценным ингредиентом для зелий, одним из тех что возглавляют список запрещенных веществ – В лучшем – ушла и вернется наутро.
[indent] Тем временем жеребенок жевал подброшенную наживку. Его тощие ноги еле прогибались из стороны с сторону всякий раз, когда дитеныш покачиваясь словно неваляшка и топорща костлявые ножки подступал ближе к зачарованному ограждению.
[indent] – Смотри, Макс, ему вкусно! – завертелась Элли от радости, оттягивая центр тяжести за спину волшебника.
[indent] – Эй, ты там полегче – произнес Браун нагибаясь вперед, чтобы вернуть равновесие. Сердце его чуть не выпрыгнуло из груди, когда девушка начала раскачиваться.
[indent] – Морковку, правда, будет сложнее докинуть… Вот бы его погладить.
[indent] – Ну тогда слазь – медленным движением Макс опустился на корточки, чтобы рэйвенкловка смогла освободить его от своего веса.
[indent] – Пришел мой черед исполнять желания. Я джентльмен или кто? – вытерев рукавом пот со лба Браун очень не по-джентльменски сплюнул на землю. Затем подпрыгнул вверх, хватаясь за камень и с натужным дыханием забрался на край.
[indent] Оказавшись на выступе, Макс встал в полный рост, стряхнул пыль с одежды и вознес палочку над существом, молясь о том, чтобы не сбиться и не задеть щит. Одно маленькое Wingardium Leviosa!, и единорог уже плывет по воздуху словно рогатый пегас на невидимых крыльях.
[indent] – Чистая работа, пять очков Хаффлпаффу! –  усмехнулся Макс прыгая с ограды обратно в траву, и скривился в лице от удара, что до хруста размял ему кости ступней. Бить в бочку этим вечером будет больно. Надо было сделать растяжку – с опозданием подумал волшебник.
[indent] – Давай отведем его к Кеттлберну?* – спросил юноша трансфигурируя факультетский шарф в полосатую уздечку, которую собирался набросить на шею животного. Единорог фыркая упирался, и тогда Браун поспешил его успокоить – Тише, тише, малыш. Придержи его, Элоиза.
[indent]

*

Сильванус Кеттлберн – преподаватель УЗМС до 1993 года

Отредактировано Max Brown (2021-08-07 19:21:25)

+4

10

Элли очень грустно слышать предположения Макса – а вдруг к малышу никогда не вернётся его мама? Это будет ужасно! Страшно думать, что существуют люди, готовые навредить такому прекрасному существу, как единорог, из-за каких-то там крови или рога… Ещё страшнее понимать, что один из таких людей может оказаться близко к Хогвартсу. Едва ли жеребёнок пришел издалека, в одиночестве он бы не осилил долгий путь. Как жаль, что нельзя спросить самого малыша. Будь Элоиза поумнее в учебе, она бы обязательно придумала какое-нибудь заклинание, помогающее понимать язык животных – сколько проблем это могло бы решить!
- Придержи меня – просит девочка в ответ на просьбу Брауна и осторожно перекидывает ногу, чтобы слезть с его плеч. Она думает, что у Макса просто появились лучшие идеи о том, как переправить к жеребёнку ужин (кубик сахара точно не кинешь через стену, он же весь разлетится), но, оказывается, хаффлпаффец действительно воспринял её желание буквально и решил переправить через стенку… Самого единорога!
- Ох, осторожнее, Макс! – ахает Элоиза, прижав ладошки ко рту и наблюдая за перемещением жеребёнка. Теперь у них не единорог, а самый настоящий пегас! Интересно, в школьных правилах есть что-то, касающееся переправления волшебных существ через стену? Сколько они вообще правил сегодня нарушили? От одной мысли об этом хочется крепко зажмуриться, но Элли не может, внимательно следя за приближением маленького единорога. Он уже преодолел верхнюю отметку над стеной и становится видно, что это мальчик. Больше всего девочка переживает за его приземление, и даже достаёт вспотевшей ладошкой палочку из кармана, чтобы подстраховать Брауна, если тут вдруг собьётся… Но нет, копыта жеребёнка касаются земли мягко. Малыш вертит головой, нервно фыркая – конечно, испугался немного, когда земля ушла из-под копыт, но непохоже, чтобы ему было больно. Убедившись, что жеребёнок в порядке, Элли с шумом выдыхает и тут же восклицает, демонстрируя прекрасный образчик женской логики:

- А если его мама просто отошла и будет его искать?! Представляешь, как она испугается? – тем временем Макс спрыгивает со стены и приземляется (менее изящно, чем жеребёнок) рядом, трансфигурируя шарф в уздечку. Единорог фыркает и испугано упирается – конечно, такое приспособление его напугало, он же не обычная лошадь:
- Ему не нравится, она его пугает. Трансфигурируй лучше назад в шарф или в кожаный повод… Я пока его отвлеку – девочка торопливо достаёт из пакета одну из морковок и успокаивающе шепчет:
- Шшшшш… - положив ладошку на шею единорога:
- Тебе же понравилось яблоко? Это тоже вкусно, смотри. Мы можем достать тебе ещё много-много еды, не бойся, никто тебя не обидит – жеребёнок фыркает ещё пару раз, но то ли единороги правда предпочитают женские руки, то ли морковка вызывает его интерес, он успокаивается, спокойно стоит рядом, неторопливо откусывая куски моркови, которую Элли предусмотрительно держит в руках:
- Вот и умница… Да, отведём его к Кеттлберну, если жеребёнку нужна помощь – он знает, что делать, а если его мама всё-таки рядом, то профессор сможет вернуть его за стену – вариантов у них всё равно немного, не могут же они без конца левитировать несчастного малыша, если уж начудили – нужно сдаваться профессору, так будет явно лучше для жеребёнка. Элоиза берёт из рук Макса повод и набрасывает на шею единорога – не затягивает, просто придерживает, чтобы не внушать их новому товарищу чувство опасности или насильного удержания. Он хороший мальчик и пойдёт с ними сам, поводом она будет лишь немного направлять…

- Тут недалеко. Держи ещё морковку. Какой ты красивый, как же тебя зовут? Ооо… Может быть, Актеон? Как коня Гелиоса. Древние греки считали Гелиоса богом солнца, а ты такой же прекрасный, как солнце. Нравится? – кажется, Элли на время забыла о Брауне, воркуя с жеребёнком и поглаживая его шею. Сейчас рейвенкловка не выглядит растерянной и смущенной, как это часто бывает, напротив, похоже, Элоиза на интуитивном уровне знает, что делает. Даже голос её неуловимо меняется, становясь более тёплым, спокойным, уверенным.
- Спасибо тебе, Макс. Думаешь, профессор Кеттлберн рассердится? – едва ли он будет удивлён тому, что Элли не смогла оставить волшебное существо в сложной ситуации, но точно удивится, узнав, каким образом единорог попал на территорию:
- Придётся сказать ему, что Актеон был… Ну… За стеной. Иначе как он вернёт его домой, если понадобится – широко распахивает голубые глаза рейвенкловка и радостно смеётся, когда жеребёнок останавливается, чтобы фыркнуть ей в шею:
- Ты не наелся? Дать сахар?

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

11

[indent]– А если его мама просто отошла и будет его искать?! Представляешь, как она испугается?
[indent]– Не парься. Если она паслась где-то неподалеку, то сразу пронюхает, что следы от копыт у стены обрываются. Она, должно быть, тварь разумная и все поймет.
[indent] Почему-то Браун в этом не сомневался. Глаза у звереныша были умные, хоть и несколько испуганные. Бедняга. Макс осторожно погладил холку животного, однако серебристая голова увернулась от повторных поглаживаний. Фыркнув единорог попятился к Элли при виде тугого ремня в руках хаффлпаффца. Кажется, копытному пришлась не по вкусу идея стать окольцованным.
[indent] – Ему не нравится, она его пугает. Трансфигурируй лучше назад в шарф или в кожаный повод… Я пока его отвлеку.
[indent] – Справедливо – Макс пожал плечами и сделал так, как попросила приятельница.
[indent] Как всегда все не так: шиворот навыворот и наперекосяк. Но Браун привык. Разве он в принципе был способен со всей своей расторопностью вписаться в рамки, которые кует для него ситуация? Нет, это же очевидно. Даже перед этим, казалось бы, маленьким и беззащитным существом Макс проявил себя как недальновидный растяпа.
[indent] На лице волшебника застыла эта вечная маска каменной беспристрастности. Ну не умеет он выражать нежность, нет ей места в его естесстве. Уж точно не на поверхности. Как нет и той возвышенности, тонкости и легкости к которым Макс подсознательно испытывал магнетизм. И вот он стоит закусив щеку, с веревкой в руках в ожидании, что знающая, чувствующая нужную волну четверокурсница сможет взять инициативу в свои хрупкие руки и сделать все правильно.
[indent] В нем самом же этих волн нет, и маг это знает. Они если и пульсируют, то достаточно вяло и невпопад. Сворачиваются всякий раз в тугие комки, притупляются до состояния бесформенных сфер между которыми пролегает темная пустошь. Обрывки, отрывки, что-то перекроенное внутри него, вовсе не целостное. С одного островка на другой никак не добраться, сделав шаг слепнешь, все проваливашься в пустоту. В темноте теряется и все остальное. Искорки гаснут цепляясь за неосязаемое, и прежних порывов уже не нащупать. 
[indent] Вот и сейчас прозвучал боязливый фырк, – единорог попятился, дернулся назад защищаясь коротеньким рогом, испуганный. И Браун также отступил полшага назад смиренно протягивая Элли тоненький повод. Где-то в районе желудка у Макса кольнуло. Так бывает, когда ты строишь малышу веселую рожицу, а ребенок в ответ смотрит на тебя, на взрослого, как на придурка. Это осознанный взгляд, от которого к щекам взлетает неприятное скользкое чувство. Имя ему – разочарование.
[indent] Посреди этих лоскутов жалкой пародии на глубокую душу, у Брауна затесалось щемящее. Максу стало обидно, что единорог его испугался. Слава Мерлину, Трэверс туда не заглянуть, по лицу Брауна не прочитать. Ни за что на свете он не пожелает стать эмоционально хоть на толику уязвимым, и прячет искорки в этой пустоши, закапывает поглубже, будто и не было ничего. А ничего и не было. Уже ничего нет. Разве было? А докажи. Не гони, там физичекое одно. Хаффлпаффец просто сильно проголодался и нервничает перед концертом. В общем, большого значения он всколыхнувшимся эмоциям не придает. Это издавна стало привычкой. А малышка Элли лепечет, ласково лохматит белую гриву, такая естественная в своей нежности, пробует губами тепло тонкой шеи. Все это очень красиво, конечно же. Как-то сказочно, даже. Их мордашки так и просятся украсить собой фотокарточку.
[indent] – Вот и умница… Да, отведём его к Кеттлберну, если жеребёнку нужна помощь – он знает, что делать, а если его мама всё-таки рядом, то профессор сможет вернуть его за стену.
[indent] Они поплелись к замку, путь предстоял им недолгий. Вечер уже прочно стелился к земле пробуждая в диких зарослях клубья тумана. Лунная ночь сонно зевая ворочала листья, целовала гладь озера сверкающей рябью. Поглядывая на высовывающиеся из-за холма башенки замка Макс шагал позади насвистывая себе под нос какую-то мелодию из хэллоуинского репертуара.
[indent] – Тут недалеко. Держи ещё морковку – Поводок сел как надо, и Элли поделилась с послушным малышом сладким лакомством – Какой ты красивый, как же тебя зовут? Ооо… Может быть, Актеон? Как коня Гелиоса. Древние греки считали Гелиоса богом солнца, а ты такой же прекрасный, как солнце. Нравится?
[indent] – Элли, зачем ты его приручаешь? Он же привыкнет, еще чего взбредет ему в голову, что ты его мамка. Видит Мерлин, ведь потом не отвяжешься. Оно тебе надо? – лениво протянул Браун, догоняя идущих вперед. В его голосе скользнула тень напряжения. Через туман под ногами в Макса закралось смутное осознание того, что именно они с Элли только что натворили. И что за этим могло последовать.
[indent] Нет, Актеон был вполне себе безобидным. Ученики вели к школе отнюдь не жеребенка гиппогрифа или, упаси Мерлин, юного кентавра. Но чувство, что вместо попытки помочь ребята оказали малышу медвежью услугу, заставило губы юноши сжаться в тонкую линию. Он был старше, и наказание ему достанется то что построже. Чтобы перебить нарастающую тревогу, Браун принялся забивать трубку гоблинским табаком.
[indent] – Спасибо тебе, Макс.
[indent] Со стороны хаффлпафца раздалось смазанное прикусом трубки "угу,-фсе-для-тея,-прянишная".
[indent] – Думаешь, профессор Кеттлберн рассердится?
[indent] – Не знаю – буркнул он поджигая носик курительного аппарата кончиком палочки – По звездам читать не научился, к сожалению.  Попытаем удачу, что нам еще остается?
[indent] – Придётся сказать ему, что Актеон был… Ну… За стеной. Иначе как он вернёт его домой, если понадобится.
[indent] От глубокого вдоха, у Макса поплыло в глазах, и он прокашлялся. Хороший табак, крепкий как бицепсы великана.
[indent] – Извини, Элли, но врать я умею еще хуже чем предсказывать будущее. Так что выбора нет – маг обернулся к четверокурснице, когда оба остановились у подступа к школе – Но ты останься здесь, ладно? Я мигом. Как... 1-2-3-птичка! – Маг щелкнул рычагом полароида, после чего тот осветил вспышкой трогательную сцену и выплюнул белый квадрат – Вы оба просто сахарные мармеладные мишки.
[indent] Неплохой снимок. Такой не стыдно и подарить.
[indent] Не переменившись в лице семикурсник засунул колдографию в нагрудный карман мантии Элоизы. Затем вытряхнул прах из трубки на землю, затоптал его суетливо, набрал в легкие свежего воздуха, расчитывая на то, что от него не несет дымом и умчался по лестнице вверх – Дай мне пару минут. Никуда не уходите.
[indent] Браун проскользнул меж створками парадного входа, тем временем как Актеон принялся выпрашивать у Элоизы новую порцию лакомства.
[indent] В парадной было достаточно шумно. Из Большого зала доносились приглушенные партии скрипок. Ученики неторопливо стекались в холл нарядные и отдохнувшие после уроков. На их лицах искрилось азартное предвкушение праздничных яств. При виде этого у Макса обострился нюх и участилось дыхание. Меньше всего ему бы хотелось попасть на отработку вечером, прямо сегодня, не отведав и кусочка тыквенного пирога. Какой кошмар! Авось пронесет – молился он судорожно выискивая знакомые лица. Нервно прикусив ноготь на большом пальце семикурсник прикидывал, где мог находиться профессор Кеттлберн незадолго до начала ужина.
[indent] – Эй ты, Толстый! Монах! Стой – Браун пронесся вдоль стаи слизеринок. Те состроили характерные рожи: одна – закатанные глаза, вторая – презрительную усмешку, третья – нечто трудно-выразимое, но в образе трехглового ящера-Цербера считывалось: «Что ты орешь, грязнокровка?». Однако, пролетев мимо школьниц не замечая с какой развязной неловкостью двигается его длинное непослушное тело, Макс окликнул привидение еще раз:
[indent] – Монах, ты не видел случаем профессора Кеттлберна? Он мне нужен прямо сейчас. Позарез нужен – повторил Макс запыхавшись.
[indent] Проплывший подле Монаха Безголовый Ник с обиженным видом оторвал себе голову.
[indent] – Буээ! Как приятно иметь с вами дело... – поморщился хаффлпаффец. До начала вечера оставалось менее получаса. Нельзя терять ни минуты. Макс переводил беспомощный взгляд с одного привидения на другое – Так вы в курсе, где он, или как?
[indent] – Профессор Кеттлберн в библиотеке, юноша. Но он скоро спустится в Зал, чтобы присое...
[indent] – Ага, спасибо-спасибо! – бегло поблагодарил хаффлпаффец протиснувшись между призраками. Лестного комментария о своих манерах и растрепанном виде Браун, увы, уже не услышал. Он пулей взлетал вверх по пролету, чтобы умчаться в школьный архив. Итак. Библиотека.
[indent] – Профессор Кеттлберн!
[indent] – Мистер Браун, добрый вечер – чинно поприветствовал ученика преподаватель не отрываясь от изучения энциклопедии.
[indent] – Добрый вечер, профессор. Эээ... С праздником.
[indent] Повисла неловкая пауза. Браун не уходил. Он продолжал молчать пристально наблюдая за преподавателем. Последнего, должно быть, в определенном смысле взбесил этот выжидающий взгляд. Наконец-таки Кеттлберн оторвал очи от фолианта вопросительно посмотрев на надоедливого семикурсника поверх круглых очков:
[indent] – Я правильно понимаю, что в вашем случае поздравлениями не ограничится? – маг вложил меж страниц кусачую закладку из «Зонко» и с усталым видом захлопнул тяжеленный труд с опусами об экзотических насекомых – Браун, разве вы не должны быть внизу? Библиотека уже закрывается.
[indent] "В вашем случае". Ха. – мысленно передразнил Макс профессора – Боюсь, что да, профессор.
[indent]Семикурсник снова замялся украдкой выглядывая в окно оттягивая момент как жвачные путы. Отчего-то он не торопился рассказывать, в чем же все-таки состоит обстоятельство дела. Макс надеялся нащупать взглядом Элли с животным на поводке, чтобы четвероногая серебристая проблема в глазах Кеттлберна избавила Макса от шевеления языком и как-нибудь сама собой стала понятней, – Профессор, у вас нет немного времени до ужина? Если честно, я даже не знаю к кому кроме вас бы стоило обратиться – Браун нервничал, а в такие моменты речь его становилась отрывистой и шепелявой точно наждачка из крупного необработанного зерна.
[indent] – Извините, Браун, но я вас не совсем понимаю. Вам нужна помощь? Что-то случилось?
[indent] Сомкнув веки семикурсник вздохнул. Что-ж, деваться действительно некуда. И на что я надеялся?
[indent] – Знаете, вам лучше самому на это взглянуть, профессор. [indent]

***

[indent] – Несанкционированное существо на территории школы? В Хэллоуин. Вы оба надо мной издеваетесь – преподаватель констатировал факт, а не спрашивал – И что мне теперь с ним прикажете делать? – недовольно развел он руками, после чего уперся ими в бока.
[indent] – Так вышло – неопределенно повел плечом Макс не желая ничего объяснять. Может, оно как-нибудь дальше само? Часики-то тикают. Однако, вид несчастного единорога быстро привел любителя фантастических тварей в рабочее чувство. Насупившись скорее для виду, профессор принялся с профессиональным любопытством осматривать копытного жеребца.
[indent] – Ты спрашивала, рассердится ли Кеттлберн, – наклонившись к самому уху прошептал Макс Элоизе – Думаю, такими темпами нам с тобой пора записываться в кружок Прорицаний – сглотнув напряжение смешком, Макс принялся нервно теребить косыньку рэйвенкловки – Слушай, Пряничная, мне правда скоро пора идти. Если ты чудом избавишь нас от отработки, я останусь у тебя в долгу – после чего выдернул листик запутавшийся у нее в волосах.
[indent] Макс и сам запутался. Рыжие девочки, карликовые единороги, вырубка запретных лесов, грядущее опоздание, барабанное туц-туц-туц-дзынь-хрямсь-тарарам!, – все перемешалось в голове мага. Черт возьми, он до сих пор до конца так и не разобрался, правильно ли с Элли они поступили. Во всяком случае, присмотревшись к дитенышу повнимательней Кеттлберн усмирил собственное недовольство. А это давало лучик надежды.
[indent] – Он выглядит достаточно слабым – профессор по очереди заглянул в глаза и в зубы животного – Мисс Трэверс, уверен вы уже проследили за тем, чтобы жеребенок поел? – и исподлобья посмотрел на свою ученицу. Браун оказался прав, с ней тот был далеко не так холоден. Скорее всего, в намерениях отличницы курса по УЗМС профессор не сомневался.
[indent] – Вот именно, Пряничная. Ты же его покормила – подсластил пилюлю профессору Макс при этом мягко пихнул Элли в бок и прошипел ей на ухо уже сипло и еле слышно – Ну же, Трэверс, сделай что-нибудь, он же тебя обожает.
[indent]

*
Eloise Travers написал(а):

— Почему ты называешь меня Пряничной?

Я тут вспомнил забавное, что на чешском уличном жаргоне "пряник" (pernik) означает "метамфетамин" <3

Отредактировано Max Brown (2021-08-12 16:24:14)

+3

12

Элли кажется, что ничего страшного нет в том, что она дала малышу имя. И ничего она его не «приручает». Она знает, что единорог – дикое животное и должен жить на воле, но пока он здесь, им же нужно как-то к нему обращаться? Обращаться к кому-то без имени – невежливо. И потом… Если вдруг… Не хочется, конечно, о подобном думать, но если вдруг с мамой малыша случилось что-то плохое, то зачем ему в ближайшее время «на волю», где разгуливает какой-то изверг, способный напасть на беззащитное и прекрасное создание? Когда они останавливаются перед замком, Элоиза ловит Брауна боковым зрением и хочет сказать ему, чтобы не курил при малыше, наверняка жеребятам единорога вреден табачный дым! Но не успевает. Сначала ещё ошарашивает вспышка, и Элли успевает лишь замереть, а затем растерянно заморгать. А там уже и Макс быстрым шагом припускает к школе – им ведь нужно поймать профессора, пока тот не ушел на праздничный ужин:

- Хорошо… Удачи! – кричит девушка вслед хаффлпаффу, а оставшись одна с единорогом, запускает руку в карман мантии. Уж больно любопытно увидеть фотографию, такой у неё ещё точно нет:
- Ты очень фотогеничный, Актеон. Я поставлю её в рамочку – улыбается Элоиза. На фотографии она немного растеряно смотрит в объектив, а прекрасный, чуть неуклюжий жеребёнок, тянется мордой к её шее. Даже на фото видно, какая у Актеона чудесная, сияющая шерсть. Время тянется очень медленно, жеребёнок дважды проявлял признаки беспокойства, и Элли приходилось успокаивать его едой. В ход пошли сахар и половинка оставшейся моркови. К тому моменту, как в поле зрения появляются Макс и торопливо шагающий за ним с недовольным видом профессор Кеттлберн, в распоряжении Элоизы остаётся всего половинка морковки. Меньшая, с узким хвостиком.

К слову, видеть профессора Кетллберна недовольным Элли ещё не приходилось. По крайней мере, недовольным ею. Рейвенкловка не привыкла видеть сердящихся преподавателей, и сейчас едва подавляет желание боязливо втянуть голову в шею и отступить, как всегда предоставив другим (Келли, Бену) говорить за неё в сложном случае. Удерживают её лишь мысли о малыше единороге, доверчиво топчущемся рядом, да быстрый шепот Брауна на ухо. Макс ведь в самом деле ей помог, он не заслужил отработку. Нужно что-то придумать, правда, опыта по уходу от наказаний у девочки никакого.
- Мы не могли оставить его там… - начинает Элоиза едва слышно, так тихо, что профессор Кеттлберн, полезший осматривать «находку», ничего не услышал. Когда преподаватель снова переводит взгляд на неё, Элли краснеет, а потом подскакивает от неожиданного тычка Макса, и на автопилоте начинает тараторить:

- У меня было немного еды, профессор Кеттлберн, пара морковок, яблоко и кубик сахара. Он почти всё съел, осталось только вот… - рейвенкловка демонстрирует морковку преподавателю с таким серьёзным видом, словно подозревает, что тот никогда её раньше не видел:
- …но он всё ещё выглядит голодным. Слизеринцы сказали, что видели его за стеной ещё и раньше, и кто знает, сколько он там ходил, мы не видели его маму… - профессор Кеттлберн тяжело вздыхает и переводит взгляд на Брауна и снова на Элоизу, словно пытается понять: мог ли семикурсник заразить плохим поведением одну из его самых прилежных учениц, или это разовое явление:
- За стеной, значит… - час от часу не легче, и это когда он уже настроился на праздничный ужин! Поняв, что сказала лишнего, Элли краснеет ещё больше, до самых корней волос, как морковка, которую она держит в руках. Так она точно не избавит Макса от отработки… Но она может заменить её на что-то более приятное! Браун ведь не так долго пообщался с малышом, а ему наверняка тоже хочется покормить Актеона.
- Он точно выглядит слабым, профессор? Значит, он давно бродит один? И ему придётся остаться в школе, пока он не окрепнет или пока не найдётся его мама? – Кеттлберн окидывает жеребёнка оценивающим взглядом, и, как бы ему ни хотелось присоединиться к коллегам на пиру, у них с рейвенкловкой всё же есть кое-что общее: оба неспособны оставить магическое существо в беде:
- Возможно. В таком возрасте они ещё очень уязвимы – лицо Элли проясняется. Нет, плохо, что малыш ослабел в лесу, но хорошо, что они помогли ему, и ещё смогут увидеться:
- Раз мы привели его, можно мы поможем ухаживать за ним? Макс с радостью мне поможет! Он думал о том, чтобы присоединиться к нашему клубу по уходу за существами. Мы можем приходить к Актеону каждый день после уроков, чистить ему копыта, кормить, расчесывать гриву, и он быстро пойдёт на поправку. Можем даже дважды в день, я рано завтракаю.

Отредактировано Eloise Travers (2021-08-14 10:35:51)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+2

13

[indent] Элоиза Трэверс оказалась податливой как музыкальный оркестр в руках опытного дирижера. Дунешь в ушко, та еле слышно начинает протяжную партию флейты. Заунывно, воздушно. Мягкий удар в пряничный бок, и девчонка уже трещит звонким перестукиванием дощечек. Тук-тук-тук! Речь ее не останавливается, течет бурной рекой. Правда сбивается в ритме, падает из средней в высокую частоту, но в целом звучит достаточно убедительно.
[indent] Неплохо, Трэверс. Больше огня! – Пальцы Брауна отпускают косу, ободряюще гладят девушку по затылку, перебором щекочут вдоль позвоночника. Голос Элли тем временем натягивается как скрипичная струнка. В нем жалобно воет мольба призванная растопить лед в сердце рассерженного преподавателя. Плаксиво. Не переигрывает, не сомневается. Внушала ли эмпатка эмоции или нет, но плечи Кеттлберна пообмякли растеряв всю осанистость и расслабились. В движениях его сникла напористость, и от этой симфонии-оправдания, кажется, даже кончик носа профессора стал подрагивать чутко как у маленького щенка.
[indent] – …но он всё ещё выглядит голодным. Слизеринцы сказали, что видели его за стеной ещё и раньше, и кто знает, сколько он там ходил, мы не видели его маму…
[indent] Адвокат дьявола пел свою песню, а Макс стоял у него за плечом судорожно поддакивая в тех местах, где их совместное произведение требовало акцента. Сделав лицо нарочито жалостливым и печальным, хаффлпаффец кивал точно напружиненный игрушечный клоун разукрашенной резиновой головой.
[indent] Однако, стоило семикурснику встретиться взглядом непосредственно с Кеттлберном, как между учеником и преподавателем пробежала колючая искра пронзившая напускную сочувственность Брауна, словно та была воздушным шариком наполненным чепухой. Рука Брауна непроизвольно дернулась к галстуку как раз в тот момент, когда подвижный язык Элли оттарабанил чертово "за стеной".
[indent] Запахло жареным, в горле юноши запершило. Прищурившись на мгновение, профессор мысленно просверлил отверстие во лбу хаффлпаффца – до самого черепа, отчего у Макса вздыбились волосы на загривке.
[indent] Несомненно Браун и Кеттлберн подумали об одном и том же. А именно о сказочных знакомствах с волшебными тварями некогда тучного и неповоротливого третьекурсника-Брауна. Финалом уроков Кеттлберна с участием Макса мог стать и срыв, и взрыв. Если не что похуже. И разумеется, снятие баллов с желтого факультета.
[indent] – За стеной, значит…
[indent] Ой, Пряничная... – Максу стоило больших усилий чтобы тут же не размазать прорвавшееся фиаско по векам. Этим семикурсник выдал бы новые краски в палитре ощущений от их с Элоизой сегодняшнего провала. Но вместо этого их выдала рэйвенкловка жутко покрасневшая до корней медной макушки.
[indent] Ущипнув говорливую девушку за локоток, дабы встряхнуть немного и привести ее в строй, чтобы, черт возьми, не фальшивила!, Макс удержал себя от того чтобы не выругаться. Однако, юная Трэверс с небес на землю вернулась раньше, чем Браун успел усугубить их положение сделав очередное гениальное заявление в свое оправдание. Этого не произошло, так как Элли ушло вырвала у него эстафетную палочку адвоката, и тот поспешно захлопнул пасть, когда рыжая вновь затараторила.
[indent] В этот раз ее речь стала гимном, – маршем сотни рыжих четырнадцатилеток верхом на крошечных единорогах растоптавших копытцами все волшебное и романтичное, что было посеяно этим октябрьским вечером. От этой опустошенности Максу захотелось провалиться сквозь землю.
[indent] – Раз мы привели его, можно мы поможем ухаживать за ним? Макс с радостью мне поможет!
[indent] Погоди... Что?! – Челюсть Макса вновь словно укатилась в траву, хотя на этот раз он все-таки удосужился сомкнуть кулак у лица, дабы скрыть ужас, стремящийся вырваться из глотки хаффлпаффца фонтаном нервного, истеричного смеха.
[indent] – Он думал о том, чтобы присоединиться к нашему клубу по уходу за существами.
[indent] Нога Макса поспешно нашла ступню рэйвенкловки. Эй, что ты мелешь? Мы так не договаривались – злобно зыркнул он на девчонку – Не ну вы слышали? Слышали?!
[indent] – Мы можем приходить к Актеону каждый день после уроков, чистить ему копыта, кормить, расчесывать гриву, и он быстро пойдёт на поправку. Можем даже дважды в день, я рано завтракаю.
[indent] Ишь ты! За-аавтракает она ра-аано... Он жмет сильней, но девушка не затыкается. Увы, кажется этот оркестр сломался. И когда профессор Кеттлберн перевел вопрошающий взгляд на одураченного недоумка, все на что был способен волшебник так это вспыхнуть румянцем свирепого негодования. Однако, спустя пару мгновений уста Брауна выплюнули сдержанно-вымученный, скомканный, булькающий ответ:
[indent]– У меня же нет выбора, да?
[indent] – Извините, мистер Браун, я вас, кажется, плохо расслышал. Если я правильно понял, вы только что сказали, что завтра утром в 7:00 присоединитесь к мисс Трэверс на практическое внеклассное занятие по уходу за волшебными существами?
[indent] – Так точно, сэр – нехотя пробубнил Макс воздержавшись от желания цокнуть. Кеттлберн явно надо мной издевается. Нервишки в свое время Браун преподавателю помотал, это бесспорно. Но кто бы мог подумать, что старый хмырь вздумает отыграться? Вот ведь дерьмо.
[indent] – Мисс Трэверс, будьте добры, отведите единорога в загон и налейте ему на ночь воды. За ужином попробую выяснить у школьного егеря, если тот видел в лесу гуляющую единорожицу. Ну и дела... – усмехнулся профессор и передал Элли поводья, – Ступайте, дорогая – после чего махнул в сторону загонов с животными рабочей перчаткой. В конце-концов преподаватель исчез в направлении замка все так же недовольно покачивая головой. Некоторое время Макс продолжал ошеломленно стоять у парадного входа вглядываясь в уменьшающиеся фигуры ведьмы и единорога не в силах поверить в то, на что только что подписался.
[indent] Трэверс, ну ты и коза! – пнул он воздух в сторону удаляющейся Элоизы.
[indent] – Браун, Мерлинова борода! Где вы шляетесь? У вас концерт с минуты на минуту, проснитесь! Минус пять очков с Хаффлпаффа за опоздание – появившися словно из воздуха Флитвик строгим жестом пригласил опоздавшего внутрь. Чары удавались Брауну замечательно, и тем не менее декан Рэйвенкло произнес последующее с холодной отчетливостью, которую обычно берегут для разговоров с дебилами – Я не по-ни-ма-ю по-че-му на вас не па-рад-на-я фор-ма. Минус. Пять. Очков. С Хаф...
[indent] Нет необходимости приводить весь набор эпитетов, завертевшихся в башне Брауна назойливыми тополиными вертолетиками. Стоит лишь отметить тот факт, что праздничный концерт в честь Хэллоуина, запомнился слушателям излишне зловещей и яростной партией барабанов. Браун всегда лупил от души, но сегодня с особенной страстью. Да что я сделал то?! Ой все...
[indent] После того как музыка стихла и ученики-исполнители заняли свои места за столами, прозвучала торжественная речь директора. Хлоп! – сомкнулись ладоши Альбуса Дамблдора, и блюда заполнились аппетитными угощениями. Изголодавшийся Браун расположился в самом конце стола своего факультета жадно нахватав в тарелку целую гору всего и побольше. Сгорбившись в своем одиночестве точно горгулья юноша принялся остервенело пережевывать ужин. Он надеялся, что хоть сытная трапеза вернет ему силу духа.

Отредактировано Max Brown (2021-08-15 22:54:21)

+3

14

Элли боится, что профессор Кеттлберн захочет ухаживать за малышом без чьей-либо помощи, или просто не разрешит им помогать в качестве наказания, так как они крутились возле стены… Но им везёт. У преподавателя и так полно дел, а Элоиза – достаточно надёжная кандидатура, чтобы вверить ей заботу о жеребёнке единорога. Услышав о том, какое чудесное раннее утро её завтра ждёт, девочка расцветает в широкой улыбке:
- Спасибо, профессор Кеттлберн! – наверное, мисс Трэверс – единственный в школе человек, искренне радующийся тому, что ранним утром нужно будет прибыть на внеурочное занятие. Она нежно гладит единорога по шее, забирая у преподавателя поводья:
- Конечно. Пойдём, Актеон, тебе понравится, будешь в тепле и безопасности… - Макс выглядит шокированным и онемевшим, наверное, тоже не думал, что им так повезёт, но они могут поговорить после ужина, сейчас важнее обустроить жеребёнка. Элоиза мурлычет единорогу что-то ласковое всю дорогу до загона, и, когда они приходят к его новому временному жилищу, выглядит смирившимся и вполне довольным. Тем более, что ему отдают оставшуюся половину морковки.

- Не скучай, мы придём рано утром, а потом ещё после занятий. Тебе не будет страшно. И профессор Кеттлбёрн обещал поискать твою маму – прежде, чем уйти, Элли наливает в деревянное корытце воду из волшебной палочки, обнимает Актеона и целует его в лоб. Она бы осталась ещё ненадолго, но ужин вот-вот начнётся, и Келли будет сильно волноваться, если сестра не объявится. Закрыв загон, Элоиза торопится к замку. Переодеться она уже не успевает, только на бегу поспешно снимает с мантии листики, веточки и прочие свидетельства пребывания в лесу. За стол Рейвенкло на свободное место рядом с братом втискивается одной из последних, тяжело дыша:
- Келли, Келли! В жизни не угадаешь, где я была! А с кем я тебя завтра познакомлю!! – пробежка не умаляет энтузиазма девочки, Элли немедленно наседает брату на уши и прервать поток её болтовни может лишь речь профессора Дамблдора, да и то на время, в течение которого рейвенкловка нетерпеливо ёрзает.
- … Актеон такой хорошенький! Надеюсь, его мама найдётся. Я завтра пойду к нему к семи утра, а после занятий мы можем заглянуть к нему вместе, хочу вас познакомить. Ты же успеешь сходить со мной перед шахматным клубом? А Бену он понравится, как думаешь? Да, Макс тоже пойдёт со мной утром, профессор Кеттлберн разрешил нам вместе заботиться об единороге, Макс здорово помог мне там, у стены… - налегая на тыквенный пудинг, щебечет Элли. По выражению лица Келли Трэверса сложно сказать, насколько он рад (и рад ли) грядущему новому знакомству, но сочетание слов «стена» и «Макс» тоже заставили его нахмуриться, почти как профессора Кеттлберна недавно. Элоиза же теперь, зная, что малыш-единорог в безопасности, с завидным для такой тощей фигурки пылом утоляет аппетит. Уже в самом конце ужина, когда ученики отваливаются от опустевших тарелок и начинают греметь скамьями, девочка дёргает брата за рукав:

- Найдёшь Бена? Хочу ему тоже рассказать. А я мигом… Не успела договорить с Максом. Буду ждать вас на выходе из зала – Элли проталкивается к хаффлпаффскому столу, к счастью, Браун ещё там, хоть и собрался вставать.
- Макс, ещё раз спасибо – улыбается она радостно.
- Актеону понравилось в загоне, я налила ему воды и сказала, что мы завтра придём. Мне кажется, он понял. Правда, я здорово придумала? Вместо какой-нибудь скучной отработки, мы будем ухаживать за единорогом, такой шанс раз в жизни выпадает! Да и малышу будет спокойнее видеть рядом с собой знакомые лица. Хочу с утра заглянуть в кухню, попросить у эльфов пару кубиков сахара для него. Пойдёшь со мной? – судя по волне эйфории, буквально сбивающей с ног, Элоизу совершенно не волнует столь ранний подъём, и, конечно, она ожидает того же от Брауна. За которым, вздёрнув веснушчатый подбородок, с другого конца зала пристально наблюдает Келли Трэверс, как раз схвативший за рукав посмеивающегося над чем-то Бенедикта Поттера.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+3

15

[indent] Злость Брауна улеглась, стоило юноше выплеснуть ее на мембрану литавр и сверху желудок залить праздничным пудингом. Кайф. Его собственное внутреннее животное окончательно заурчало от удовольствия, когда его напоили парой кубков сладкого сока наполненного до краев. Допив содержимое, Макс собрал зрачки в одной точке, словно пребывающий в трансе, и уставился на эмблему «Хогвартса» высеченную на поверхности кубка.
[indent] Лев, змея, барсук и орлица. Представители звериного царства. А что в сущности у них общего с магами? Волшебникам, как и в целом, людям вне зависимости от даров, свойственно наделять животных качествами присущими человеку. Так же как и присваивать чужие. Но зачем? Чтобы пропасть между зверьми и людьми казалась чуть менее устрашающей? Или же, может, с целью абстрагироваться от человеческого, выводя отдельные черты в степень возвышенного, идеального? Но ведь в конечном итоге, все это фикция.
[indent] Люди, будь то основатели Хогвартса, Мерлин Всемогущий или кто-то еще, предстают героями лишь во взгляде замыленном временем, в эхе голосов прорывающихся сквозь тысячелетия. И каждый из них поет что-то свое. А животное, даже такое, казалось бы, безобидное как барсук, может и укусить. И животному будет все-равно с какого ты факультета. Звери живут по иным правилам нежели люди. И объять законы звериной природы способен разве что анимаг или профессор УЗМС. И все же, далеко не всецело.
[indent] Когда поведенческий код перестает быть понятным, он замывается как грязный котелок очищающим заклинанием и наполняется новыми смыслами. Удобными, выгодными воображению человека. И тогда рождаются символы. Символы перерастают в мифы. А мифы – в легенды. Они живут на страницах учебников, словесно перекочевывают из одного поколения магов в последующее, вышиваются на гобеленах в замках и волшебных поместьях.
[indent] Макс опустил взгляд на знак вышитый на собственной мантии. Он и сам был некогда отсортирован, помечен знаком качества, совсем как конфетки в ярких фантиках в вазе напротив, каждая со своим вкусом. «Хогвартс» это бренд. А бренд это культура и идеология. И в чем, интересно, заключается подобная необходимость?
[indent] Браун размышлял об этом пристально изучая герб факультета, будто тот ему и шептал на ухо секреты притаившиеся за золотым блеском вышивки. Для того чтобы посмотреть повнимательней, семикурсник даже стащил мантию с плеч и скомкал ее у себя на коленях. Просто картинка с забавным зверьком. Макс не был склонен придавать всей этой цветной атрибутике того значения, которое было принято из нее раздувать. И возможно, было в этом что-то поистине "хаффлпаффское". Во всяком случае, очень скоро он снимет эту мантию навсегда, и тогда разделение на факультеты окончательно канет в лету под натиском суровой реальности.
[indent] Ход умозаключений волшебника прервала Элли Трэверс, тут как тут приземлившаяся от Брауна с краю.
[indent] – ...Правда, я здорово придумала? Вместо какой-нибудь скучной отработки, мы будем ухаживать за единорогом, такой шанс раз в жизни выпадает!
[indent] Пряничная верещит, а Брауна клонит в сон. Плотный ужин окончательно разморил его после трудного дня. Тело Макса вдруг стало ватным и неповоротливым, таким же как в юности. Не в силах сопротивляться напору восторженной Трэверс, семикурсник моргнул и лениво распластался по столу там, где только что исчезла пустая тарелка, словно волшебника только что придавило чем-то очень тяжелым. Его внутреннее ворчливое стремительно готовилось к спячке. А Элли продолжала кудахтать, словно выпила двойную порцию эспрессо без молока.
[indent] – Да и малышу будет спокойнее видеть рядом с собой знакомые лица. Хочу с утра заглянуть в кухню, попросить у эльфов пару кубиков сахара для него. Пойдёшь со мной?
[indent] – Я мог бы и сам заглянуть, ведь кухня у нашей гостиной под боком – Браун не сомневался, что Бенни не оставил свою возлюбленную без такого подарка как тайна о местонахождении кухни. И несмотря на это, с тех пор Элли так и не прибавила в весе. Хотя, ей бы это только на пользу пошло.
[indent] – Видишь их, Пряничная? – скучающим тоном семикурсник махнул на слизеринский стол позади себя и зевнул, – Там добрых пять дюжин единорогов, смекаешь? – Рэйвенкловка, должна догадаться. Макс знал, они такие загадки каждый раз у входа в башню разгадывают – Животные меня ненавидят, Элли. И честное слово, лучше бы я мыл стеллажи в кабинете УЗМС, потому что толку от меня на завтрашней отработке никакого не будет. Я только еще хуже сделаю – прикрыв веки налившиеся свинцом, Браун вздохнул – Но честно говоря, мне кажется Кеттлберн не всерьез про отработку. Он ведь не сумасшедший, знает меня еще с третьего курса и не может не понимать, что Макс Браун и волшебные твари в одном помещении – это полная катастрофа... Думаю, завтра с утра он остынет и задаст мне вместо этого какое-нибудь эссе.
[indent] Браун поднялся, выхватил из вазона жирное яблоко, наливное и ароматное. Утром он накормит им гребаного Актеона. 
[indent] – Спокойной ночи. До завтра.
[indent] Помахав Бенедикту сквозь стадо голов, семикурсник поплелся к выходу, но осекся ощутив дурное горячее чувство свербящее между лопаток. Макс обернулся.
[indent] – Эээ... Элли? Кажется, твой брат позвал тебя – щелкнул он пальцами в сторону стола Рэйвенкло. Никто, разумеется, не кричал через стол и не обращался к Элоизе по имени. Но лицо пряничного братца само по себе было выразительным настолько, что любые проклятья до поры до времени могли оставаться несказанными. Фирменный взгляд Келли Трэверса, обременительный, хищный, лезвием забирался под кожу Брауна до тех пор, пока Элоиза не заняла свое место между братом и Бенедиктом.
[indent] По пути в гостиную факультета и перед сном Макс оказался наедине с башкой так некстати рождающей призраков прошлого. Браун не мог отделаться от параноидальной мантры, что родители никогда и ни за что не должны оставлять своих детей в одиночестве там, где им могут причинить вред, и падал в сон одолеваемый поочередно сомнением и надеждой, что завтра утром не проснется тем, кто этот вред по неосторожности причинит.

Отредактировано Max Brown (2021-08-19 18:59:20)

+3

16

Элли привыкла к тому, что собеседники не всегда её слушают, тот же Келли часто думал о чем-то своём, пока Элоиза щебетала глупости. Она никогда не обижалась, но задремавшего после плотного ужина Макса обязательно нужно разбудить. Во-первых, ему всё равно нужно будет скоро пойти в свою гостиную, во-вторых, сейчас для рейвенкловки очень важно, чтобы её слушали. Не для себя, для Актеона – вдруг Браун что-нибудь прослушает, а завтра опоздает или проспит?
- Макс! Ты меня слышишь? Маааакс – девочка трясёт старшекурсника за плечо, но особого успеха не достигает. Вздохнув, Элоиза озирается по сторонам – не смотрит ли кто? Вроде, особого внимания она, как и всегда, к себе не приковывает. Можно использовать способ, который она использовала с братом, когда его нужно было срочно разбудить. Набрав в грудь воздуха, Элли восклицает:
- Маааакс! – и хватает хаффлпаффца за рёбра, чтобы как следует защекотать. Келли обычно держался недолго – подскакивал с кровати, недовольно, но очень забавно шипя. Браун реагирует не так сильно, он же в одежде, но всё же возвращается в реальность и включается в диалог.

- Не говори глупостей, ты ещё подружишься с Актеоном, сегодня он сильно нервничал, а завтра будет отдохнувший, сытый и выспавшийся, и вы пообщаетесь по новому. А стеллажи помоем в другой день, если понадобится – очевидно, что пытаться остановить Элли, пылающую от перспективы общения с единорогом, всё равно, что бросаться под Хогвартс экспресс. Она всё равно осчастливит и Брауна, и Актеона. Под её присмотром профессор Кеттлберн точно не будет волноваться за малыша.
- Будет здорово, если ты сам возьмешь сахар, только не забудь, всё-таки у малыша первая ночь на новом месте. Спокойной ночи – девочка ещё пару мгновений стоит возле хаффлпаффского стола, глядя вслед удаляющемуся вместе с яблоком Максу, как парень вдруг оборачивается и нервно оглядывается, словно его ткнули локтем.
- О… да? Спасибо! Я иду, Келли! – в отличие от Брауна, Элоиза, кажется, не видит во взгляде брата ничего подозрительного и угрожающего. Махнув рукой, она торопливо идёт к Келли и Бену и вклинивается между мальчиками, тут же начиная щебетать, ведь Поттер ещё не слышал об её приключении.

После ужина Келли, Элли и Бенедикт ещё общаются некоторое время в одном из коридоров, и совсем незадолго до отбоя (и то потому, что Элоиза настаивает, что нарушать правила нельзя) расходятся по спальням. Рейвенкловка легко проваливается в сон и так же легко просыпается в двадцать минут седьмого, радуясь новому дню и грядущей встрече с Актеоном. Быстро умывшись, одевшись и наскоро заплетя косу заклинанием, Элли без двадцати семь уже спускается из башни на первый этаж, с волшебной палочкой и сумкой с учебниками через плечо. Если Макс в кухне – это хорошо, отправятся к Актеону вместе, а если он вдруг проспал – она его подстрахует и возьмёт пару кубиков сахара. Груша отвечает на щекотку хихиканьем и превращается в дверную ручку, Элли проскальзывает в кухню и делает вывод, что пришла вовремя – Браун, похоже, не может «отбиться» от гостеприимства домовиков, и если они продолжает тащить ему еду такими темпами, то они не то что к Актеону вовремя не придут – до обеда отсюда не вылезут, пытаясь угоститься хоть понемногу всем предложенным:
- Доброе утро! – звонко здоровается девочка и с эльфами и с хаффпаффцем:
- Спасибо большое, но мы зашли только за парой кубиков сахара. Не для себя, для малыша единорога. Мы помогаем профессору Кеттлберну и должны быть у него в семь часов, совсем нет времени. Но вчерашний пир был просто замечательный – Элоиза щебечет, развивая бурную деятельность: улыбается домовикам, вежливым жестом отклоняет подносы, хватает под локоть Макса, оттаскивая его подальше от еды, берёт протянутые кубики сахара и заворачивает их в платок, и тут же, не переставая благодарить эльфов, тянет Брауна назад к картине:
- Потом поблагодаришь. Пойдём скорее, Актеон уже заждался! – судя по суетливости рейвенкловки, сгорает от нетерпения отнюдь не малыш единорог, скорее всего, ещё мирно спящий в вольере. Целеустремлённости Элли, несущейся осчастливливать магическое существо, остаётся только позавидовать:
- Выспался? Мы вчера ещё немного поболтали и разошлись. Келли говорил, что хочет с тобой поболтать на этой неделе. Наверное, тоже обсудить Актеона – я обещала познакомить их с Беном с малышом после уроков. Надеюсь, профессор Кеттлберн разрешит – профессор Кеттлберн, неспособный отказать в мелких просьбах своей любимой ученице, уже ждёт провинившихся юных магозоологов возле вольера, усмехаясь в усы. Помятый Браун и собранная, пылающая энтузиазмом Трэверс, представляют собой весьма любопытный дуэт.

Отредактировано Eloise Travers (2021-08-20 19:07:35)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+2

17

[indent] Ледяная волна нарастает, собирается клином в фасад рейкьявикской Хайдльгримскирьи чтобы с ее белоснежного носа закапала морось, каждая дождинка которой – размером с ведро. Ощущая себя центром всемирного притяжения Макс смиренно подставляет лицо этим каплям. Движение в силах остановить только утро прорывающееся сквозь прозрачную влагу мутным туманным свечением.
[indent] Макс стянул с себя простынь и спросонья заглянул за витражное стекло своей спальни. Причудливые тени растений покачивались сквозь призму цветного калейдоскопа. Их силуэты дотянулись до самой шеи и сцепились на ней зловещим узором, когда Макс приподнялся в локтях чтобы осознать грядущую участь незапланированного факультатива. Алые, желтые и бирюзовые солнечные лучи затанцевали на бледной пижаме Брауна придавая последнему сходство с опохмелившимся клоуном забывшим с вечера снять свой костюм.
[indent] Наскоро ополоснув рот и лицо, юноша содрогнулся словно от вспышки фотоаппарата. Часть его мозга все еще оставалась преследуемой призраком гигантской волны. Морозной, неукротимой, величественной. Однако, воспоминания оставили проснувшегося в покое, стоило ему напялить вчерашнюю одежду и причесаться.
[indent] В холле было пусто и темно. Было тихо. Пауки по углам коридора неслышно плели свои сети, прежде чем горничная-эльфийка смахнет их труды до следующего утра. Привычные щекотушки для грушеньки на натюрморте, и дверка распахивается являя навстречу вошедшему суетливые будни хогвартских домовиков.
[indent] – Приветствую! Разрешите... – Браун протиснулся меж ящиков с тыквами к эльфу-складовщику – Мне бы немного сахара в кубиках. Не для себя... А можно еще, пожалуйста, попросить чашечку кофе со сливками? – озвучив свою просьбу Макс по привычке заозирался, словно совесть в лице Минервы МакГонагалл могла неожиданно выглянуть из-за бочки со сливочным пивом или же из-за шкафа с мясными консервами. Но совести здесь, к счастью, не оказалось, ни своей ни чужой. Для приятного начала дня вполне достаточно и такого расклада. Разве что...
[indent] – А принесите еще кусочек чего-нибудь сытного? Премного благодарю! – сложив руки в жесте мольбы удаляющемуся складовщику Браун плюхнулся на бочку придавив ее всем своим весом в колеблющейся уверенности о том, что штрафной капучино без сахара после вчерашнего он как минимум заслужил.
[indent] – Доброе утро! – весело прозвенело за спиной хаффлпаффца как раз в тот момент, когда эльфы-домовики послушно преподнесли чашечку горячего, пиалу с пирамидкой сахарных кубиков и отдельный поднос с оставшимися кусочками праздничного пирога.
[indent] Рыжеволосая колдунья показалась в дверях огласив свое появление щебетанием канареек. Говорю, шустрая как отрезвляющая настойка. Могла бы и подзадержаться.
[indent] – Будь милосердна. Дай мне минуточку – устроившись на бочонке поудобнее, Браун потянулся к чашечке бодрящего как затерявшийся путник к жару костра – У нас еще куча времени до семи, а я даже не начал свой день.
[indent] – Потом поблагодаришь. Пойдем скорее, Актеон уже заждался!
[indent] – Эй! Да ну ты, ммм... – содержимое чашки впопыхах уничтожилось жадным глотком, прежде чем девчонка своими движениями не пролила его на рубашку. Макс по пути ворчливо гундел так и не успев прихватить заветный рассыпной треугольничек. Кто ему указ? Эта вот мелкая рыжая плюшка?!
[indent] – Ага, выспался – забурчал он сквозь зубы, и вновь перед его глазами мелькнуло цунами, что путешествовало из одного сновидения в последующее и никак не успевало обрушиться.
[indent] – Келли? Эээ-лойшес? И о чем это, интересно? – нахмурился Макс. Перспектива побеседовать с Трэверсом о двадцати и одном способе распять волшебника на потолке гостиной синего факультета не представлялась хаффлпаффцу пунктом в списке подарков на предстоящее Рождество. Загадочно, очень загадочно. Точно сценарий для рассказа в жанре экстремального ужаса.
[indent] – Доброе утро, орлы! – бодро поприветствовал их Кеттлберн – И барсуки – подмигнул он при взгляде на помятого Макса, после чего подвел школьников внутрь к пыльной доске. Вооружившись мелом профессор приготовился записывать правильные ответы их маленькой викторины. Или же в случае с Брауном, целиться ими в лоб. Вон, у него полкоробки этого мела разбросаны по земле.
[indent] – Итак, мои дорогие. Кто из вас назовет мне последовательность мероприятий по уходу за единорогами? – преподаватель занял место у доски в своем неизменном прикиде следопыта-любителя.
[indent] Прислонившись к стене, Макс принялся перебирать обрывки остаточных знаний. Вообще, в чем вопрос? Они же дикие, единороги, – размышлял Браун – сами по себе в лесу бегают... Дракла вашего за ногу! – Как оказалось, за спиной волшебника находилось стекло. А за звуконепроницаемым стеклом – ворочались пикси. Они только-только начинали пробуждаться, но при виде гостей тут же заколотили своими маленькими противными кулачками по точке, на которую опиралась макушка волшебника, отчего стекло завибрировало. Отшатнувшись Макс задел плечом Элоизу и как ни в чем не бывало одарил ее испытующей физиономией. Из них двоих Трэверс была единственной кто бы мог догадавшись заработать парочку баллов своему факультету. Рэйвенкловка ведь и до этого демонстрировала углубленные познания в области УЗМС. Давай, Пряничная, блестни! С этими мыслями Браун приготовился уворачиваться от крошечных камушков в лапах профессора.
[indent] – Ну же! Это программа третьего курса – профессор весело отжонглировал мелками и перевел взгляд с одного школьника на другого.

Отредактировано Max Brown (2021-08-21 16:53:24)

+2

18

- Доброе утро, профессор Кеттлберн – бойко и звонко откликается Элли с таким энтузиазмом, словно надеется получить уже за это дополнительные баллы для факультета. Она нетерпеливо переминается с ноги на ногу, понимая, что конечно профессор сначала должен проверить их знания и сделать отработку с единорогом прежде всего познавательной, но ей уже очень хочется пойти общаться с Актеоном, а не заниматься повторением у доски. После прозвучавшего вопроса Элоиза молчит некоторое время, давая Максу возможность высказаться, пока она не начала тараторить… Но хаффлпаффец не проявляет большого энтузиазма и смотрит на неё, кажется, желая, чтобы говорила она. «Точно не хочешь?» уточняет рейвенкловка взглядом, приподнимая брови, но, когда оклик профессора звучит второй раз, кивает и набирает в грудь воздуха:

- Единороги по министерской классификации относятся к категории XXXX, то есть «опасные существа, требующие ухода специалиста», но в их случае это так называемая категория-исключение, присвоенная потому, что они требуют к себе уважительного обращения, как, например, кентавры и водяной народ. Обитают в лесах Северной Европы и их чрезвычайно трудно поймать, их бег очень стремительный. Нашему жеребёнку меньше двух лет, потому что он ещё золотистого окраса, после двух лет шерсть станет серебристой. Взрослые единороги предпочтут скорее руки волшебницы, чем волшебника, но жеребята не столь пугливы и требовательны – Элли ненадолго останавливается, чтобы ещё раз вдохнуть воздуха, смотрит вопросительно на Макса, снова давая ему возможность – может, пока она говорила, он что-то да вспомнил? Но Браун молчит, а профессор Кеттлберн кивает с довольным видом:
- Продолжайте, мисс Трэверс – ответы этой ученицы ему как правило поправлять не приходилось, основная сложность была в том, чтобы прервать её прежде, чем она с цитирования школьного учебника перейдёт на анализ всей литературы на заданную тему, успевшей попасть к ней в руки в качестве внеклассного чтения.

- Чтобы ухаживать за единорогом, особенно взрослым, нужно сначала наладить личный контакт. В противном случае можно напороться на рог или копыта… Так что начинать лучше с разговора и предложенного лакомства. Если единорог ведёт себя спокойно и берёт угощение, можно попробовать расчесать ему гриву и хвост, аккуратно, не дёргая. Волоски, оставшиеся на расческе, следует собрать – они очень ценные, используются, как сердцевина для волшебных палочек и важный компонент заживляющих повязок. В нашем случае скорее второе, потому что жеребёнок ещё мал и не набрал полную магическую силу. Затем специальной щеткой-скребницей при необходимости обрабатывают тело, это помогает единорогу избавиться от лишней шерсти, например, в период линьки. Последними обрабатываются копыта – обычно их достаточно просто промыть, но, если они пострадали или потрескались, могут понадобиться повязки с маслами и мазями. После каждого этапа ухода желательно награждать единорога чем-то вкусным. Мы принесли несколько кубиков сахара, профессор Кеттлберн – заканчивает свою исчерпывающую лекцию на мажорной ноте Элоиза, сияя, как начищенный новенький галлеон. Кажется, даже пикси за стеклом на некоторое время притихли, пытаясь поглотить вываленную рейвенкловкой гору информации.

- Прекрасно, мисс Трэверс. Пять баллов Рейвенкло – профессор Кеттлберн улыбается в усы и переводит взгляд на хаффлпаффца:
- Вам ясен фронт задач, мистер Браун? Щетки можете взять в сарайчике возле загона. Особое внимание прошу уделить осмотру копыт, вчера вечером было темно и я не смог изучить их должным образом – Элли нетерпеливо дёргает Макса за рукав мантии, словно боится, что профессор передумает и запретит им идти в загон:
- Ты хочешь расчесывать гриву или хвост? Чистить копыта или отвлекать Актеона какой-нибудь едой? Меня любой вариант устроит – уже почти на пороге, прежде, чем потащить Брауна к загону, Элоиза оборачивается к профессору Кеттлберну и спрашивает, широко распахнув голубые глаза:
- Можно мы будем называть его Актеоном, профессор Кеттлберн? Малышу ведь будет спокойнее, если у него будет «своё» обращение – Элли говорит себе, что не собирается приручать жеребёнка, что он дикий и должен жить в лесу, на свободе, с друзьями и семьёй… Но, если она даже флоббер червей не смогла оставить без имен, у целого единорога шансов остаться безымянным нет вовсе.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+2

19

[indent] Твою ж налево! – Браун одобрительно покачал головой, разве что не присвистнул – Кто бы мог подумать, что в этой маленькой черепушке кроется столько сведений? А как красиво излагает, прямо как на экзамене. Аж уши в трубочку сворачиваются.
[indent] Каким-то чудесным образом мысли юноши утекли по иным течениям, несвязанным ни с копытными, ни с отработкой. Макс принялся размышлять об усах Кеттлберна, которые учитель не переставал накручивать себе на палец.
[indent] Когда-то такие усы были в моде, когда-то... примерно сотню лет тому назад. Но вот сейчас они не выдают в профессоре ничего кроме напускного пижонства. Дивно. Впрочем, ему даже идет. Если у Брауна однажды и вырастет на лице что-то подобное, он скорее всего острижет их на манер ковбоя с Дикого Запада. Ковбои крутые и независимые. По-своему, совсем не так как волшебники зависимые от магии и ей же подвластные. Пустыни, романтика... Хотя, кому я вру? Лошади наверняка бы первым же делом по пузу откостыляли копытами. Да и ни «ковбоя» ни «Запада» на моей чисто ирландской физиономии и в помине видно не будет. В сухом осадке останется – «Дикого». «Усы Дикого идиота». Но такого мне точно не надо – Браун мотнул башкой отмахиваясь от разыгравшегося воображения. Хотя, по его мнению, было в растительности на лице нечто брутальное, поистине мужественное. Нечто, чего ему порой весьма не хватало. Может все-же дать усам шанс? С другой стороны, у профессора по итогу выросло что-то эдакое «модненькое», почти скользкое, явно для особого типажа самок – Семикурсник запутался. Со стороны могло показаться, что прищуриваясь сосредоточенно юноша старается получше вникнуть в блистательный ответ Элоизы, однако тот продолжал мысленно сопоставлять внешность преподавателя с его гипотетически-бурными похождениями многолетней выдержки, прикидывая сколько очков сверху могли бы усишки дать ему самому – В молодости этот хмырь явно был обольстителем...
[indent] – Вам ясен фронт задач, мистер Браун? – спросил Кеттлберн все продолжая накручивать черный ус. Ответ Элоизы оказался более чем исчерпывающим. Аплодисменты преподавателя эхом звякнули по углам помещения, и в тот момент где-то на другом конце территории школы часики отсыпали синему факультету горстку сапфиров. Но Макс, кажется, в очередной раз пропустил весь триумф мимо ушей.
[indent] – Мхм, ага – утвердительно кивнул он – А что надо делать?
[indent] – Щетки можете взять в сарайчике возле загона. Особое внимание прошу уделить осмотру копыт, вчера вечером было темно и я не смог изучить их должным образом.
[indent] Изучить. Копыта. Это как? – выдохнув весь воздух из легких Макс почесал бровь и поглядел по сторонам в поисках инструментов. Ах да, они же в сарае.
  [indent] – Ты хочешь расчесывать гриву или хвост? Чистить копыта или отвлекать Актеона какой-нибудь едой? Меня любой вариант устроит – Элли посмотрела на него рыжим котенком. Куда-то глубоко в душу, отчего этой душе вдруг захотелось спрятаться в маленькую коробочку и никогда из нее не вылазить. Если присмотреться поближе, то в челюстях котенка смотрящего на коробку можно было увидеть мышку своим силуэтом подозрительно напоминающую игрушечную лошадку. А еще, можно было бы расслышать урчание.
[indent] Многие люди находят в охоте настоящую страсть. Многие ищут ее в уходе за живностью, в дрессировке. В сущности, между этими двумя занятиями куда больше общего, чем об этом принято говорить. По крайней мере, таким обстоятельство дел являлось на скромный вкус Макса, который, разумеется, не разбирался порядочно ни в том, ни в другом. Однако, этот властный охотничьий огонек в кошачьих глазах Элоизы насторожил его.
[indent] – Пожалуй, расчешу гриву. Очень нежно и осторожно, сэр – сделал он акцент на последних словах после многозначительного покашливания профессора.
[indent] – Можно мы будем называть его Актеоном, профессор Кеттлберн? Малышу ведь будет спокойнее, если у него будет «своё» обращение И снова эта просящая мордочка! В груди Брауна неожиданно поселился сгусток чего-то чёрного, лохматого и шипящего. Это душенька высунула нос из коробочки.
[indent] – Называйте как нравится, я не против. Можете даже табличку нарисовать у стойла, как у остальных тварей в загонах – Кеттлберн-таки кинул в Макса кусок мела, и тому удалось его ловко словить – Пока от Огга нет новостей насчет матери жеребенка. Но я попросил его пройтись по окрестностям еще разок... Так! – бодро хлопнув в ладоши профессор посмотрел на часы – У вас полчаса. И чтобы потом духу вашего здесь не было! – профессор шутливо погрозил пальцем отличнице предугадывая, что та вероятнее всего пожелает продолжить свое общение с прелестным созданием – Приступайте. Если понадоблюсь, буду у себя в кабинете.
[indent] Элоиза тут же рванула вперед в поисках Актеона, Макс неторопливо шел позади. Остановившись у сарайчика, он отпер двери, и тут как тут на него вывалились метлы, швабры и тряпки, пахнувшие чем-то гнусным, вроде мышей и тухлого сыра. Пройдясь по ботинкам Брауна, заколдованная метла принялась размазывать грязь по полу ползя вперевалочку в сторону стойла, и юноша десять раз поблагодарил себя за благоразумие, когда решил этим утром надеть пару ботинок которые было не жалко.
[indent] – Пряничная, погляди – с потерянным видом Макс оглядел набор разнокалиберных щеток – Какая из них подходящая? Эта? Эта? – он обернулся к стойлу лицом демонстрируя инструменты – маленький и побольше, с более вытянутой щетиной. В этот момент из загона раздалось веселое ржание. Элли, видимо, уже успела поприветствовать жеребенка. Так что Макс подошел ближе, чтобы через ограду поздороваться с настоящим виновником утренней отработки.

Отредактировано Max Brown (2021-08-24 11:26:39)

+2

20

Долго упрашивать Элли не нужно, тем более, если времени у них всего-то полчаса (она рассчитывала хотя бы на сорок пять минут, они бы всё равно успели к первым лекциям, хоть и бегом). Едва Макс успевает поймать кусок мела, как рейвенкловка дёргает его за рукав, на приличной скорости устремляясь в сторону загона:
- Актеон! – восклицает она вскоре, останавливаясь у заборчика. Браун так и не ускорился, идёт где-то сзади, но Элоиза этого даже не замечает, её внимание сосредоточено на поиске жеребёнка.
- Малыш, это мы – зовёт она снова, и ответом ей служит тихое ржание. Актеон, такой же красивый, как и вчера, подходит из глубины вольера к дверце. Золотистая шерсть словно окутана лёгким сиянием, тонкие ноги изящно переступают по траве, и, кажется, вчерашний плотный ужин пошел единорогу на пользу. Он выглядит и двигается куда более уверено. А ещё узнаёт своих друзей, по крайней мере, Элоизу точно. Единорог тянется к неё, фыркая и раздувая ноздри.
- Как тебе спалось? Конечно, это не лес, но безопасно и еда хорошая – улыбается Элли ему в ответ, протягивая ладонь, чтобы жеребёнок мог её понюхать. Конечно, она даст ему сахар, но не сразу – перекармливать лакомствами тоже не очень хорошо, а им ещё предстоит провести с единорогом ряд «процедур», о которых он пока имеет весьма смутное представление.

- А? – она откликается на голос Макса с растерянным видом, словно уже успела позабыть обо всём на свете, кроме своего нового четвероногого приятеля. Но сфокусировав внимание на хаффпаффце, смеётся и показывает на меньшую по размеру расческу, смахивающую на человеческую, но с более жесткой щетиной:
- Вот эта для гривы и хвоста, там волосы более мягкие, похожи на человеческие. А та, что побольше – для тела, давай я её возьму – Элли берёт из рук Брауна щётку, Актеон фыркает недоверчиво, наблюдая за людьми и не понимая, зачем им понадобились эти странные штуки.
- Можешь дать ему пока что-то поесть, осторожно погладить, сначала рукой, затем щеткой, и он привыкнет. Пусть сначала поймёт, что это безопасно, и тогда я подойду чесать бока, чтобы не пугать его сразу кучей новых ощущений – предлагает рейвенкловка Максу на случай, если он слушал не весь её ответ или уже успел что-то забыть. Жеребёнок без рога, конечно, не так опасен, как взрослый единорог, но копыта у него всё равно сильные, и получить таким – удовольствие ниже среднего.

- Дай мне мелок, пожалуйста. Я пока оформлю ему табличку. И не волнуйся, он нас вспомнил, всё хорошо – Элоиза отходит в сторону, позволяя хаффлпаффцу первым войти в загон, на дверце которого висит черный прямоугольник в деревянной рамке. Пока что чистый, но сейчас она это исправит, чтобы Актеон не чувствовал себя безымянным и брошенным. Высунув от старательности язык, Элли большими красивыми буквами выводит А-К-Т-Е-О-Н, добавляя к первой и последней буквам завитушки. Затем отходит на шаг, чтобы полюбоваться своим творением, и скептично добавляет:
- Нет, нужно поярче, так можно не заметить. Колорум! – она стучит по табличке палочкой, и табличка из черной становится красной, а буквы на ней загораются золотом. Бену бы понравилось – по-гриффиндорски… Но Элоиза, кажется, снова не вполне довольна. Ей в голову приходит мысль: Актеон ведь мальчик! Может, ему больше понравится синяя табличка. И некоторых животных красный, кажется, раздражает:
- Колорум – табличка становится синей, золотые буквы на ней видно не хуже – вот теперь прекрасно, как жеребёнок того заслуживает. Перехватив поудобнее щетку, Элли убирает палочку в карман, чтобы нащупать затерявшийся в его складках кубик сахара:
- Мальчики, как вы тут? – закрыв за собой дверцу загона, девочка наконец входит внутрь, готовясь к самой приятной части отработки: приведению лесного единорога в «парадный» вид. Его маме будет очень приятно увидеть сына, когда Огг найдёт её.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+2

21

Кубики.

Бросок

[indent] После того как Элли с деловым видом проинструктировала семикурсника, эта маленькая пряничная командирша еще и выжидающе протянула ладошку – Дай мне мелок, пожалуйста. Я пока оформлю ему табличку. И не волнуйся, он нас вспомнил, всё хорошо.
[indent] Ты серьезно? – чувства Брауна укатились в самые пятки – Элли! – негодующе воскликнул волшебник, при этом кончик извести под пальцами сковырнулся нервным движением и осыпался ему на ботинок – Это задание было единственным чем я мог бы отличиться перед профессором...
[indent] И что теперь делать? Отобрать у ребенка конфетку? Блин. Ничего страшного, Максу хватало хаффлпаффского великодушия чтобы ей уступить. И все же, Браун не был бы Брауном, если бы выражая свой протест не цокнул бы звонко и не помотал бы лохматой башкой от души, да так буйно, что если бы спал, то наверняка тут же вышел бы из тела прямо в астрал. Сейчас Макс чувствовал себя в шкуре равнодушного отчима отдающего падчерице-капризуле последнюю заначку припасенную им для ставок на дерби, только лишь бы своенравная четырнадцатилетка не подговаривала свою мамку-тираншу принуждать подкаблучного «нового папку» ко всяческим непотребствам.
[indent] Этот котенок стал требовательнее, его просьбы – настойчивее. Выпустив коготки рыжий пушистый засранец с влажными глазками подцепил ими заветную призму, стоило кулаку семикурсника цветком распуститься прямо у лица рэйвенкловки.
[indent] – Впрочем, ни в чем себе не отказывай – саркастично протянул семикурсник и вдобавок по-отечески похлопал девочку по плечу. Разумеется, чтобы оставить на мантии белоснежный оттиск руки. Ничего, Пряничной он еще отомстит.
[indent] Собственно, оставшись с Актеоном наедине, Браун некоторое время потупил рассматривая силуэт жеребца. Маг держался поодаль поглядывая на животное издалека. Отработка сама себя не отработает, так что в конце-концов пришлось проковылять к Актеону поближе, двигаясь со стороны, чтобы тот не лягнул хаффлпаффца по причинному месту.
[indent] – Ну что, приятель, как поживаешь? – неуверенно занес Макс свою клешню над ухом единорога, но Актеон увильнул. Ноздри зверя расширились и тот потопал в сторону фыркая и упираясь, совсем как вчера.
[indent] – Расслабься, я принес хавку. Спелое яблоко с хэллоуинского ужина – откланиваясь в своем почти двухметровом росте, Браун продемонстрировал наливной сочный плод – Специально для вас постарался, месье Актеон. Не отказывайтесь. Bon appetit!
[indent] Нет, все-таки выстраивать мосты доверия оставалось для Макса сложной задачей. А он еще втайне лелеял надежды стать в будущем журналистом-расследователем. Как же? С подобным умением налаживать контакт ему светило разве что макеты по буковкам собирать. Такие вещи давались ему легко. Однако, и этот вариант может увести у него из под носа и заграбастать себе более ушлый волшебник. Кто-нибудь достаточно настырный в достижении своих желаний, например как опьяненная животноводческой страстью мисс Трэверс.
[indent] Отчего-то Брауну показалось, что если он заговорит на французский манер с таким утонченным созданием как единорог, то это несколько облегчит коммуникацию. Придурошные ли формулировки, голод животного или же яблочный аромат, но чудо снизошло на землю под их ногами и копытцами. Актеон подался вперед обнажив длинные зубы... и захватил яблоко целиком. Обслюнявив Максу рукав и проливая яблочные соки на землю жеребенок радостно зажевал угощение. Прикольно. Стоило зверю ответить интересом, как напряжение чудесным образом рассеялось.
[indent] – Ты – не ты, когда голоден. Очень тебя понимаю, дружище – Выдохнув с облегчением Макс рассмеялся и наконец-то погладил зверька. Далее маг осторожно провел щетиной по гриве единорога, распутал парочку колтунов, вытащил мелкие веточки и клочки сухих листьев. В остальном, шерсть Актеона лучилась здоровьем будущего первоклассного скакуна. И данное занятие не оказалось таким уж обременительным. Оно оказалось даже приятным.
[indent] – Мальчики, как вы тут? – спросила Элоиза с довольным видом кошки только что налакавшейся сливок и вернувшейся за добавкой.
[indent] – Твоя технология приручения копытных работает. По крайней мере, ничего жизненно важного запороть я пока еще не успел. Но ты, Пряничная, к нам присоединяйся – щеткой Макс указал на непрочесанный хвост животного.
[indent] – Знаешь, что я думаю, Элоиза? – задумчиво спросил Браун водя расческой по гриве – Почему бы нам с тобой не отправить весточку в Департамент регулирования магических популяций? Если родителей Актеона не удастся найти, то... – он покосился на единорога в попытке предугадать, понимает ли зверь контекст сказанного – Короче, как ты считаешь, ему ведь будет намного лучше где-нибудь в специальном заповеднике чем в Запретном лесу? Он сможет быть в безопасности в компании сородичей которые его воспитают. На территории леса он не представляет собой ничего кроме мишени для браконьеров и контрабандистов. Прости, дорогой, но это правда – добавил он, когда Актеон печально опустил голову – Знаешь, ты была права, когда упомянула о том, что волосы единорогов используются для изготовления палочек в качестве сердцевины. Смотри, внутри моей как раз такая – вытащив из-за пояса кизиловый инструмент маг выпустил из него сноп радужных искр – Может даже мамки нашего Актеоши – усмехнулся он неуверенно, хотя и продолжил невесело – Кровь единорогов – ценная субстанция. И она под запретом – Макс не замечал что продолжает чесать одно и то же место уже по пятому кругу бесповоротно потерявшись в собственных размышлениях – Ее используют алхимики и темные маги в своих разнообразных ритуальных делишках. Про магию крови мне Мередит рассказывала. Оказывается, она неплохо разбирается в этой области. Клевая девка, кстати, много интересного знает. И не только про кровь. Ты с ней знакома?
[indent] На этих словах Макс закончил причесывания и протянул щетку Элли, чтобы та собрала с обеих серебристые волоски и упаковала в коробочку. Однако, видит Мерлин, волшебную палочку на место так и не вернул.
[indent] Взмах, еле-заметный, в сторону отвернувшейся Элоизы, ехидный прищур и заклинание произнесенное еле-слышно сквозь напускной кашель, и чары уже выписывают на спине волшебницы золотистым «Поттер, действуй уже!» внутри крылатого сердца.
[indent] О зарождающемся влечении между Беном и Элли непременно должна была узнать вся школа! Включая школьных эльфов и привидения. Рано или поздно ведь все-равно заболтают. Более того, Макс понадеялся, что смешки удивления, косые любопытные взгляды, неудобные вопросы и намеки делающих ставки помогут двоим наконец-таки разобраться в своих чувствах и перестать топить их в себе.
[indent] По мнению Макса, Бену было необходимо обрести чуток рэйвенкловской смекалки, чтобы организовать конкретную тактику завоевания. А Элли, в свою очередь, – найти в себе немного гриффиндорского мужества чтобы дать всему этому шанс.
[indent] Отчего-то сейчас эта дурацкая идея показалась Максу веселой и остроумной. И разве женщина – не лучший холст для искусства создаваемого во имя любви? Накося выкуси, кошечка! Маг прыснул в кулак полюбовавшись результатами своей маленькой шалости, когда волна эйфории от собственного озорства поднялась от ступней к самому горлу, чтобы вырваться из него фонтаном беззвучного хохота.

Отредактировано Max Brown (2021-08-28 20:45:18)

+3

22

- Конечно, работает – радостно соглашается Элли без тени неуверенности или привычной скромности. Если в чем-то она знала толк, то в том, как поладить с животными. Обычно это происходило интуитивно и не требовало от девочки усилий, планирования и заблаговременной подготовки. Сейчас Элоиза рада, что помогла Актеону и Максу подружиться (может, Макс теперь правда придёт к ним в кружок?), и сияет, как новенький галлеон. Она протягивает руку к морде Актеона, позволяя ему понюхать свою ладонь, и спрашивает со смехом:
- Ооо, Макс дал тебе яблоко? Оно, наверное, было очень вкусное? – когда жеребёнок фыркает, обдавая её руку капельками яблочного сока. Затем нежно гладит малыша по длинной морде и мягкому кожаному носу:
- Будешь самым красивым мальчиком, если мы расчешем ещё хвост, хорошо? Смотри, ничего страшного – Элли даёт единорогу понюхать щетку, затем отступает назад, аккуратно подцепляя хвост жеребёнка ладонью. Актеон, уже вполне освоившийся с присутствием школьников и находящий его как минимум благотворно влияющим на насыщение, не возражает. В конце концов, с гривой ничего такого не случилось.

- В департамент регулирования… - повторяет девочка задумчиво, начиная плавными движениями расчесывать серебряные шерстинки. Ей бы не хотелось, чтобы Актеон уезжал далеко от них, в заповедник, они ведь тогда могут больше не увидеться… Но ещё больше Элоиза боится, что малыш станет жертвой браконьеров или тёмных магов. Макс прав, не все относятся к животным так трепетно, как она, а без мамы рядом у Актеона нет шансов постоять за себя – рог вырастет ещё нескоро, он может рассчитывать лишь на свой быстрый бег.
- Не переживай, мы никому не позволим тебя обидеть – торопливо кладёт ладошку на бок единорога Элли, когда малыш, словно поняв суть их разговора, опускает голову.
- В моей палочке тоже волос из гривы единорога. А древесина – розовая акация. Но я всегда думала, что это ничего страшного, потому что… Ну… Волос ведь не обязательно забирать против воли – волосы – не кровь, их можно собрать в том же заповеднике после вычесывания и отправить изготовителям палочек. С кровью всё намного сложнее. Элоиза представить себе не могла, кто в здравом уме стал бы её использовать. Знакомый алхимик у неё был лишь один, и она была уверена, что дядя Чарльз никогда бы не навредил такому прекрасному существу, как Актеон, никаким образом.

- Мередит? Немного. Не знала, что она интересуется кровью – продолжая расчесывать хвост Актеона, хмурится девочка. Ей разговоры о магии крови и крови в целом интересными не кажутся, к виду крови Элли всегда относилась со страхом, ведь если у человека идёт кровь – почти наверняка у него что-то болит. Хотя сама Мередит была хорошей, довольно бойкой для Хаффлпаффки.
- Думаю, ты прав насчет письма. Здесь профессор Кеттлберн может предложить Актеону лишь вольер, а в заповеднике он будет и на воле, и под защитой… Но предлагаю подождать пару дней, пока Огг не принесёт новости из леса. Может быть, его мама ещё найдётся? Если нет – уверена, даже профессор с нами согласится. Хотя я так не хочу расставаться с малышом – взяв из руки Макса щётку с налипшими волосками, Элоиза отворачивается, чтобы снять с окружавшей вольер изгороди полотняный мешочек – волоски с обеих щеток нужно сложить в него, а потом отдать профессору Кеттлберну. Рейвенкловка подходит к этому заданию внимательно и дотошно, чтобы не пропустить и не порвать ни один волосок. Очищает сначала щетку Макса, затем – свою, затягивает верёвочки мешка, лезет в карман за кусочком сахара, чтобы угостить жеребёнка:
- Ты настоящий молодец, Актеон. Послушный, красивый. Я приду после уроков и может быть приведу Келли и Бена, они тебе понравятся. Я скажу им взять яблок – воркуя над жеребёнком и повернувшись спиной к хаффлпаффцу, Элли не замечает его действий и совсем не чувствует, что ткани её мантии коснулось заклинание. Если рядом находились волшебные существа, она вообще мало что замечала. Тем более, у них осталась ещё одна задача:

- Можно, я погляжу на твои копыта, Актеон? – присев рядом, девочка осторожно гладит жеребёнка по ноге, чуть выше копыта, и тот послушно поджимает ногу, фыркнув в рыжие волосы Элоизы:
- Копыта подкованных коней чистят специальными щетками, похожими на крючки, но у Актеона нет подков, и копыта выглядят хорошо… Похоже, он не заходил очень далеко в лес, ходил по сухому мху. Их нужно только протереть тряпочкой – встав на землю на коленки, Элли берёт на кусок ткани мазь, выданную им профессором, и сноровитым жестом протирает копыта. Сначала правое переднее, затем левое, затем на коленках перебирается к задним… Единорог следит за ней, скашивая взгляд, но уже проникся к девочке с ласковым голосом доверием и, конечно, не хочет навредить ей, ударив копытом.
- Вот и всё. Жалко, что нельзя побыть с ним подольше… Я бы хоть на весь день осталась. Ему, наверное, одному скучно. Придешь после уроков? Могли бы пойти вместе после обеда. Ты ведь сейчас в большой зал, да? – Элоиза поднимается на ноги и щебечет, не переставая поглаживать бок Актеона. Кажется, без помощи Макса ей от этого красавчика не оторваться, хотя у того уже блестят хвост, грива и копыта, а живот полон вкусностей, каких не знает Запретный Лес.

Отредактировано Eloise Travers (2021-08-30 19:06:31)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/4/468845.gif

+2

23

[indent] Заботливо пройдясь тряпочкой по копытам единорога тут и там, Элли смахнула с них пыль и налипший песок. Ее умелая ручная моторика заставила кости зверя засиять начищенным перламутровым мрамором в свете лучей пробивающихся сквозь окна мансарды. Тем временем Макс увлеченно рассекал воздух палочкой складывая три равные прядки из гривы животного в серебрянную косу. Белокурая косынька получилась точно с парика Моцарта Амадея. Возвышенно и стильно. Для полной прически гениального композитора не хватало разве что несколько крупных воздушных завитков по каждую сторону мордочки. Нащупав в кармане фантик от радужной тянучки взрывающейся во рту, семикурсник скрутил его вдоль и подвязал им плод своих трудов наподобие ленточки.
[indent] Завершив все необходимые процедуры, Элли и Макс отступили на пару шагов назад оценивая результат – Начищенный как галлеон! – огласил Браун вердикт напоследок потрепав балдеющего от забот Актеона по холке.
[indent] – Вот и всё – с грустью в голосе ответила Элли – Жалко, что нельзя побыть с ним подольше… Я бы хоть на весь день осталась. Ему, наверное, одному скучно.
[indent] Волна теплого, мягкого, трогательного вновь затопила собой все неудовольствие Брауна. Сила эмпатии или его собственное? Скорее, нечто слившееся воедино. Оно собралось в загадочную волну-незнакомку посещающую этот островок когда ей вздумается, для того чтобы заполонить все его дремлющее вулканическое нутро. Как сделала это вчера перед пиром, в то мгновение, когда Элли и Макс впервые повстречали Актеона за стенами школы. В общем, поддавшись нахлынувшим внезапно эмоциям Браун опустил ладонь на плечо Элоизы и затем произнес несколько философски:
[indent] – Нахожу твою естественную тягу к живым существам прекрасной, Элли. Далеко не каждый волшебник или волшебница могут похвастаться талантом или призванием. И далеко не все способны на страсть. Огонь это замечательно. И славно, что у тебя все складывается как по маслу в области к которой ты неравнодушна. Мне в тебе это нравится, Пряничная – выражение его лица стало неожиданно добродушным. Браун был честен. Хотя впоследствии и не удержался от иронического упрека – Но ты попридержи коней, Элоиза. Всему свое время. Тебе не помешает переключится на что-то другое, иначе быстро перегоришь. День только начался, впереди у нас куча занятий – Макс перекинул сумку через плечо, в которой с многозначительным хрустом встряхнулись учебники.
[indent] – Придешь после уроков? – с надеждой спросила она – Могли бы пойти вместе после обеда.
[indent] Облик мага демонстрировал внутреннюю борьбу в которой, увы, все было заведомо решено еще до сражения. Обращения, интонации Элли более не казались ему карикатурой на властного котика. Девушка действительно души не чаяла в том, о чем лепетала. Эта преданность делу переполняла ее, и это вызвало в Брауне уважение. Было сложно не почувствовать эту безумную волну одержимости. Максу, как и любому творческому, увлеченному человеку, было прекрасно знакомо это чувство, ослепляющее и заводное. Но он бы не расшифровал его в четверокурснице, если бы Элли сейчас так не плющило от тоски перед расставанием с Актеоном. Да настолько, что ее эмоции заполнили воздух, распространились вирусом обожания и зафонили. В конце-концов Макс нехотя покачал головой.
[indent] – Вообще-то в мои планы это не входило, Пряничная. Но я попрошу Мередит, чтобы составила тебе компаниюТочнее чтобы прикрыла по-дружески от зловещего темно-магического проклятья в лице Келли ТрэверсаДумаю, она не откажется. Уверен, вам двоим стоит познакомиться ближе. А я тем временем попробую раздобыть контакты нужного нам Департамента и набросать слезливое письмецо по поводу возможной миграции нашего заблудившегося товарища – отвесив шутливый поклон Актеону Макс развернулся к выходу из загона. 
[indent] – Ты ведь сейчас в большой зал, да?
[indent] – О да. Если мне не изменяет память, твоими стараниями я так и не поел – укоризненно приподняв подбородок семикурсник попятился ближе к калитке. Уже по ту сторону забора он лениво облокотился на забор и бросил выжидающий взгляд на подружку лучшего друга. А точнее на ее спину с незамысловатым граффити, после чего протянул нараспев – Ааа-аа-акцио, Пряя-яаа-ничная! Погнали на завтрак, а? Пока профессор не назначил нам новую отработку... – добавил он в нетерпении поглядывая на часы. Заперев за Элоизой калитку он уперся ей в плечи и таинственно посмеиваясь подтолкнул ее на свежий воздух чтобы отправиться в сторону школы.

Отредактировано Max Brown (2021-09-01 01:40:42)

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » [31.10.1963] This is Halloween


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно