Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » [may`76] Perhaps, Perhaps, Perhaps


[may`76] Perhaps, Perhaps, Perhaps

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[nick]Jean-Luc Trembley[/nick][status]старинный друг семьи[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/129335.gif[/icon][info]<div class="lzname"> Жан-Люк Трембли  </div> <div class="lztit"><center> 67 лет; F|1929</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br> меценат и тиран <br><br><a href="ссылка на вашу почту">почта летучих мышей</a></div> </li>[/info]

PERHAPS PERHAPS PERHAPS


прикрытый

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/754747.jpg

Участники:Лилит Монтегю(нпс-Эммa Фарли) и Жан-Люк Трембли(нпс-Аластор Грюм)

Дата и время:Май 1976

Место:Париж, посольство Магической Британии

Сюжет: Когда дама просит, ей невозможно отказать.

Отредактировано Alastor Moody (2021-06-07 12:21:37)

Подпись автора

We should forgive our enemies, but not before they are hanged (c)

+3

2

С утра небо над Парижем заволокло низкими тучами, которые так и норовили опрокинуться на столицу хорошего настроения и беззаботности дождем. Заканчивая завтрак под свежий выпуск "Le parisien magique", Шарль пошутил о том, что Лилит слегка перестаралась в организации английской атмосферы на грядущем мероприятии.
Супруга посла отвечала ему в том же тоне, ни взглядом, ни жестом не показав, что эта "лондонская" погода спутала ее планы на сегодняшний день. Кое-какие мероприятия на свежем воздухе пришлось отменить, а свободное время срочно заполнить. Иными словами именно погода была виновата в том, что за час до полудня месье Требли было доставлено письмо, в котором миссис Монтегю интересовалась, сможет ли друг семьи выделить полчаса в районе пяти вечера, что бы выпить чашку чая и обсудить некоторые деловые вопросы. Отдельной припиской ниже был озвучен факт, что из Лондона ей прислали какую-то ерунду, которой живо интересовалась Исабель.
Английскую привычку отвлекаться на дела за обедом французы считали кощунственной. Лилит помнила, как в далекой юности, едва ступив на французскую землю, посмела разослать деловые письма ровно в полдень. Супруга посла, Кларисс Барри долго объясняла ей нюансы местного этикета, когда получила насмешливое письмо от одной из парижских дам, где та высмеивала манеры Лилит.
Подготовка к заключительному приему на территории посольства Магической Британии шла оживленно. Мероприятие должно было стать неофициальным окончание сезона, прежде чем половина сотрудников отправится в законный отпуск, а вторая половина - обратно в Альбион, получать указания наследующие полгода работы. В этом году миссис Монтегю решила сделать прием максимально "английским", что порождало массу трудностей и в первую очередь - на кухне. Над английской кухней насмехалось пол мира, в то время как вторая его половина сходила с ума по французской. Главный повар посольства, Анри Лерой презрительно поджал губы, когда ему представили Миссис Блэквуд, повариху с 40-летним стажем, чей послужной список в Лондоне состоял сплошь из лучших фамилий. И язвительно заметил, что он не переносит бараний жир и мясную подливку. Миссис Блэквуд задалась вопросом, во время какой из осад столетней войны французы открыли съедобность улиток. Скандалы Лилит пресекла быстро. Управлявшимся в острословии поварам было велено не показываться ей на глаза, покуда не сумеют представить ей меню с английским акцентом, которое не стыдно было бы подать на стол французам.
Проверять результат она намеревалась лично. А теперь еще решила  привлечь к этому своего гостя. В истинно французских вкусах и взглядах на жизнь Жан-Люку сложно было отказать.
Отправив письмо, миссис Монтегю позвала управляющего и велела передать распоряжения поварам, которые вчера, сквозь зубы, отчитались о своем успехе.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/434450.png[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+3

3

[nick]Jean-Luc Trembley[/nick][status]старинный друг семьи[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/129335.gif[/icon][info]<div class="lzname"> Жан-Люк Трембли  </div> <div class="lztit"><center> 67 лет; F|1929</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br> меценат и тиран <br><br><a href="ссылка на вашу почту">почта летучих мышей</a></div> </li>[/info]

К тому времени, когда в дверь кабинета в доме на руа де Севинье сдержанно постучали, Жан-Люк Трембли уже пребывал в настроение могущим соперничать в пасмурности со сгустившимися над Парижем тучами.
- Входите, - ничуть не скрывая раздражения, велел хозяин кабинета.
Дверь отворилась и вошел круглолицый молодой человек с жиденькой бородкой. В руке он держал какие-то бумаги.
- Письмо, - в привычно флегматичной исполнительности сообщил Жан-Люку секретарь, - от мадам Монтегю, месье, - после крохотной паузы понадобившейся ему для того, чтобы проникнутся назревающей в кабинете буре, уточнил молодой человек.
Упоминание мадам Монтегю, супруги посла Магической Британии в Париже, имело по истине волшебный эффект. Жан-Люк даже позволил себе сдержанно улыбнутся секретарю, хотя скорее всего, конечно, не ему, а отсутствующей тут мадам Монтегю.
Взяв конверт, Жан-Люк махнул секретаря прочь и тут же схватился за нож для вскрытия писем. Аккуратно поддетый кончиком лезвия край, одно решительное движение и нож вернулся на место. Мужчина достал из конверта сложенный в двое лист, развернул, пробежал по содержанию взглядом и тут же снова позвал секретаря, - Матье!
- Что у нас сегодня на пять часов? - поинтересовался Трембли, когда секретарь снова появился в кабинете. Жан-Люк определенно помнил, что что-то было, по всей видимости ничего особо значительного, если он не постарался запомнить, но все же стоило уточнить.
Матье, в отличие от своего работодателя не могущий позволить себе подобной забывчивости, тут же соизволил, - Вы собирались зайти к господину Моро, обсудить проблему его сына, месье.
Ах да, Моро и его нерадивые или скорее даже ни на что не годные отпрыски, это обещало очень много увещеваний, еще больше обещаний и никакого удовольствия для Жан-Люка Трембли.
- Отмени, - бросил он секретарю, потом добавил, - перенеси на другой день, пусть он еще помаринуется. Оба пусть помаринуются, быть может так от них будет больше толку.
- Хорошо, месье.
Получив та же короткое письмо-согласие навестить мадам Монтегю, Матье снова испарился, а настроение хозяина дома на руа де Севиньи посветлело на пару тонов, может не достаточно для того, чтобы разогнать серые тучи Парижа, но более чем для того, чтобы передумал увольнять наместника марокканских рудников и даже разошелся в изящном комплименте новой шляпке Исабель. То, что та самая шляпка вместе со своей хозяйкой планировала навестить подругу в Сен-Дени, что как ни возможно кстати устраивало Жан-Люка. Потому, что совершенно не требовало от него упоминать его собственные, изменившиеся планы на вторую половину дня. Не то, что в этих планах было нечто зазорное, в конце концов Лилит и Шарль Монтегю были не только его личными друзьями, но и друзьями Исабель, просто.., зачем  нагружать женщину лишней, совершенно не нужной ей информацией. Какая в конце концов ей разница, да и вообще любому какая разница, что он поменял планы. Это определенно было не чувство вины, ибо вины в нем никакой не было и быть не могло, как и секретов, едва ли его визит в посольство Британии мог бы стать секретом, не тогда, если он принесет от туда безделушки для самой Исабель. Эта была просто рассудительность и деликатность, не в последнюю очередь по отношению к планам Лилит Монтегю, или к проблеме в которой ей требовался его совет.
Засим, ровно в пять часов, поправив легкомысленно завитую, серебряную пряжку на по весеннему светлой мантии и зажав в правой руке бессменно полагающийся для подобного визита гостинец в виде наилучшего белого вина, которое могло найтись в погребе дома, Жан-Люк Трембли, ступил в плюющееся зелеными искрами пламя камина в собственной прихожей и, стоически пережив несколько секунд транспортировки по сети, ступить на мраморный пол прихожей личных апартаментов посла Магической Британии.

Подпись автора

We should forgive our enemies, but not before they are hanged (c)

+3

4

- Шарль, ты не только не закончил обедать сам, но и не даешь сделать этого мистеру Сеймуру - укоризненно проговорила Лилит, откладывая белоснежную салфетку. В ответ на замечание супруги, посол пожал плечами и сочувственно добавил, что визит в Бордо никак не может подождать, а им еще необходимо добраться. Поцеловав руку жене и отвесив изящный поклон миссис Сеймур, он покинул столовую, прихватив супруга последней, на ходу обсуждая с ним список бумаг, которые будут нужны ему завтра к утру.
- Британские мужчина неисправимы, Элиза - со вздохом резюмировала миссис Монтегю, когда эти двое удалились - Вам следовало выйти замуж за француза. У них хотя бы хватает такта и себялюбия досидеть за столом до конца обеда. Есть хоть какая-то надежда, что дети смогут видеть отца каждый день.
- Во всяком случае, мадам - нараспев произнесла красавица-супруга секретаря - британские мужчины всегда заработают на обед для своих детей.
И тут Лилит нечего было возразить.

- Мадам, Жан-Люк Трембли прибыл - сообщила Элиза, входя в кабинет Лилит.
- Прекрасно, Элиза, - миссис Монтегю кивнула - Кофе можно подавать в гостиную через десять минут.
Волшебница ткнула палочкой в одну из панелей стены, где тут же возникло скрытое зеркало. Еще мать говорила ей, что уверенность - это прекрасная качество. Но ни одна леди не отправится на встречу с гостем, не убедившись в безукоризненности своего внешний вида.
Под аккомпанемент звонкого стука каблуков о мрамор, женщина появилась на пороге радушно улыбаясь визитеру:
- Месье Требли, как я рада, что вы смогли навестить нас - она протянула ему руку - признаюсь, я не надеялась на то, что у вас найдется свободное время для кофе, когда писала вам утром. Но все же решила, что ничего не теряю, отправляя вам весточку.
Конечно на самом деле все обстояло совершенно иначе: миссис Монтегю постаралась приложить достаточно усилий, что бы заинтересовать друга семьи визитом хоть не надолго. Но было бы дурным тоном признаться в этом кому-то кроме самой себя.
- К сожалению Шарль не сможет составить нам компанию как минимум до шести. Он возмутительным образом сбежал. не дожидаясь окончания обеда, отговорившись срочными делами в Бордо. Но он лелеет надежду, что успеет застать вас и лично поздороваться.
Заняв место по правую руку от гостя, Лилит, как хозяйка, жестом предложила следовать за ней в гостиную.
- Как поживает Исабель? Мы не виделись с ней всего две недели, а кажется, что прошла уже целая вечность. Этот заповедник крадет вашу прекрасную супругу у столичного общества.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/434450.png[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Отредактировано Emma Farley (2021-06-15 01:20:52)

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+3

5

[nick]Jean-Luc Trembley[/nick][status]старинный друг семьи[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/129335.gif[/icon][info]<div class="lzname"> Жан-Люк Трембли  </div> <div class="lztit"><center> 67 лет; F|1929</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br> меценат и тиран <br><br><a href="ссылка на вашу почту">почта летучих мышей</a></div> </li>[/info]

Этого не должно быть, но когда на мраморном полу раздался стук каблуков, сердце в груди Трембли на миг замерло, чтобы тут же ускоренно забиться снова. Мужчина резко обернулся на звук и широко и быть может даже слишком неподдельно улыбнулся хозяйке.
Он сделал шаг на встречу женщине и нежно подхватив ее ладонь снизу, склонил к ней голову. Касание губ до кожи не более чем легкое дуновение. Признание и обещание того, что он никогда не произнесет в слух.
Жан-Люк снова поднял голову.
-  Удовольствие всецело мое, мадам Монтегю, и, если быть совершенно честным, заключается оно далеко не в чае, - его взгляд на короткий миг подхватил женский и в нем все то, о чем он не признается даже в мыслях. Погрязшие в своей чопорности англичане быть может и воспевали сдержанность и хладнокровие, но на веку Жан-Люка еще не встречалась женщина, которая всерьез была бы против того, чтобы ею восхищались и любовались. И совершенно не важно, что кто-то более циничный и ограниченный сказал бы, что все дело в том, что это лишь игра, легкая забава, которой можно отдаваться с таким упоением ровно по той причине, что никому из играющих та не грозит чем-то серьезным, будь то разбитое сердце или репутация. Для первого они были слишком умудрены жизнью, а для второго слишком сильно в браке. Каждый в своем, каждый со своей жизнью и ее обыденными проблемами.
- Как печально, - на миг придав лицу прискорбное выражение, отозвался на замечание о господине после, гость. Они были знакомы с Шарлем Монтегю так давно, что это вполне можно было назвать дружбой. Насколько такая вообще была возможна у людей подобного воспитания и характера. И тем более Жан-Люк понимал желание господина Монтегю найти себе дела где-то в Бордо, вместо того, чтобы заниматься улаживанием последних деталей приема. Не смотря на любую, пусть даже самую тщательную планировку, на финальной стадии приготовлений никак не желающих укладываться на место деталей всегда появлялось особенно много, а иметь двух руководителей там, где нужен только один, но четко представляющий что и зачем хочет, только всем во вред. И в первую очередь покою в доме. Продуманностью Шарля, там где оно касалось сохранности мира в семье, можно было позавидовать. В целом. В частностям даже Шарль, бывало, терял хватку и голову. А терять голову тоже надо было с умом.
- В крайнем случае я увижу его на приеме, - заключил Трембли, размышляя о том, что будет совершенно не обижен судьбой, если вместо хозяина на приеме его в первую очередь будет развлекать хозяйка. А он ее.
- Совершенно себя не бережет, как и Шарль. У одного из этих островов внезапно появился особо упрямый владелец, никак не желающий соседствовать с бедными тварями. Эгоизм некоторых людей просто невообразимым, -  посетовал Жан-Люк. И пусть даже в целом ему не было совершенно никакого дела до судьбы средиземноморских грифонов, Исабель бывало излишне увлекалась всеми этими перипетиями, тратя на них не только весьма приличную сумму его состояния, но так же его нервы. А это было далеко не самым приемлемым для Жан-Люка увлечением дорогой супруги, по этому он считал необходимым время от времени притормаживать испанский темперамент Исабель до угодных ему высот и направлять в более плодотворное русло.
-  Я даже начинаю подозревать, что мне придется настоять и силой отправить ее в Сен-Тропе, - закруглил тему мужчина.
- Но сейчас куда больше меня интересует, какие именно муки, помимо чая, мне приготовила беспощадная мадам Монтегю и чем именно я сегодня могу быть ей полезен?

Отредактировано Alastor Moody (2021-06-16 23:35:42)

Подпись автора

We should forgive our enemies, but not before they are hanged (c)

+4

6

Лилит еще не встречалась женщина, которой не льстило бы внимание к ее персоне и сдержанное восхищение, которое дозволено было испытывать любому мужчине в обществе, не взирая на его возраст и социальный статус. Впрочем, даже если бы таковая встретилась - миссис Монтегю скорее всего просто не признала бы ее женщиной.
- Я безмерно ценю французов за умение делать комплименты, месье - продолжила Лилит, чуть склоняя голову и колени, а мысленно сетуя, что в двадцатом веке книксены вышли из моды и даже на континенте воспринимались как архаический пережиток. Еще это относилось к веерам и букетам. Нынче все решали строчки не бумаге и, конечно же язык. Никаких посредников, никаких возможностей углядеть в чужом туалете или подарке намек на благосклонность сверх высказанной.
- Но, вынуждена признать, что вы превзошли их всех.
Ну или, по крайней мере, ей известных.
В гостиной мягко горели лампы, разгоняя сумрак, который навевали низкие тучи. Но бурных потоков воды видно не было, похоже что финал представления матушка-природа приготовила на вечер.
- Сен Дени? Я так давно не была там. Непременно попрошу ее провести мне экскурсию.
Исабель Требли отличалась буйным южным нравом, неугомонным темпераментом и экзотическими интересами. Стоило взглянуть на нее один раз, что бы убедиться, что в этой женщине нет и намека на французский лоск и сдержанность. Ей их заменяли напор и энергия свойственные испанцам и их южным соседям. Увлечения у нее были под стать. Она не терпела томного бездействия, которое было свойственно уроженкам Франции и наверняка презирала "дела" в которых коротали время англичанки. Игнорировать эту женщину было невозможно и Лилит искренне сочувствовала тем глупцам, кто имел неосторожность делать это намеренно.
Так что миссис Монтегю еще раз посочувствовала всем, кто сразу не пошел на уступки ее подруге и ее масштабным планам по спасению грифонов и, повинуясь настоянию своего гостя, выкинула ее из головы до поры до времени.
- Присаживайтесь, мой друг - сама хозяйка удобно расположилась на тафте прямо напротив окна, с видом на небольшой внутренний садик. В центре Парижа даже для волшебников земля была на вес золота. Но смотреть на парижские улицы круглые сутки было невозможно - Стало быть вы разделяете мнение о том, что у британских женщин нет ни сердца, ни жалости? Было бы невежливо разубеждать вас. - Она сверкнула улыбкой и не стала скрывать иронию во взгляде. В конце концов беседа не была официальной и можно было дать себе немного воли в выражении своих мыслей.
- У меня безумная идея, но градус ее безумия, я предлагаю оценить вам, дорогой Жан-Люк. Речь пойдет о нашем с вами проекте, касающемся научных достижений. И хотя я наблюдаю достойный интерес к теме со стороны как французского, так и британского сообщества, мне бы хотелось украсить его чем-нибудь особенным.
"Или скорее кем-то... - мысленно закончила женщина"
- Я хотела бы отправить приглашение на прием в посольстве месье Фламелю и попросить его произнести небольшую речь на тему того, как важны международные магические проекты в наши дни. Но боюсь что сей достойный маг хорошо охраняется тайну своего местонахождения, что бы его могла найти простая сова. Быть может вам известны способы отыскать с ним связь?
Лилит не особо верила, что эту попытку прыгнуть выше головы французское общество ей простит. Но, по правде говоря, в этом прощении она не слишком нуждалась.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/434450.png[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+4

7

[nick]Jean-Luc Trembley[/nick][status]старинный друг семьи[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/129335.gif[/icon][info]<div class="lzname"> Жан-Люк Трембли  </div> <div class="lztit"><center> 67 лет; F|1929</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br> меценат и тиран <br><br><a href="ссылка на вашу почту">почта летучих мышей</a></div> </li>[/info]

Он считал дурновкусием жаловаться. Он искренне верил, что брак с Исабель был самым правильным выбором, который он когда-то мог сделать. Трембли было необходимо укрепить свою позицию в Марокко и Алжире, а Беренгеры искали выход в Европу. Это была отличная сделка, но даже помимо этого едва ли можно было на что-то жаловаться. Иси была превосходно воспитана и придерживалась тех же жизненных ценностей, что и он. Им не надо было спорить ни о месте чистокровных в мире, ни о тем какие роли в семье отведены мужчине, а какие женщине. Они понимали друг друга, понимали даже тогда, когда не сходились во мнениях. К тому же Иси была не дурна собой, что по приезд молодоженов в Париж вскружил не мало мужских голов, но сомневаться в себе за все эти годы она не заставляла ни разу. А не частые интрижки самого Жан-Люка никогда не угрожали семейной гармонии.
Крепость их брака не могло порушить и знакомство Трембли с супругами Монтегю, Жан-Люк просто не был так воспитан, чтобы позволить чувствам управлять. И все же, все же.., мысли о Лилит Монтегю порой навевали на него грусть. Брак с третьей дочерью не очень влиятельных и еще менее состоятельных Блетчли был бы не вообразим, даже если бы они оба была на тот момент свободны. У Лилит не было буквально ничего, что могло оправдать такую свзяь и все же, все же, иногда он не мог отделаться от мысли, что предпочел бы огненному характеру и обоянию Иси, сдержанную харизму Лилит. Сколько лет они не были знакомы, но это очарование не проходило, быть может даже крепло.
- Вы заставите меня начать ревновать ко всем остальным французам, Лилит, - полу серьезно обмолвил Жан-Люк, - я думал, говорить вам комплименты, позволено только мне.
Хотя, конечно, он не претендовал даже на это. Ревновать к Лилит Монтегю, требовать от нее признания своей исключительности в ее жизни, означало бы не только нарушить баланс в этой игре полу признаний, но так же нанести ей оскорбление. Исключительной была сама Лилит, а он лишь наслаждался ее обществом.
Галантно склонив голову, Трембли опустился с другого края тафты.
- Мне довелось быть знакомым не с таким уж большим количеством ваших соотечественниц, мадам, чтобы я мог подобное утверждать, - мягко возразил мужчина, позволяя глазу скользнуть по хозяйке и тут же уйти к крохотному, но от того не менее чудесному внутреннему садику. Еще одному доказательству исключительности Лилит, - Что до вас, - мужской взгляд вернулся к женщине, - я все еще собираю факты.
Со свойственной англичанам прагматичностью, Лилит почти тут же приступила к делу. Она говорила, а Трембли улыбался, еле приметной, практически не существующей улыбкой. Были ли у этой женщины вообще недостатки или одни лишь достоинства?
- Это разумная идея, мелочи забываются, акценты остаются. Мы ведь хотим, чтобы о приеме говорили еще долго, - ему не должно было быть дело до приема Шарля, какая ему выгода в том, удастся ли он у английского посла, вот только дело было далеко не только в Шарле. Он не мог позволить, чтобы хоть что-то пошло не так у Лилит.
- Фламель? - по настоящему пораженный ходом мысли мадам Монтегю, воскликнул он, затем улыбнулся, - Я просто не могу не преклонить перед этой идей голову. Если получится, говорить об этом будут везде.
Уникальность мысли, самой собой, включала в себе столь же уникальные проблемы с ее осуществлением. Адрес алхимика, при этом, Трембли казался самой маленькой из них.
- Знать не знаю, но думаю, мог бы навести справки, - вдумчиво поделился с хозяйкой Жан-Люк, - Но помимо, нам, - опять это нам, всегда и везде это нам, но от него становилось лишь теплее на душе, - будет необходимо найти убедительные аргументы принять твое приглашение и для него самого.
А это пожалуй будет требовать куда больше средств и усилий, он просто не имел достаточно информацией, чтобы более менее правдоподобно оперировать домыслами о то, что именно мотивировала векового алхимика.

Подпись автора

We should forgive our enemies, but not before they are hanged (c)

+2

8

Лилит сдержанно улыбнулась в ответ на рассуждения о комплиментах в ее адрес. Она помнила, как приехав в Париж 20-летней оказалась, пожалуй, не готовой к французскому обхождению в полной мере. Шарль будучи французом по корням давным-давно был британцем по натуре: быть может не столь чопорным, но исключительно сдержанным и осторожным в своих словах. Парижское общество было иным, а юная супруга советника произвела на общество чуть больше впечатления чем рассчитывала сама Лилит.
И это впечатление не всегда было положительным. Жан-Люк оказался из той немногочисленной светской прослойки, кого резкая и прямолинейная англичанка не оскорбила. Или, по крайней мере, он старательно делал вид, что ее манеры не задевают его достоинства. За это ему было прощено то, что не прощалось всем остальным: его французское происхождение и не менее французское воспитание.
- Ох месье, что подумают в Лондоне, если бы я позволила себе фаворитизм. - она улыбнулась, не забывая добавить игривых ноток досады в голос - Ваше положение и влияние в обществе слишком велики, что бы давать британскому правительству хоть тень сомнения в том, что вы пользуетесь особым расположением в стенах этого дома.
Политика оставалась политикой даже когда двери посольства закрывались.
- Мы знакомы с вами столько лет, Жан-Люк. А я до сих пор не научилась угадывать о чем вы думаете. Боюсь вы та причина, по которой моя хваленая проницательность однажды потерпит сокрушительный провал.
Кокетство прикрывало ту долю правды, которая порой действительно беспокоила Лилит. Дружба дружбой, но светское общество и политические веяния диктовали свои тенденции, которые нещадно влияли на то что было выстроено таким трудом за долгие годы. Знакомство с супругами Трембли было одним из самых полезных и, пожалуй, самым приятным в Париже и тем печальнее было бы лишиться его.
Тем временем ее друга предложенная идея самым искренним образом впечатлила и мадам Монтегю была рада этой своей маленькой, но все же победе. В своих целях она обрела союзника, а значит теперь возможности (а значит и шансы на успех) были серьезно расширены. Хоть пока что она все еще не питала надежды на то, что ее маленькая задумка может завершиться самым лучшим образом.
- Это крайне сложный вопрос, потому я буду признательна вашей помощи в нем. - Она развела руками в несколько драматичном жесте и тяжело вздохнула. - Конечно же дежурные варианты такие как вручение памятной медали или ознакомление с изысканиями молодых исследователей мы рассмотрим в качестве сопутствующих, но едва ли такие события заставят месье Фламеля покинуть свой дом в его столь почтенном возрасте. Но возможно мне удастся договориться что бы в рамках выставки на нашем приеме был продемонстрирован осколок посоха друида, который не так давно был обнаружен на территории Бретани. По предварительным оценкам он ровесник самих Мерлина и феи Мелюзины. Думаю такая редкость может заинтересовать даже месье Фламеля. А его имя в качестве интересующегося, возможно, послужит достаточным аргументом, что бы убедить хранителей артефакта продемонстрировать его на нашем приеме.
Со стороны это выглядело чистой воды аферой, но немного недосказанности никогда не вредило даже наоборот: она превращала пустые слова в заманчивые перспективы. Пообщаться лично с Николасом Фламелем, пожать ему руку и узнать его мнения относительно находки. Все это выглядело заманчиво, особенно если не начинать вдаваться в детали. В этом и заключалась ее главная задача: не допустить мысли, что все это могло прекрасно состояться и без ее участия.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/434450.png[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+2

9

[nick]Jean-Luc Trembley[/nick][status]старинный друг семьи[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/267169.gif[/icon][info]<div class="lzname"> Жан-Люк Трембли  </div> <div class="lztit"><center> 67 лет; F|1929</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br> меценат и тиран <br><br><a href="ссылка на вашу почту">почта летучих мышей</a></div> </li>[/info]

С Шарлем Монтегю он, скорее всего, нашел бы общий язык в любом случае. Нынешний посол Магической Британии в Париже принадлежал к тому типу дипломатов с которыми были приятно иметь дело, даже когда интересы ваших стран и ваши личные мнения различались в корне.  Он не антагонизировал оппонента даже если сидящее по ту сторону Ла-Манша министерские чиновники пытались заработать дешевые очки раззадориванием исторически сложившейся антипатии к соседям у себя на родине. Он понимал, что дешевые трюки и мимолетно тщеславные интересы очередного восседающего в кресле Министра совсем не равнозначно заботе об интересах самой страны и их верноподданных. С ним можно было работать, похвала, которую Жан-Люк Трембли был готов дарить далеко не каждому из приличного числа дипломатов с куда более внушительным послужным списком и чего уж там, родословной.
Быть может и  не смотря на все, что их раздело, пусть это будет куда более низкое происхождение или британские маньеризмы, и даже последующее попутствие браку дочери с маглорожденным, они могли сблизится с англичанином и на человеческом уровне, вполне достаточном, чтобы назвать их отношения дружескими.
Все это могло быть, но случилось бы без сомнения куда позже, если в свое первое назначение в Париж, Шарль Монтегю не взял с собой и свою молодую супругу. Бенефис Лилит Монтегю в Парижском свете вызвал оживление и пересуды далеко не благосклонного характера. Миссис Монтегю не вписывалась и о ней говорили, достаточно много и громко, чтобы Жан-Люк успел о ней наслышать еще до того, как супругу молодого советника Британского посла представили ему лично. Лилит Монтегю оказалось совершенно не такой, какую Жан-Люк успел себе вообразить по пересудам. Разговоры сплетников создали в его голове образ костлявой, грубоватой молодки со столь типичным для англичан лошадино вытянутым лицом, вот только лицо у нее было приятно округлое и еще не растерявшее почти детскую пухлость. Неопытным ребенком она была и в том, что касалась выхода в свет, особенно в столь придирчивый и заносчивый как тот, кто обитал в лучших домах Парижа. И все же в молодой мадам Монтегю было нечто почти неощутимо импонирующее Жан-Люку и он взял молодую пару под свое крыло.
- Они подумают лишь то, что думают уже много лет, - мужчина отзеркалил улыбку Лилит и чуть склонился в ее сторону, будто собираясь сообщить ей секрет, - Что вы мастерски пользуетесь моими искренними симпатиями к вам обоим.
Его личное расположение к чете Монтегю было не возможно скрыть и он это и не пытался. Он даже ничуть не сторонился помочь карьере Шарля там и тут, а в последствие и заручится его поддержкой там, где оно касалось, той капли влияния, которую он имел при выборе следующего посла в Париж. Он предпочитал работать с тем, кого знал хорошо. Он предпочитал это вдвойне, когда ситуация по ту сторону канала все сильнее накалялась и грозилась расплескаться обжигающими каплями и на континентальную Европу.
Мужской взгляд задержался на женском лице. Годы отсекли лишнее и сделали ее лишь краше. Зрелость ей шла куда больше молодости. Именно ее зрелость, ее собранность и целеустремленность, ее отточенные годами ценности, принципы, ее жесты, ее голос и мимика, все сделали ее в его глазах безупречней. Благодушная симпатия, появившаяся к Лилит в их первую встречу, с годами окрепла и проросла, разгораясь внутри приятным, крепким огнем чувств куда более сильных и изредка, совсем не часто, в моменты похожие на этот, прошивающих насквозь и оставляющих с легким, не то приятным, не то ровно наоборот, покалыванием неутоленного голода.
По губам Жан-Люка скользнула небрежная улыбка, он легкомысленно мотнул головой и снова выпрямился, - О чем еще можно думать в вашей исключительно компании, только о вас, мадам, - признание, если его хотеть слышать. Шутливое, слегка рискованное замечание очень старых друзей, если хотеть слышать что-то совершенно иное. -  Нашему времени не хватает женщин, да и мужчин с чистотой вашего взора и крепостью ваших убеждений.
Они играли в эту игру слишком много лет, они умели с изяществом обходить все ловушки и капканы. Они были хорошими, давними друзьями.
Он с вниманием, чуть склонив голову в бок, выслушал план мадам Монтегю о привлечении известнейшего алхимика и дослушав до самого конца, благосклонно закивал.
- Теперь понятно, от куда мой милый Шарль черпает вдохновение в переговорах с особо упрямыми оппонентами, - одобрил он план Лилит.
Посохи и давно умершие волшебники Жан-Люка не интересовали. Он жил настоящим и в настоящем, но улаживание вопросов куда более важных и актуальных чем те, которые сегодня пыталась решить Лилит Монтегю требовало вникать даже в то, что было ему совершенно чуждо и даже дико. Информация лишней никогда не была.
- Что еще известно об этом друиде, его деяниях или хотя бы раскопках? - поинтересовался француз, начиная легонька барабанить пальцами ухоженной ладони по краю тафты на которой они сидели.

Подпись автора

We should forgive our enemies, but not before they are hanged (c)

+2

10

Слова месье Трембли вызвали у Лилит улыбку, которую она тщательной замаскировала поджатыми губами и попыткой картинно закатить глаза.
- О мой друг, вынуждена сказать вам ужасную вещь. У ваших соотечественников совершенно нет фантазии. И любые события они объясняют одним единственным (самым простым!) способом. В Лондоне все мыслят гораздо изобретательнее и с большей долей паранойи, ибо мой язык не повернется назвать ее предосторожностью.
Миссис Монтегю лукавила. Предосторожностью это назвать вполне таки было позволительно. когда речь заходит о политике, в этом деле нет места сантиментам. Не то что бы она была большим знатоком этой стороны жизни, но уверенность, что близкие отношения с месье Трембли были вписаны алыми чернилами в их с Шарлем личные дела, которые хранились где-то в глубине шкафов департамента международного магического сотрудничества. Она даже не исключала, что кто-нибудь при посольстве непременно докладывает о частной стороне встреч старых друзей в соответствующие инстанции. Быть может это Элиза? Или миссис Блэквуд далеко не так проста, как кажется на первый взгляд?
Но годы проведенные в дип. миссиях научились Лилит воспринимать подобные факты как нечто само собой разумеющееся. Без них картинка, пожалуй, даже становилась не такой насыщенной.
С удовольствием проглотив адресованный ей комплимент от близкого друга, супруга посла с энтузиазмом переключилась на обсуждение насущной проблемы, которую она намеревалась решить. С помощью Трембли, разумеется, но для этого ей еще нужно было убедить, что игра стоит свеч не только его самого, но и Николаса Фламеля. И пока обе задачи казались ей невыполнимыми.
- Раскопки ведутся неподалеку от Сен-Бриё уже четыре года. Их спонсируют месье Жавер Ламбаль, владелец кружевной мануфактуры и мадам и месье Риволи, те самые, что пять лет назад переехали в Бретань с Мартиники, где у месье плантации с редкими магическими ингредиентами. Спонсирует, конечно, месье, но инициатива явно принадлежит мадам, она не вылазит с раскопок месяцами. Если вкратце, за четыре года им редко улыбалась удача, большая часть находок обладала интересом скорее для магглов. Но месяц назад месье Ламбаль объявил, что им улыбнулась удача и они отыскали магический артефакт. Сейчас с ним еще работает группа историков и артефактологов, но неделю назад они уже подтвердили, что посоху не менее полутора тысячи лет и что его магический фон достаточный, что бы можно было подвергнуть его изучению с целью разнообразить наши знания о древнейших артефактах. Они так же предполагают, что посохи друидов были прообразами современных волшебных палочек, а от камней, в пользу магической сердцевины, европейские маги отказались к десятому веку.
Лилит находила, что все это не лишено смысла. В конце концов на востоке камни до сих пор были в почете и маги из далеких краев нередко колдовали с помощью перстней.
- Простите, если утомила вас своей болтовнёй, месье Трембли. Полагаю кофе уже на подходе и я вынуждена признаться, что это еще один момент, в котором мне понадобится ваша помощь. Без вас я никак не справлюсь. - Голос женщины сделался тихим и проникновенным. Лилит полагала, что месье Трембли хватит самообладания не сбежать и даже не кривить рот. Но лучше было предупредить его заранее о том, что ему уготовил его старый друг - Я прекрасно знаю, что французы находят английскую кухню ужасной, но я полна решимости доказать им как они ошибаются. А вам отводится роль человека, который будет указывать мне на мои ошибки в этом стремлении.

[nick]Lilith Montague[/nick][status]Я же говорила[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/48/434450.png[/icon][sign]"Леди не распускают руки, их сила – слово и порядочная порция сарказма." (с)[/sign][info]<div class="lzname"> <a href="http://stayalive.rolfor.me/viewtopic.php?id=76#p103015">ЛИЛИТ МОНТЕГЮ </a> </div> <div class="lztit"><center> 66; S, 1930, MM</center></div> <div class="lzinfo"> Чистокровная <br>супруга посла МБ во Франции, светская дама<br><br><a href="ссылка на вашу почту">совиная почта</a></div> </li>[/info]

Подпись автора

"Но есть не меньшие чудеса: улыбка, веселье, прощение, и – вовремя сказанное, нужное слово. Владеть этим – значит владеть всем."

Александр Грин

+1

11

[nick]Jean-Luc Trembley[/nick][status]старинный друг семьи[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/158/267169.gif[/icon][info]<div class="lzname"> Жан-Люк Трембли  </div> <div class="lztit"><center> 67 лет; F|1929</center></div> <div class="lzinfo">чистокровный<br> меценат и тиран <br><br><a href="ссылка на вашу почту">почта летучих мышей</a></div> </li>[/info]

Уголок рта Трембли выгнулся в великодушной усмешке. Ces anglais порой были совершенно не выносимы. Даже Монтегю, даже Лилит. Особенно Лилит, потому, что мадам Монтегю в отличие от многих ее соотечественников прощалось то, что не прощалось бы другим. И в первую очередь это касалось неизменной уверенности ces anglais в своей избранности и превосходство над всеми прочими народами и нациями мира. И относилось оно равномерно как к общему себявосприятию британцев, так и к частным его проявлениям.
Вот как сейчас, когда мадам Монтегю посчитала нужным указать на то, насколько более бдительны и осторожны были ее соотечественники. Спорить в этим Трембли не стал, все таки кое какую славу на этом поприще ces anglais успели себе заработать, к тому же положение Монтегю в британском обществе уже само по себе требовало куда большей осмотрительности, чем его собственное по эту сторону Ла-Манша. За него бдели люди им для этого отобранные, а он уже присматривал за ними самими. Во избежание сюрпризов, так сказать.
Далее, проскочив через столь привычную мимолетную пикировку и светские любезности, разговор наконец таки свернул к делу. При упоминании Жавера Ламбалья, Жан-Люк недовольно поморщился. По мнению Трембли у господина bourgeois было слишком много денег, слишком много гонора и совершенно отсутствовали манеры. А уж то, что господин Ламбаль уже четыре года проплачивал какие-то там раскопки, его ничуть не удивляло. Мнил же этот выскочка себя носителем культуры и традиций в которых на самом деле ничего не понимал. Словом, пункт номер один в рассказе мадам Монтегю ему совершенно не нравился. 
Риволи же в отличие от Жерома Ламбаля, глаза ему, своими попытками прыгнуть выше головы, не мозолили и как таковые, ценились Трембли сильно больше. С ними, пожалуй, он даже был готов побеседовать. О посохах там или экспорте ингредиентов из Мартиники.  Жаль, Иси ничем мертвым, тем более мертвым более тысячи лет заинтересовать нельзя было бы в принципе, а то у него появилась бы прямая дорожка к обсуждению взаимовыгодных сделок. И без Ламбаля.
- Кхм, - протянул Жан-Люк, когда рассказ хозяйки свернул к качествам самой находки. Ни археология, ни принцип работы древних артефактов его особо не интересовали, если не сказать, не интересовали вообще, но он не был бы в том положении, в котором он был, если не умел бы вычислять даже из самой скучной и незнакомой ему информации главного. Например, то, что еще сохранивший магическую силу посох друида был находкой уникальной. Могущей заинтересовать историков, артефактологов, коллекционеров и само собой широкую публику. Даже если для последнего, находку следовало еще несколько разрекламировать. Сделать из уникальной в узких кругах знатоков, чем-то вожделенным для всех.
- Думаю, с этим вполне можно что-то придумать, - в конце концов заключил Трембли и растянул рот в одобрительную улыбку.
- Ну, что вы, мадам, - француз кокетливо качнул головой, - я готов вас слушать целую вечность. Тем более, - Жан-Люк чуть склонился в сторону Лилит, - я тут именно для того, чтобы помочь. Даже если моя помощь никак не сравнится с той работой, которую вы проделали уже сами.
Предложение стать дегустатором английских блюд, правда, застало его врасплох. Но он был бы ужасным политиком, и еще более неучтивым гостем и другом, если хотя бы капля сомнений, которые тут же его охватили, отразились на его благородном лице.
- Сущие пустяки, мадам, - храбро объявил Лилит Монтегю француз, - я готов к этому испытанию.

Подпись автора

We should forgive our enemies, but not before they are hanged (c)

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » [may`76] Perhaps, Perhaps, Perhaps


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно