Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [01.06.1978] Welcome to Diagon Alley


[01.06.1978] Welcome to Diagon Alley

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Welcome to Diagon Alley


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/781209.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/260751.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/752633.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/386222.gif

Участники: Андромеда, Беллатрикс, Нимфадора (фоном, с Медой)

Дата и время: 01.06.1978

Место: Косой переулок, ярмарка

Сюжет: Когда маленькой принцессе с шилом в одном месте не больше пяти лет, но она с полной серьезностью утверждает, что «уже взрослая», и, вывернувшись из маминой руки, нацеливается исследовать огромный внешний мир, убегая куда глаза глядят... В общем - день был интересный. Кое-кто даже поседел раньше времени.

Отредактировано Andromeda Tonks (2021-08-04 16:50:27)

+4

2

Андромеда, признаться, большие скопления людей никогда не любила. Но они любили ее, как ни странно. Все время в густоту лиц и голосов, - магов или магглов, - шатенку жизнь швыряла. И из порочного круга не вырваться, как не стремись. Только смирение, привычка, выдержка. Что на работе, где мало какой день спокойным получался, что в миру. Однако... не сказать, это проблема глобальная. Пусть молчаливая, задумчивая и тихая, - Дромеда трусихой не была никогда. Люди ее не пугали вовсе, скорее были, подчас, лишним источником шума в ее голове, где и без того тысяча мыслей крутилась, хороших и не очень, а еще с пару дюжин историй болезней, результатов анализов, формулировок колдомедицинских чар и рецептов особо сложных зелий. Всего не уместить, кажется, но у нее получалось. В большинстве своём.

И все же сегодняшний день был другим, немного особенным. Сегодня Меда чаще улыбалась и даже смеялась, сегодня она ела мороженное и с любопытном изучала витрины магозоологических магазинов. Не одна, конечно же, с Нимфадорой. А маленькая непоседа, разинув свой крохотный детский ротик, с восторгом и трепетом, во всю распахнув глаза, тянула маму то к одному магазину, то к другому, по дороге сбивая людей. И маленьким пальчиком тыкала в животных, метлы и книги, пытаясь выпросить сувенир или еще одного мохнатого или крылатого друга. Видимо, мистер Пряник, - рыжий, точно янтарь и ужасно мохнатый соседский кот, - по какой-то нелепой причине потерял благосклонность малышки.

- Дора, прошу... – в голосе мольба, но младшая Тонкс этого, кажется, не замечает, вертясь в руке Дромеды точно юла. – У тебя будет сова, я обещаю. И низзл будет, - замолкла на миг, обдумывая, - когда-нибудь. Но ни сейчас.

- Когда буду учиться в волшебной школе, да? Но мамочка, ведь еще так долго... – маленький ротик изогнулся в дугу, поникли уголки губ, да и весь образ в целом погрустнел. Светло-русые волосы Нимфадоры запестрели серым оттенком, реагируя на настроение совсем еще юной метоморфиньи. – Ну пожалуйста, ма-а-а-ма.

Сердце Андромеды не камень, оно давно уже из гранита во что-то мягкое прекратилось, податливое, но крепкое, - трудами Теда, не иначе. Но острый, рациональный ум над сердцем все равно верх берете, всю жизнь так было и возраст ничего в шатенке не изменил, - часть внутренней природы не стереть из характера по велению заклинаний и зелий, оно внутри, застряло меж ребер и в голове, - не подкопаться. Поэтому: вздох, - этот вздох Дора понимает за долю секунду. Ни сегодня и ни сейчас. Что ж, не беда. Она подождет. Хмурит носик, поджимая губы, фыркает тихо и тянет вперед, замирая у уличной лавки со сладостями.

- Две, – шатенка смотрит на дочь и лицо ее вновь светлеет из-за теплой улыбки. – Три шоколадные лягушки, вот тот сахарный леденец и две пачки «Друбблс». – Вторая для Эдварда, он по какой-то истинно детской причине обожал жевательную резинку и на спор с Дорой вечно, в выходные, дул из нее огромные пузыри, которые затем лениво пестрели, летали по комнате и лопались у самого потолка.

Дромеда вновь смотрит на дочь, и замечает, как малышка задумчиво косится в сторону площади, слегка покачиваясь в такт доносящейся оттуда музыки. Пальчики девочки ритмично барабанят по бедру. Дора любила музыку, не видела различий между маггловской и магической, опять же спасибо Теду, и всякий раз вс особым азартом и природной неловкостью кидалась танцевать, смеша и умиляя тем самым родителей. Ну ничего, сейчас они доберутся и до площади, стоит подождать всего минуту.

- Будь рядом, пожалуйста, - Меда отпускает руку Нимфадора чтобы расплатиться, уверенная, что юная волшебница никуда не денется. Добавляет к заказу упаковку «Берти Боттс», вспоминая на мгновение юность и то, как они с сестрами ели бобы на спор, заперевшись в одной из спален. Мимолетная тоска проступает в самой глубине серо-зеленых глаз и, вздыхая, Андромеда берет в руки пакет с покупкой, оборачиваясь в поисках дочери. Словами не передать ту панику, что в мгновение пронзила сердце молодой женщины, - шатенка поняла, что Нимфадоры рядом нет, а в отдаленной толпе, собравшейся вокруг музыкантов, юрким гномиком ускользает фигура малышки, просачиваясь меж танцующих ног.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/542918.gif[/icon]

Отредактировано Andromeda Tonks (2021-08-12 18:18:30)

+6

3

[status]резать жилы пером[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/748242.jpg[/icon]


[indent] Солнце нестерпимо жарило.
[indent] Если предположить, что у небесных светил есть характер, то это – безграничный оптимист, причём ещё и заражающий своим прекрасным настроением окружающих. И самое отвратительное – если от подобного человека можно уйти, то от солнца не скрыться, даже если наглухо завесить окно: тонкими желтыми лучиками оно вползает в наше сознание и заставляет вспомнить давно упрятанные на задворки памяти мечты, а именно навязчивое желание что-то делать открыто и не спрашивать ничьего разрешения. В общем, всё то, чего бы чистокровная ведьма из благородной семьи устыдилась бы.
[indent] Ко всему этому, именно сегодня на Косой переулок повылазили все кому не лень. Пестрая толпа раздражает меня. Десять капель утреннего зелья не справлялись с хронической мигренью, яркий июньский свет резал глаза, одним словом, сегодня мне очень сложно поддерживать витающее в воздухе радостное настроение. Я вообще особо никогда не питала симпатию к ярмаркам, поскольку их посещение отдавалось в моей голове почти суточным гомоном. Более того, после лечения любезного доктора Нечаевой я вообще всё меньше и меньше люблю бывать в людных местах. После её курса терапии меня отчаянно мутит похлеще того мандрагорового зелья, и остается только догадываться, какие составы были в зельях в тех тонких фиалах, которые мне советовали выпивать.
[indent] И именно в тот день мне сообщают письмом, что мой давний заказ наконец-то готов. Желание получить его становится сильнее внутреннего неприятия атмосферы Косого переулка, уж слишком много она напоминала мне, о многом заставляла вспомнить. Почему-то эта улица у меня всегда ассоциировалась с Хогвартсом, даже летом, когда в глазах не пестрело от графитовых темных мантий одной из самых небезопасных, но всё ещё престижных волшебных школ. С Хогвартсом, вечной суетой и спешкой, гулом детских голосов.
[indent] Мне стоит пройти достаточно далеко до магазина гоночных метел, прежде чем и смирилась, что сегодня мир звуком ополчился против меня. Я захожу внутрь, представляюсь, хотя ситуация особо не обязывает, и внимательно осматриваю заказ. 
[indent] - Хвост сильно длинный. Прутья надо срезать на треть, не то они замнутся при эксплуатации. - недовольно хмыкаю, с палочкой в руке обходя кругом тонкую изящную метлу, сделанную специально для меня, под мои параметры и пожелания. Мне нужна была легкая, но очень маневренная модель, которая ещё и скорости с места могла отдать, как спортивные удлиненные. Конструктивно это было очень сложно, поэтому я и обратилась к профессионалам летного спорта из «Скоростные мётлы Нимбус», организации, уже не первых год выпускающую метлы для всех категорий граждан, но которые сейчас всё же недоработали образец. Разумеется, метла нужна была мне для ближне-дальнего боя, наряду с тем, что случился почти пол года назад и что подчас бывают на тетушкиных Лунных Охотах. Для дела всё, не для прихоти, но зачем же это знать мастерам? Пусть лучше думаю, что у Лестрейнджей денег разве что куры не клюют, раз Заведующий обычного Отделения больницы Святого Мунго может позволить себе купить собственной жене метлу под заказ.- В таких пропорциях, меня не только занесет на повороте, но и закрутит в вираже. Баланс хорош, идеальный радиус разворота - такой же надобно соблюсти вновь. Внешний вид тоже в целом неплох, но добавьте вышивку двух баргестов на края седла.
[indent] Образец визуально и правда был великолепен, чего стоили одни рунические узоры на рукояти, - оберег от сглазов и излома, - которые плавно переходили в узкое дамское седло, после чего сплетались с креплением и выходили на изящный кистевидный хвост. В будущем под покровительством Фонда моей кровной семьи этот прототип станет одним из основных для конвейера "Нимбус", но сейчас является эксклюзивом.
[indent] - Я возьму эту метлу на тест.
[indent] Пока я слежу за тем, как мне заворачивают заказ, в магазине появляется кто-то ещё. Сегодня я в обычном черно-белом амплуа, высокие манжеты блузы, оголенные запястья, высокая и туго перетянутая талия. Волосы собраны в косу вокруг головы, что придает моему силуэту графическую завершенность и визуально вытягивает его ещё больше. Завершает образ V- образная горловина и я уже было хотела поправить её, как боковым зрением замечаю в магазине ребёнка, с интересом смотрящего на стойку с пергаментом, где нарисованы чертежи метлы, - моей метлы, - Стойка развернута на витрину и я вижу девочку лишь в пол оборота. Что-то заставляет меня начать рассматриваться её, как лежат волосы, какую линию образует лицо, как в целом она держится, ведь совсем одна.
[indent] Совсем одна...
[indent] Так проходит минута, другая. начинается третья.
[indent] - Ты заблудилась, крошка? - обращаюсь я к девочке. -  Где твои родители?
[indent] Молчание. Что же, и правильно. Нечего разговаривать с незнакомцами!
[indent] - Пойдем их поищем. - и тут я делаю повелевающий жест прекратить паковку метлы и задать обратный. Тест - так тест, нечего терять время, когда ситуация сама складывается на руку всем. И мне, и производителю, который получит правки быстрее обычного. Девочка с интересом, я бы даже сказала, с неописуемым немым восторгом смотрит на метлу, а потом переводит взгляд на меня. И всё так же молчит.
[indent] Мне становится странно от этих глаз, будто бы я когда-то давно смотрела точь-в-точь такие же. Но также в них я вижу свою победу.
[indent] - Хочешь подняться со мной на этой красотке и посмотреть на всю улицу сверху? Может, найдем их.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-08-17 20:58:21)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+5

4

Страх – яркое чувство. Он пробирается под кожу, точно толпа мерзких насекомых, и ползает там, копошится и вибрирует, будоража тело, а вслед за ним и рассудок. Страх опасен. Он вынуждает мозг думать иначе, анализировать вопреки устоявшимся принципам и приходить к тем выводам и решениям, до каких в иных условиях человек бы никогда не опустился. Страх губителен. Он такая же сила, как и слабость. Он действует вопреки всему, и нужно быть не просто сильным, но чертовски сильным духом, чтобы ему противиться... взять себя в руке, нацепив на лицо маску той радости, которая еще с минуту назад была искренней, чудесной, и выдохнуть. Просто выдохнуть, собирая себя в единое целое, сосредотачиваясь на том, что выбило из колеи и думать-думать-думать о том, что делать дальше.

Эдвард не единожды предлагал повесить Доре на шею кулон с чарами местоположения. В шутку, конечно, то теперь для Андромеды, чья дочь, увёртливым ужиком ускользнула в самую толку шумящей ярмарки, - это шуткой уже не казалось. Шатенка, как истинная Блэк, смахивая с лица испуг, глушит панику, что вынудила сердце вырываться наружу, и устремляется туда, где с секунду назад исчезла ее малышка.

А Косой переулок привычно и ярко гудит, забивая ушные перепонки шумом уличного оркестра. Первый день лета в Лондоне вышел непривычно солнечным и теплым. Огромный огненный шар навис над магическим кварталом, улыбкой своей подогревая непокрытые головы гуляющих магов, крыши домой и брусчатку аллеи. Такого дня, кажется, не было уже с полдюжины лет и, быть может, столько же ещё не будет.

- Позвольте... извините... разрешите... – шепчет, точно молитву, себе под нос, просачиваясь сквозь людские тела, мимо тележек со сладостями и ларьками с зачарованным бенгальским огнем. Пакет с недавней покупкой вдруг рвется по шву, зацепившись за что-то или кого-то, и товары градом рассыпаются по земле, едва не угодив под чужие ноги. Андромеда в легком смятении. Выуживая палочку, наводит ее на купленные недавно продукты, и те, влекомые заклятием левитации и манящими чарами, с тихим шуршанием исчезают в дамской сумке на левом плече.

Ну что ж... она, признаться, паршивая мать. К самобичеванию, что странно, не склонная. Выпрямляясь, отходит к витрине книжного салона, прислоняясь спиной к шершавой стене, и на миг закрывает глаза. Выдыхает, вдыхает, и вновь выдыхает, сжимая зачем-то кулак.

Куда Дора могла пойти? – плещется внутри черепной коробки одинокая мысль. Перебираются одно за другой увлечения пятилетней малышки, разложенные по полочкам, точно мысли Меды не бестолковый ворох моментов, а огромный книжный шкаф в гигантской библиотеке. Улыбка Теда возникает поверх всего и громкое эхо уже случившегося когда-то их совместного смеха, - в тот день в гостиной, где Тонкс с улыбкой вручил дочери игрушечную метлу. Медово-изумрудная упаковка шуршала под маленькими пальчика, разрываясь на несимметричные клочья, и детские глаза горели тысячами восторженных огней в ту секунду, когда Дора таки оседлала свою игрушку, зависнув в полуметре над полом, болтая босыми ножками в воздухе. И смеялась, смеялась, смеялась до тех пор, пока не накренилась вбок, сваливаясь на мягкий ковер. Сегодня, к слову, Андромеда едва ли не за ухо оттаскивала дочь от витрины квиддичного магазина, к которому Нимфадора кинулась сломя голову, едва они переступили «порог» Косой аллеи...

Точно! Метлы! – вспышка догадки сродни слепящему Люмос в густой темноте. Так и надо, Меда знала, что вспомнит. На маршруте, которым они двигались, по пути захватив пару необходимых хозяйственных и кондитерских магазинов, было не так уж и много спортивных товаров. Точнее – всего лишь два, с них то и стоило начать, не так ли? Во всяком случае это больше, чем ничего. О конечном, наихудшем исходе, думать никак не хотелось.

Странно идти по шумливой Косой аллее совершенно одной, не сжимая в ладони крохотную детскую ручку. Не кидать молчаливый, но многозначительный взгляд на пестрые витрины, куда тянет дочь, и с шутливой мольбой в голосе не просить у Нимфадоры пощады. Растущие в груди разочарование и отчаяние заморожены короткой вспышкой надежды и веры хороший итог. Непривычно только, что каждый потенциальный ребенок в толпе напоминает о чувстве бесконечной утраты.

Первый же магазин на пути оказался отчего-то закрыт. И недовольные маги, прилипнув в витрине, громче обычного негодовали. Картонная табличка на двери: «Перерыв на обед», - тоньше, чем следовало, намекала о том, что тут искать нечего. Со вторым повезло больше – открыт, но по внешнему виду – необычайно, дьявольски дорог.

- Добрый день, я прошу прощения, но вы не видели здесь, случайно, малышку в джинсовом комбинезоне? – совершенно не гостеприимно прикрытые двери не смутили, и шатенка прошла внутрь спортивной лавки, обращаясь в одному из сотрудников.

В просторном помещении, обитом лакированным деревом, скопилась небывалая тишина. Запах полироли для метел, свежей древесины и влажных прутьев, словно бы их с секунду назад смочила утренняя роса, – с проворством забрались в нос, напоминая о Хогвартсе и о квиддичном поле. Но Андромеда никогда не питала особой любви к воздушному спорту и прочей его атрибутике. Ни после древних, как само время, разговоров с Беллатрикс, ни после уговоров Тонкса. Меда, скорее, элементарно с полетами на метлах и беседах о них, смирилась, чужой пыл и интерес разделять научившись. Однако практический навык – увольте, тут она пас! С высотой проста так, к сожалению, обратно не подружиться.

- Девочка. Не видели? Распущенные русые волосы, крохотный носик. На вид не больше пяти лет. – Мужчина отвлекся, окидывая Андромеду внимательным взглядом.

- Так она ваша? Молчунья, – с усмешкой дёрнулась бровь. – Разминулись как пару минут. Идите на лётную площадку, это на крыше.

- На лётную площадку? – внутри что-то сжалось опять, и кровь отлила от лица. Радость робкая сменилась старинным, детским испугом. – Зачем?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/321174.gif[/icon]

+6

5

[status]резать жилы пером[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/748242.jpg[/icon]


[indent] - Давай расскажи, на кого похожа твоя мама. Ты ведь с ней сюда пришла, верно?
[indent] Я просто иду вперед с метлой, зная, что крошка следует за мной. Не беру её за руку, - вообще никак не касаюсь, - не уговариваю и не тащу насильно. У меня сегодня запланирована тонна неотложных дел, но внутренний голос так и шепчет мне испытать эту метлу построже и сделать это не одной, а при зрителе, даже таком маленьком. Вдобавок, что-то внутри меня просит помочь этой девочке, хотя один взгляд на её совершенно не магическую одежду дает понять, что термин и определение бескорыстной помощи у нас наверняка разнятся. Наверное, дело в терапии, я ведь никогда не замечала в себе желания помочь чужим детям в их бедах, в голове всегда вставали вопросы ответственности, этики и многие другие, которые я не могла правильно интерпретировать, но теперь... когда я решилась изменить свою жизнь, образы неких абстрактных ранее чувств стали появляться в моей груди всё чаще и чаще.
[indent] - Мы подымимся вверх и найдем её. С высоты в такой ясный день видно очень хорошо!
[indent] Мне не отвечают, но звук шагов маленьких детских ножек равномерно следует за мной, даже не нужно оборачиваться, чтобы понять, как легко и с энтузиазмом эта девочка в странной, жестковатой голубой одежде поднимается по старинной винтовой лестнице. Невероятное чувство того, что тебе доверяет кто-то беззащитный, охватывает мое сознание.
[indent] Но ничего не дается даром...
[indent] Терапия Целителя Нечаевой ясно дала понять, что выносить собственных детей без вмешательства жертвенной, ритуальной магии мне едва ли удастся. Точнее - вообще не удастся. Моя преданность тёмному магическому полюсу требует постоянного самоотречения от магии светлой, но без активных заданий от Милорда становится всё труднее удерживать баланс той мощи, что питает меня, мучает и требует выхода. Туго натянутые струны самообладания скоро лопнут от контроля, не дай им зазвучать вновь Непростительным Трио или Дьявольским Огнем. А созидание, даже внутри себя, слишком далеко тёмной магии, поэтому я буквально разрываюсь на этих эмоциональных качелях, находясь в беседах с Милордом или наедине с Рудольфусом. Особенно больно - со вторым. Ритуалу же в самом начале всегда надо заплатить: за жизнь - жизнью, за богатство - деньгами. А за рождение - смертью. На что мне сейчас дана эта девочка, в урок или в использование? Она не имеет никакого отношения к миссии Организации, и в идеале я вообще не должна трогать её. Ну я пока и не трогаю. Маленькие пальчики сами касаются подола моей расшитой серебром мантии, и я замечаю это.
[indent] - М? Ты хочешь что-то сказать?
[indent] Ну как же...
[indent] - Хорошо, малышка, можешь молчать. - я вдруг оборачиваюсь на неё и заметя вытянутое в самой противоречивой эмоции лицо, сразу поправляю себя. - Что такое? Нет, ты не малышка? Ах, ну конечно, девочка-красавица, не малышка уже...
[indent] - Я не девачка-красавица! Я - Дора!
[indent] - Вот что, Дора, нельзя разговаривать с незнакомцами, - укоряющий жест указательный пальцем, но в уголках моих губ уже играют заговорщицкие нотки, - однако я не прошу тебя говорить - просто кивай мне.
[indent] С этими словами мы достигаем лётной площадки, я даю малышке очки для полетов и надеваю на глаза такие же, после чего центрирую метлу относительно фирменного маяка, определяющего основные параметры полёта. Я присаживаюсь в седло метлы чинно и не спеша, проверяя, насколько оно удобно, хотя больше всего на свете мне хочется запрыгнуть на него с разбегу и с громким хохотом улететь в закат. Далее я протягиваю своей спутнице обе руки, которые она принимает больше из-за интереса к метле, нежели нашей главной задаче. 
[indent] - Твоя мама высокая? А волосы какие? Светлые? Нет? Рыжие... Темные? Темные, как у меня?
[indent] Девочка кивает на последние вопросы и...
[indent] - А она, - продолжаю осторожно, будто прощупываю почву. Я не знаю, почему так себя веду, просто следую интуиции спросить. - Она, в целом, похожа на меня?
[indent] Бинго!
[indent] Сигнал маяка дает старт к полету и медлить уже нельзя. Начинается отсчет!
[indent] - Ну, а теперь гляди во все глаза, красотка Дора! Один-два-три. Вверх!
[indent] Мои руки охватывают её в кольцо, и я делаю волевое движение корпусом, поднимая метлу в полет. Сила отрыва сразу резче и мощнее, чем у обычных метел, даже спортивной категории. Это хорошо и приятно. Взгляд назад - хвост практически не гнется, хотя я чувствую его длину, да, с коротким было бы удобнее. Мы стремительно набираем высоту, и Косая аллея уменьшается в разы, изменяя свой масштаб в наших глаза, тем не менее, ясность погоды всё ещё дает различить лица и фигуры в толпе. Даже я, особо не вглядываясь, могу распознать в ней парочку знакомых из той, прошлой жизни. Девочка в моих руках не трепещет, не визжит от страха, но мне кажется, она совершенно забыла о том, зачем мы сюда поднялись. Я посылаю метлу в облет площади, один поворот, другой, змейкой. Можно и выше, под самые тестовые барьеры, - далее стоят только антимаггловские, - но пока что рано, слишком рано...
[indent] - Нравится?! - по голосу слышно, что да. И мне нравится. Метла слушается указания точно и плавно, не виляя и не задирая на поворотах. Ещё бы проверить её на скорости, но куда там... частей потом не соберешь.
[indent] - Ну, а теперь ищи свою маму, детка!

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-10-06 21:27:18)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+5

6

Андромеда и сама толком не знала, когда это началось. Этот ее осознанный в последствие страх высоты, вынуждающий колени и руки трястись, а обезумевшее сердца отзываться в голове с таким звоном, что закладывало ушные перепонки. Контролировать? Терпеть? Ну конечно она пыталась! Порой даже удавалось, как, к примеру, во время квиддичного матча в школьные, чудесные времена. Куча времени с тех пор утекла, Меда выросла и в отсутствие укрепляющий смелость факторов, страх ее стал лишь сильнее. Затем на свет появилась Нимфадора и все это ушло на второй план. Работа в Мунго – дом, дом – работа. Водоворот рутины, теплые объятия мужа, смех дочери, - это отвлекало, загоняя детский страх в самую глубину, где ему было самое место. Ведь мы не думаем о том, чего по-настоящему боимся тогда, когда счастливы. Не так ли? Счастье затмевает все плохое, что нас гнетет, все печальное. Оно, точно магический огонек, согревает нас изнутри, заставляя думать лишь о хорошем, заставляя двигаться дальше к этому и вместе с этим хорошим. Так что это нелепое «На лётную площадку? Зачем?» - произнесённое словно бы не ее голосом, пробудило в Дромеде что-то давно забытое, что-то потаенное, зарытое где-то в недрах. И разрозненный строй мурашек пронесся по плечам и спине, и ком сухого воздуха встал в горле, перехватив дыхание.

- Ну да, лётная площадка, - как ни в чем не бывало отозвался мужчина. – Я же говорю – на крыше! - небрежно махнув рукой в сторону лестницы, вновь вернулся к своим делам.

А Андромеда стоит, на двигаясь, и думает, надеется, что все это происходит ни с ней. Дурной сон, не более. В воображаемом магазине занят работой воображаемый человек, которого создал ее собственный разум, а ее воображаемая дочь сбежала от нее куда-то в самый разгар воображаемой ярмарки, затерявшись в пестрой толпе незапоминающихся лиц. Сейчас, вот сейчас, – еще минута, не больше! – и где-то снаружи, вне сна, затрещит маггловский будильник, комкая дурное сновидение и выталкивая Меду прочь из него, - к настоящему. Но нет... Она все еще тут. Ничего не выходит, осознанием реальности прижимая к земле.

Нет, она не трусиха. Дромеда в тысячи раз сильнее, смелее других. Она, а не кто-то иной, посмела перечить семье, самой сильной и древней в магическом мире. Пошла против них, отказавшись от прошлого, иное будущее для себя возведя. Спустилась с золотой вершины в обыденность, на себе из раза в раз косые взгляды ловя, всякий раз ожидая удара ножом меж лопаток. Но терпела. Пережила. Нигде не сломалась. Так неужели сейчас, когда на чаше весов ее дочь, какой-то детский, ничтожный страх высоты, ее остановит? Какого, собственно, черта?!

- Спасибо, - ответа не нужно, он ей ни к чему. Потерянные в страхе минуты, точно колючий песок, утекли сквозь холодные пальцы. Мужчина, кажется, все же добавил что-то в конце, - чье-то, кажется, имя, - но эхо голоса его затерялось за шорохом ног, несущихся вверх по лестничному винту к лётной площадке. Меде не важно, ей – лишь бы успеть. Лишь бы здесь и сейчас была ее дочь, лишь бы нашлась... все прочее – второсортные факты.

- Нимфадора! – наверху – ничего. Только открытое прямоугольное поле, ограниченное низким парапетом. В высоте – небесная синева, похожая на глубины соленого океана. А внизу – пустота, забитая крышами зданий, людьми и ларьками. До антимагловских чар наверху еще добрая миля, не меньше, и шар солнца нагло хохочет, восседая на троне своем, и слепит глаза своим светом, стоит только поднять взгляд и попытаться рассмотреть небеса. – Нимфадора...? – тише, значительно тише, почти про себя, точно молитву. Дамская сумка упала с плеча, а тело двинулось к краю, зачем-то, на ходу содрогаясь от вновь накрывшего женщину страха.

Кажется, на астрономической башне, в школьные годы, было ужасней. С той высоты, если упасть, уже ничто не спасет. Здесь же – проще, кажется. Но спокойствием все так же не пахнет. – Ну где же ты, милая? – замирая в шаге от края и прижимая открытую руку ко лбу, осмотрелась. Думать о том, что ошиблась, запуталась, потерявшись в собственном страхе, и пришла не туда, – Андромеда позволить себе не могла. Материнский инстинкта, взбунтовавшийся после потери ребенка, в подобное поверить не мог, не позволял. – С кем?

Вдруг мелькнувшая на горизонте темная точка, виляя, пронеслась над домами, - стремительностью своей напоминая ловца, - и, набрав высоту, замерла над чужими головами. Так, и что делать дальше? Размахивая руками, - глупое действие, но о гордости думать не время, не в этот раз, - надеялась, что обратит на себя внимание. Если Доры с той «точкой» не было, - мало ли, - можно хотя бы попросить сообща ее поискать...

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/321174.gif[/icon]

Отредактировано Andromeda Tonks (2021-10-06 20:48:02)

+3

7

[indent] Мой взгляд медленно скользит по толпе внизу, в которой я не замечаю ни одной беспокойной эмоции, ни одной волшебницы, которая искала бы своего ребенка, билась бы в истерике от горя или цеплялась бы к прохожим с криками "А вы не видели здесь...?" Да и девочка в кольце моих рук не особо реагирует на нашу великую миссию, не стремится её выполнять - кажется, она вообще увлечена полетом. Я возвышаюсь над людьми, понимая, что какое это чистое несчастье для меня — быть в толпе. Быть в толпе людей и слушать их разговоры, от глупости которых можно сойти с ума. В такие моменты, лучшее , что мы можем для себя сделать, это возвыситься над ней, отдалиться и устремиться в лихой полет, бросив вызов всем законам земного притяжения.
[indent] Это очень помогает.
[indent] Я захожу на очередной круг - уже резче, специально разгоняю метлу в поворот, чтобы проверить её маневренность, и как она держит поток воздуха. И нихрена же она не держит! Вот здесь и случается реакция, когда спонтанным движением хвост уходит в другой поток. Девочка визжит от восторга, и её волосы окрашиваются в ярко-розовый цвет. Надо же, а ведь это очень редкая способность, у Блэков по крови была всего одна такая ведьма... Я быстрым движением древка выравниваю нос метлы, пригибаюсь к нему, зажимая ногами упоры и ускоряюсь, чтобы выйти из завернувшегося в хвост потока.
[indent] - Молодец! - хвалю то ли метлу, то ли девчонку. - Испытай один раз такой полет, Дора, и твои глаза навечно будут устремлены в небо!
[indent] Только вот однажды полетав на дорогих метлах, на всю жизнь ты будешь обречена тосковать по ним, не принимая ни школьных Чистометов, ни Комет, не понимая, как эти неудобные палки вообще умеют подниматься в воздух.
[indent] Выровнявшись, я кидаю сначала невнимательный взгляд на площадку, но присматриваюсь - не мастер ли пришел наблюдать полет? Буквально пару секунд хватает мне, чтобы...
[indent] Буквально перестать дышать.
[indent] Нет-нет-нет, этого просто не может быть! Озадаченное, бледное сизым страхом, - нет, это не от высоты вовсе, не надо тут! - лицо, кое я узнала бы из тысячи, тысячи,  т ы с я ч и  непохожих на тебя лиц. Для меня сейчас и небо, и этот яркий день, и даже волосы твоей дочери становятся бесцветными - ты одна вбираешь все краски в моём сознании, концентрируя внимания лишь на себе. Как будто голубое небо - это полотно нашего гобелена, в центре которого выжгли дыру, а за той дырой — сплошная чернота. И вся в звёздах, вся в туманности Андромеды. Только вообрази себе, каково это - остаться без поддержки, потерять и надеяться найти, душевно падать вверх, держа за руку лишь юную Нарциссу, которая вообще не понимала, что между нами произошло? Почему ты не думала хотя бы о ней?
[indent] Я не говорю уже о себе...
[indent] - Ах вот кто твоя мама, крошка...! - мои-не мои слова, - не чувствую как двигаются губы, - обращены к ребенку, но я смотрю в упор на тебя и только тебя. О Мерлин, я просто не могу отвести взгляд, будто бы нашла свою самую желанную в этом мире добычу. Это словно миг до спуска стрелы, до вдоха, когда ты понимаешь, что счет за добычу идет на секунды. И эти секунды играют мне на руку, добыча уже у меня в руках. Меня охватывает ощущение, что будто я стою посреди переполненной народом комнаты, кричу во весь голос, а никто не слышит.
[indent] Но это вовсе не значит, что я теряю решимость.
[indent] - Давай сыграем в игру, давай полетаем с ней! - девочка, которую я должна называть племянницей, уверенно кивает головой.
[indent] - Давай!
[indent] Сомневаться слишком поздно, и прежними нам уже не стать. Когда ты сбежала из плена, наперекор родительской игре, ты наверняка не ожидала, что плата за побег будет начисляться тебе процентами каждый день, каждую минуту и мгновение, когда ты столкнешься с кем-нибудь из Семьи.
[indent] - Часы! - всего одно слово кричу я, стремительно поднимаясь вверх. Ты знаешь, что это за место и где оно находится, и если работа не отшибла тебе память, ты помнишь, как туда добраться. Дав твоей девочке знак пригнуться и закинуть ножки на скоростные упоры, я разворачиваю метлу прочь. Чтобы в следующую секунду накрыть нас чарами Делюминации и выйти из тестового поля.
[indent] В открытое английское небо.

[status]резать жилы пером[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/748242.jpg[/icon]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-10-06 22:28:35)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+3

8

Стоять на краю крыши и буравить напряженным взглядом иссиня-голубое небо – глупое занятие. Глупое для всех и каждого, кто смотрел на Андромеду откуда-то снизу, со стороны. Но они не видели того, что видела она. Для них общая картина ограничивалась воображаемой рамой: высокий дом, взлетная площадка на самой крыше и молодая женщина почти что у самого края, в которую, точно в кирпичную стену, врезаются порывы теплого июньского ветра, стараясь утащить вместе с собой и ее летнее платье, и длинные прядки каштановых волос, - все, лишь бы волшебница отошла от края, внезапно позабыв о собственном страхе высоты.

Темный же силуэт на метле, зависший в небе, в десятках метрах от Дромеды, случайным зевакам не заметен. Зато Меда теперь отчетливо его видит, - разглядела, когда подлетел чуть ближе, в воздухе изображая очередной демонстративный круг. И как же забавно сложились карты на игральном столе – спустя столько лет тишины, в постоянном ожидании подвоха, всего на миг расслабляясь, - Меду угодила в самый настоящий капкан. И пусть даже мозг настойчиво кричит, что все в порядке, что опасности нет и плохого от той, кто когда-то готов был отдать за тебя едва ли не жизнь, ожидать не стоит, - внутри у шатенки все сжалось в плотный и трещащий от напряжения комок. Теперь она Тонкс, не Блэк – все изменилось, переворачиваясь в ног на голову. И горячие объятия старшей сестры, спустя годы обиды и тихой злости, - вряд ли были все так же нежны и теплы.

- Боже мой... – нет, она ни на кнат не религиозна, просто сорвалась с языка банальная до ужаса магловская фраза, въевшаяся в мысли похуже змеиного яда. И не до конца ясно, что Меду удивило или ужаснуло больше: не читаемое выражение лица Беллатрикс или улыбка дочери, полная детской наивности и восторга. Мир, гремя, обрушился в пропасть неведения – целый мир, в котором Андромеда до нынешнего дня более или менее спокойно жила. Незнание того, как быть и как себя вести в ситуации, когда не ты в возможной опасности, а твой маленький ребенок, слишком любопытный и неугомонный, - за что расплачиваться только тебе, - буквально выбивало из колеи. А всякие попытки криков или более или менее связанных между собой слов – заканчивались ничем, немым бульканьем проглатываясь, едва достигали пересохших губ.

Время замерло, сжавшись в узкий, невидимый невооружённый глазом тоннель, - сестра смотрела на сестру, глаза в глаза, и десятки метров были им не помехой. Небо над Косым переулком трещит от напряжения, страхов и обид, скопившихся внутри женщин с той самой ночи, когда Меда, собрав чемодан, сбежала из родительского поместья, меняя родную кровь, дружбу и семью на любовь и совершенно не запланированного, но самого долгожданного ребенка.

- Часы! – всего одно слово и вот метла, вильнув хвостам, делает резкий разворот и срывается с места, прорываясь сквозь антимагловских барьер, незримой точкой уносясь в свободное от магии небо. Зрительный контакт прерван и Дромеда, попятившись назад, едва не падает пятой точкой на холодные плиты взлетной площадки, спотыкаюсь о собственную же сумку. Тот факт, что Нимфадора, по нелепому стечению обстоятельств оказалась в компании с тетушкой и с ней же, оседлав метлу, умчалась в центр Лондона, толком ничего не осознавая, - буквально шокировал. В реальность происходящего верить в который раз совершенно не хотелось, но выбора не оставалось. Нужно было снова думать: что делать и как быть. Хотя, как это обычно складывается у несчастных зверей, угодивших в силки-капканы охотников, - вариантов действий было всего два. Но о том, чтобы сдаться, теряя дочь, - речи не шло. Потому необходимо было двигаться вперед, - вырываться. И Беллатрикс это знала. Как знала и то, что Меда до чертиков боится высоты, а с метлами с самой школы на «вы». Но кого это, спустя столько лет, волнует, не так ли? Обида на то и обида, чтобы на выходе, по истечение времени, проучить того, кто всех предал, с лихвой.

Вдох-выдох. Сердце в груди выплясывает безумные танцы и холодные, точку кусочки льда, пальцы, тянутся в голой шее, обхватывая ее в железной хватке, - старая привычка, от которой не избавиться. Андромеда переводит дыхание, с трудом свыкаясь в мыслью, что простого выхода из нынешней ситуации просто нет, и, превозмогая собственный же ступор, осматривает крышу, натыкаясь взглядом на шкаф со старым полетным оборудованием, приютившимся у входа на площадку, под навесом.

Следующие пара минут кажутся очередным дурным сном. И вырваться из этого вакуума и убежать невозможно, учитывая сопутствующие потери. Думается, что спустят пару дней или неделею они с Тедом, сидя в гостиной их маленькой квартиры и попивая вино, вспомнят об этом нелепом приключении с улыбкой. А Нимфадора будет тихо посапывать рядом, утонув между подушек мягкого кресла, обнимая своего любимого плюшевого зайца. И Дромеда снова на мгновение забудет о том, что чертовски боится высоты и что ее семья, - те люди, что ее воспитал, но от которых она ради Тонкса отвернулась, - ее ненавидят... Когда-нибудь позже, но точно не сейчас.

Рука, сжимающая волшебную палочку, по-идиотски, нелепо дрожит. Меду это смешит, но смех ее скорее напоминает истерику, нежели что-то другое. Кое-как седлая метлу – первую попавшуюся, что достала из шкафа, даже не спросив разрешения у владельца магазина, - навела кончик палочки себе на макушку, колдуя чары невидимости. Заранее полагая, что, если займётся этим позднее, то со стопроцентной гарантией или свалился в пустоту с метлы, или потеряет в гриндилоу собственную палочку. А дальше был тот самый шаг в пустоту, в преддверие которого у Андромеду практически замерло сердце. Она целых десять секунд яростно ненавидела собственную сестру – впервые в жизни, - но вот в ушах зашумел ветер, пальцы с яростью и злостью сжали древко метлы и все думы выскочили прочь из головы... непривычное чувство. На гране между неизбежность смерти и безумным, слепящим желанием жить.

Она не смотрела вниз от слова «совсем» и даже закрыла глаза в тот миг, когда от треска защитного барьера сдавило виски. Приоритетным стала цель – вернуть себе дочь, и никакие детские страхи не должны были стать этому помехой. Случившийся следом кувырок в воздухе, больше похожий на мёртвую петлю, мог бы стать первым и последним полетным финтом Андромеды Тонкс в этой нелепой жизни, но каким-то образом молодой женщине удалось выровняться, прижимаясь грудью к своему транспорту, пятками упираясь в расшатанные от частой эксплуатации опоры для ног.

Белла сказала «часы» и речь бесспорно шла о Биг-Бене. С картографией, хоть и неплотно, но знакома шатенка была. Тем более, что после того, как перебралась в магловский Лондон и начала осваивать местный общественный транспорт, - иных вариантов у волшебницы не осталось. Теперь же знания эти пригодились как никогда, тем более, что от магического квартала до самой известной башни Вестминстерского дворца было не так уж и далеко. Нужно было только долететь, по пути не цепляя крыши и разбившись, сваливаясь с метлы... И вот уже впереди, кажется, вырастая из-за горизонта, замаячила башенка с циферблатом Биг-Бена.

Открытое английское небо голосом старшей сестры смеялось Андромеде в лицо.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/209/321174.gif[/icon]

Отредактировано Andromeda Tonks (2021-11-04 23:43:15)

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [01.06.1978] Welcome to Diagon Alley


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно