Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [24.02.1978] 50 First Dates


[24.02.1978] 50 First Dates

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

50 FIRST DATES


закрытый (мы же не извращенцы)

https://i.imgur.com/y91f51N.png

Участники:
Кира, Август, обстоятельства

Дата и время:
от 24-го февраля 1978-го
и пока политика не разлучит нас

Место:
Великобритания
(помним про закрытые границы)

Сюжет:
Все начиналось не так, как продолжилось, а конца и края этому безобразию вообще не видно.

+4

2

[indent] Завести девушку было бы полезно.

Очиняя взмахом волшебной палочки перо, в те моменты, когда заурядная и бытовая, но требующая точности в исполнении магия позволяла отвлечься от расшифровки сакрального и предположительно жреческого (а, следовательно, небезразличного магической природе) текста на глиняной табличке с надписями на набатейском, Август припоминал подробности своего похода в кафе с мисс Харт пару дней назад и думал о том, что тогда все вышло вполне удачно.
В почти тридцать мало кто в Магической, да и не только, Британии ходил бобылем, а бесконечно списывать отсутствие постоянной, да и вообще хоть какой-нибудь партнерши на тягу к собственной независимости, занятость, увлечения и попросту чудаковатость было уже сложно. Пять лет жизни в этой стране обязывали к ней адаптироваться и, если всем в природе положено было влюбляться (читай: "образовывать союзы для продолжения вида"), то рано или поздно озаботиться чем-то подобным стоило и Августу.

[indent] Завести девушку было бы естественно в глазах окружающих.

Кира Харт была симпатичной. Слишком взбалмошной, конечно, и вряд ли её стоило рассматривать как будущую жену, но она была яркой и привлекала внимание в достаточной степени, чтобы роман с ней не остался незамеченным и добавил одному из этих странных невыразимцев своеобразных “очков нормальности”. Кроме того, девушка росла в полной семье, пусть и с неродным отцом, не испытывала проблем с финансированием собственной жизни, чтобы начать высасывать деньги из потенциального ухажера в несоизмеримых для последнего количествах. К тому же, как и полагалось хит-визарду она, наверняка, умела довольствоваться малым.
Даже сам факт того, что она работала в сфере правопорядка, отчасти, в свете последних событий и недавних знакомств, рассматривался Августом, как скорее положительное её качество. Знать что творится в том отделе из первых рук было полезно, да и заполучить человека, который будет отстаивать твое честное имя в глазах “той” части Министерских сотрудников не казалось лишним.
Еще нельзя было исключать её внешность, - хорошая фигура, забавный курносый носик, большие глаза. Зимой не так заметно, но летом, в более легких и открытых нарядах она вполне могла сойти за красотку, а наивные девятнадцать лет намекали, что процесс условного налаживания отношений не займет много времени и не потребует много усилий.

[indent] Завести девушку могло оказаться даже приятным, в каком-то смысле.

Из отрицательных моментов Август пока отмечал про себя разве что необходимость быть, вероятно, еще осмотрительнее рядом с человеком, которого собирался подпустить к себе ближе, чем кого-либо еще, но и этот минус можно было покрыть тем, что отношения можно было прекратить в любой момент, сославшись, допустим, на несопоставимость характеров.
Ибо, насколько получалось судить по предварительным данным, характеры у невыразимца Августа Руквуда и стажера хит-визардов Киры Харт, действительно, подходили друг к другу мало.

[indent] Тем самым завести себе девушку могло быть даже занятно.

Закончив за этими размышлениями чинить перо, Август, таким образом, не сразу вернулся к занимательным в своей однотипной продолговатости набатейским символам и потратил еще примерно с минуту на куда более заурядную и популярную английскую письменность.

“Мисс Харт. Еще раз благодарю вас за приятную компанию, в которой вы не отказали, посетив со мной кафе. Рискую показаться вам сущим наглецом, но я был бы очень признателен, если бы сегодня, после работы вы уделили мне хотя бы несколько минут вашего времени.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Ваш, возможно слишком многое себе позволяющий, А.Р.”

Еще один взмах палочки превратил кусок пергамента с текстом в не особо претендующую на биологическую точность птичку, которая, взмахнув крылышками, понеслась сквозь удачно распахнувшуюся перед ней дверь кабинета по коридорам, лифтам и залам на второй уровень, прямо в сектор борьбы с неправомерным использованием магии.
В том, что Кира Харт сегодня там, Август не сомневался - он навел справки.
До обеда оставался примерно час, до конца рабочего дня - несколько, и, возможно, не первая, но, хотелось бы верить, достаточно неожиданная, чтобы запомниться, в жизни мисс Харт записка от поклонника, должна была успеть найти адресата и вернуться с ответом.
На некоторое время набатейские письмена снова заняли практически все сознание Августа.

Отредактировано Augustus Rookwood (2021-05-21 18:30:11)

+3

3

24 февраля у Киры был День рождения. По этому поводу она подумывала пригласить подвернувшихся под руку коллег в паб (потому что не в кафе-мороженое же, тут всё по-взрослому!), но следующее утро обещало быть ранним и рабочим, так что Кира не увидела беды в том, чтобы перенести этот символический акт праздничного выгула на вечер субботы. И не пожалела об этом, потому что свободный вечер пятницы вдруг перестал быть пустым, несмотря на то, что папа, конечно же, основательно застрял на службе, как это нередко случалось перед наступлением выходных, да и в сами выходные. В принципе, этим грешили многие сотрудники ДОМП, поэтому как-то раз Кира решила, что не будет преступлением сделать выдержку из толкового словаря с подробным разъяснением, что означает «выходной день», и повесить её на доске объявлений рядом с колдографиями особо опасных разыскиваемых преступников. Так, просто, чтобы коллеги не забывали, что у них есть теоретически регулярное право на личную жизнь за пределами министерских стен.

Что характерно, по поводу собственной личной жизни Кира не переживала. Свободный вечер обязательно чем-нибудь заполнится, иначе и быть не могло. Проблема, скорее, крылась в том, что у неё возникало слишком много вариантов, кого подёргать за хвост, чтобы ей составили компанию. Правда, половину из них Кира сразу отмела как неподходящие для Дня рождения — просто потому, что такой день требовал чего-то небанального. Например, совмещения приятного с полезным. Может, позвать куда-нибудь Руквуда? А что? Она наверняка неплохо проведёт время, а заодно сможет поставить галочку, отмечающую прогресс выполнения задания самого Бартемиуса Крауча. Или наоборот: поставит галочку и заодно неплохо проведёт время. Кира ещё не решила, как правильнее. Но она могла поставить Августа в неловкое положение, если он вдруг узнает, что у неё день рождения и, по идее, следовало бы подарить ей подарок. С другой стороны, разве это её проблема?

Долго теряться в сомнениях Кире было не суждено: невыразимец сам опередил её решение примерно на полминуты, отправив записку на сложенном птичкой листе бумаги. Мило. После работы, хотя бы несколько минут? Кира расплылась в довольной улыбке. Вопрос относительно вечера решился сам.

«Дорогой умеренно многое себе позволяющий А.Р., будьте у фонтана в Атриуме в 18:00. До встречи, Кира», — быстро написала она и отправила Августу ответ обычным бумажным истребителем. Всё складывалось как нельзя более удачно. Конечно, Мерлин его знает, что такой обаятельный сотрудник Отдела Тайн почти на десять лет старше неё нашёл в стажёрке хит-визарда и что ему вообще от неё сегодня было нужно, но по этому поводу Кира сильно не парилась: если встреча состоится вечером после работы — значит, будет свидание. А если Август сам её позвал, то он точно не заподозрит её в том, что ей поручили его разработку. Идеально.

Обеденный перерыв Кира использовала для того, чтобы метнуться домой и прихватить с собой «цивильную» одежду, в которую можно будет переодеться в конце рабочего дня и в которой не стыдно пойти куда угодно в обществе элегантного молодого джентльмена, в образе которого до сих пор (по большей части) представал Руквуд. Так что к шести вечера Кира была во всеоружии — то есть, в вызывающе коротком платье (ну и что, что февраль? Зато она в сапогах!), ещё более короткой кожаной куртке с искусственным мехом и с наскоро подкрученными заклинанием волосами. Ладно, не к шести, но к шести пятнадцати уж точно.

Углядев Августа в толпе шныряющих туда-сюда по атриуму представителей магического сообщества, Кира предприняла обходной манёвр, чтобы незаметно подкрасться к нему сзади и деликатно постучать пальчиком по плечу.

— ДОМП вызывали?

Руквуд был каким-то уж слишком основательным и серьёзным. И, хотя Кира допускала, что это издержки возраста и, возможно, того обстоятельства, что они знакомы без году неделя, ситуация в целом складывалась так, что просто примириться с этим она не могла. С этим галантно-сдержанным невыразимцем надо было что-то делать. И, если на то пошло, она ничуть не удивилась бы, если бы Август в итоге оказался тем самым тихим омутом, в котором обитают большие и упитанные келпи.

— Привет, — представ, наконец, перед Руквудом, Кира улыбнулась. — Прошу прощения, я немного задержалась. Должна сказать, это было очень неожиданное приглашение. Но приятное. Куда мы пойдём?

Вот поэтому не имело совершенно никакого значения, с какой целью ей предложил встретиться Август, и если их образ мысли в этом случае совпал — тем лучше для него. Потому что он с самого начала был обречён.

Примерно так

https://i.pinimg.com/564x/bf/7a/30/bf7a30df52d76d555eeda8afc8f24e62.jpg

+2

4

День прошел продуктивно. Письмена умершей цивилизации приоткрыли свою тайну ровно настолько, чтобы было, что предоставить миссис Каунтер под конец рабочего дня, в который раз продемонстрировав свою ценность, как сотрудника, хотя сам по себе документ, по всей видимости, аналогичными достоинствами похвастаться не мог.
Перехваченный от мисс Харт самолет-истребитель, иронично запущенный теперь со считающейся вражеской территории ДОМП, содержал шифровку о согласии на встречу, и, не то чтобы Август сомневался в успехе, когда отправлял своего “почтового голубя”, но все равно не мог не испытать определенное чувство удовлетворения от того, что все складывалось ровно так, как ему хотелось. Все же большой уверенности в том, что Кира не заняла свой вечер семьей и друзьями у него не было, перепроверить такую вероятность у него недоставало ресурсов, а небольшая возможность того, что она потащит его на шумную молодежную вечеринку по случаю своего дня рождения, конечно, оставалась, но не пугала. Ничего критичного в том, чтобы весь вечер покорчить из себя неуверенного в толпе тинейджеров взрослого, в сущности, тоже не было.
В обед Август обошелся легким перекусом, перехватив буквально на бегу, сославшись на то, что ему жизненно важно выбраться в город. Волнительное выражение лица для пущей достоверности он отрепетировал предварительно перед зеркалом в уборной, чтобы у коллег точно остались вопросы, и, не снимая его, полчаса обеденного времени потратил в магазинчике “Твилфитт и Таттинг” в Косой Аллее. Обычно знакомый владельцам заведения как большой любитель галстуков и запонок, в этот раз он отличился тем, что приобрел женский шарфик, тем самым посеяв в еще одном секторе своих знакомств исключительно правильные подозрения.
У фонтана в Атриуме он был, естественно, пунктуально в шесть, ради чего даже отпросился уйти с работы на две минуты пораньше. Разумеется, он знал, что Кира при этом опоздает, и не забыл вздрогнуть, когда она постучала его по плечу.

- Я просил встречи с самой красивой девушкой Департамента, - обернувшись, он тяжело вздохнул, будто ему надо было справиться с неловкостью и робко улыбнулся, отвесив комплимент, чтобы скрасить его нарочитую банальность. Не забыв коротко скользнуть взглядом по девушке и наряду, он тут же смущенно потупил взгляд.

- Вы чудесно выглядите сегодня, мисс Харт.

Правильным словом в данном случае было бы, конечно, “вульгарно”, но напрямую о таком было не сказать, а косвенно он еще планировал при случае воспитать в ней нормальный вкус, если ему вдруг понадобится. Да и не сказать, чтобы он не понимал Киру. У всех были свои недостатки: он не гнушался заминировать оперный зал, она - вполне могла рядиться, как не самая отягощенная поведением маггла.
К тому же, не исключено, что она тоже всего-навсего играла роль, например, девушки-которая-хочет-ему-понравиться. Все они так или иначе играли. Или подыгрывали.

- Вынужден покаяться, - Август, с большой осторожностью поднимая взгляд, чтобы заглянуть в лицо девушке, закинул руку за голову, чтобы в рассеянности почесать затылок, - я ничего не спланировал на тот случай, если вы окажетесь свободны. Не думал, что в такой день… Вы и вдруг одна… Впрочем, я приготовил подарок. С днем рождения, мисс Харт.

Забравшись рукой во внутренний карман мантии, он извлек на свет, как и полагалось под пристальными взглядами спешащих с работы свидетелей сверток, с фривольной розовой лентой, завязанной в элегантный бант. Шарф внутри, как обещали ему продавцы, должен был переливаться всеми цветами, меняя свой собственный под сезон, цвет одежды и внешнее освещение, с гарантией стойкости чар минимум на десять лет. Признаться, Августу было даже любопытно, во что он превратиться на Кире, но внешне он продолжал выражать обеспокоенность тем, чтобы вечер не был испоганен его недочетом, а девушка не осталась голодна. Первую мысль, пригласить её сразу в “Утренний туман”, он отмел как одновременно слишком пошлую (могло показаться, что он решил её напоить) и слишком помпезную (покорять эту девочку видами Лондонской богемы тоже было пока рановато), зато за вторую он зацепился, чтобы даже озвучить её вслух.

- И чтобы как-то загладить свою вину, давайте я угощу вас ужином в “Пастушьей сумке”. Думаю, там получится успеть посидеть до комендантского часа. Если только вы и в самом деле не заняты, конечно.

+2

5

Руквуд был просто очарователен, само обаяние и галантность. Он так смешно и мило смущался, что предупреждённая о возможных опасностях Кира задумалась о том, какова вероятность, что такой со всех сторон примечательный невыразимец дожил до своих почти тридцати в какой-то отдельной реальности, в которой не существовало девушек. Девушки, по её мнению, обращать на Августа внимание были должны — если не со школы, где он, предположительно, мог быть тихим и неприметным ботаником, то уж после неё наверняка, потому что Кира видела перед собой вполне симпатичного, элегантного и любезного молодого человека, на которого непременно должен был найтись спрос. Не все же девочки любят плохишей.

Руквуд, в каком-то смысле, казался даже слишком идеальным. Такой приличный, вежливый, сдержанный — он словно в самом деле свалился ей на голову из другого мира, как призванный магическим ритуалом дух (и неважно, что на самом деле ему на голову свалилась, скорее, она сама). Правда, Кира не припоминала, чтобы в ходе спиритических сеансов и прочих обрядов кому-то хотя бы раз удавалось вызывать доброго духа. Призывался обычно, почему-то, дьявол — её мелкая кузина Лиз в своё время прожужжала ей все уши такими историями.

На дьявола Руквуд был не похож, но, с другой стороны, откуда Кире было знать, как должно выглядеть воплощение зла? В её представлениях на эту роль годился любой среднестатистический пожиратель смерти — тёмная фигура в мантии и маске. Август, напротив, идеально вписывался в деловую обстановку министерского атриума и в целом производил впечатление слишком благородное, чтобы подозревать его в коварстве. Но подозревать приходилось — всё-таки она получила приказ, и не от кого-нибудь, а от самого мистера Крауча. Такие вещи нельзя игнорировать, это понимала даже Кира. Только если Руквуд был не тем, кем представал, и всё это было для него хитрой игрой, то Кира решительно не понимала, зачем в этом уравнении ему могла понадобиться она — а не стоило забывать, что именно Август выступил с инициативой их прошлой и нынешней встречи. Коротко говоря, ситуация в целом представлялась ей чересчур неопределённой и не позволяла делать какие-либо выводы, поэтому Кира временно отмахнулась от любых попыток продвинуться в этом направлении и сосредоточилась на операции «наблюдение». А если наблюдения окажется мало, никогда не поздно перейти на небольшие провокации.

Комплимент, на наличие которого Кира обратила больше внимания, чем на его содержание, вызвал у неё улыбку и заставил на миг опустить глаза на носки своих сапог, чтобы уже в следующую секунду снова стремительно вскинуть взгляд на невыразимца.

— Я собиралась встретиться вечером с друзьями, но все такие занятые, что пришлось отложить это до завтра, — пояснила она, гадая между делом, о каком «таком дне» начал говорить Август, однако всё разрешилось очень скоро. Кира с искренним изумлением уставилась на свёрток, перевязанный жуткой розовой лентой (что её несколько успокоило и отчасти умилило).

— Это так неожиданно, — конечно, ты ведь не догадывалась о том, что у тебя сегодня День рождения. — Но как вы узнали?
От удивления Кира не сразу поняла, что допустила ошибку: надо было не поддаваться на заданный Руквудом тон светской любезности и с самого начала перейти на «ты».

— Можно? — уточнила она просто для того, чтобы заполнить паузу, потому что ответ сомнений не вызывал: естественно, можно — это же её подарок! Тем более, что ей действительно не терпелось посмотреть, что там внутри. С любопытством развернув свёрток, который ей вручил невыразимец, Кира просветлела лицом — подарок оказался вполне элегантным, Августу под стать. Шарфиков у неё, разумеется, был воз и маленькая тележка — когда твои почти родные бабушка с дедушкой держат магазин одежды и модный журнал (ну и что, что они магглы!), с пополнением гардероба проблем не возникает — но всё же Руквуд, можно сказать, мыслил в правильном направлении.

— Я знаю, это же хамелеон! — сходу заценила Кира и импульсивно чмокнула невыразимца в щёку. — Спасибо, Август, это чудесный подарок.

Она повязала шарф на шею, отчего он тут же начал приобретать бордовый оттенок, по цепочке ассоциаций напомнивший Кире о её недавнем школьном гриффиндорском прошлом.

— Отлично! — обрадовалась она теперь уже предложению поужинать, потому что оно вписывалось в этот вечер во всех смыслах идеально. — Страшно хочу есть.

Чего Кира точно не собиралась делать, так это прикидываться одной из тех девушек, которые питаются исключительно травой и солнечным светом. С метаболизмом ей, по счастью, повезло, и ограничивать себя в простых человеческих радостях в её планы не входило. Особенно если ужин идёт в подарок — с этим она спорить тоже желанием не горела.

— Ведите меня, мой рыцарь! — провозгласила Кира и без долгих колебаний сама ухватила Руквуда под локоть. И подумаешь, что их все видят. Это даже к лучшему.

+2

6

Кира выглядела очень милой в своих нетерпении и порывистости и немного напоминала Августу маленькую, хорошенькую обезьянку, которую он однажды видел на площади у Дамаскских ворот в Иерусалиме. Та зверушка, сидевшая на поводке у дрессировщика, точно так же с большим пиететом принимала из рук гостей города монету, как девушка забрала у набившегося к ней в кавалеры на вечер коллеги сверток, а потом с аналогичной, забавной грацией кружилась перед лицом дарителя, что чем-то созвучно было процессу оборачивания себя в шарф.
Обезьянка была таким же идеальным дополнением пространства под туристический поток, как Кира в этой своей разительно отличающейся от коллег и даже от самого Августа маггловской одежде была прекрасным дополнением вечерней обстановки в Атриуме, когда число стремящихся домой волшебников в зале все прирастало. И на обезьянку, и на Киру примерно в равной степени обращали внимание мало заинтересованный в их жизнях люди, которые невольно начинали улыбаться очарованию картинки и получали еще одну тему для ничего не значащей беседы за ужином.

[indent] “Ах, представляешь, какую милую сцену я наблюдал сегодня по дороге домой!..

Августа это устраивало. Ему вообще нравилось, когда окружающее пространство было гармоничным, а события обладали надежной предсказуемостью, которая обеспечивала бы ему уверенность в том, как вести себя дальше.
Кира, разумеется, должна была уточнить, откуда он знает про её день рождения, чтобы он, естественно, мог пошутить, что это одна из Тайн в его Отделе. Даже возьмись она потом висеть у него на локте и умолять признаться, он бы знал, что надо умеренно поотстаивать свою версию, а потом все-таки сдать тех хит-визардов, у которых он пару дней назад, отчаянно розовея щеками, уточнял информацию по их коллеге.
Август знал, что ровно такой же цвет должно приобрести его лицо, когда Кира поцелует его в щеку, и что просто жизненно важным было еще раз сказать ей, что она отлично выглядит, после того, как на ней окажется его подарок.

[indent] - Хотя я думаю, что в этом мире сложно найти вещь, которая бы вас не красила, мисс Харт. Так что я ничем не рисковал при выборе…

Шутка прозвучала в равной степени заумно и тяжеловесно, чтобы совсем не показаться  смешной, но, по измышлению Августа, улыбку в данном случае должна была вызывать скорее неловкая неумелость говорившего, и Кира действительно улыбалась, подтверждая верность его расчетов.
Все складывалось гладко и ровно, если не считать того момента, когда девушка подхватила его под руку. Такая поза была бы удобна для неспешной прогулки, но они торопились на вроде как свое свидание, к тому же ограниченное по времени неприятными обстоятельствами из вне, к тому же явно подгоняемые чувством голода, поэтому, якобы невпопад извинившись, Август после первой пары сделанных вместе шагов, осторожно снял руку Киры со своего локтя и взял её ладонь в свою, ускоряя шаг в сторону камина.

[indent] - Я очень опасаюсь, что там не может найтись свободных мест и нам срочно придется перебегать куда-то еще, - постарался он оправдаться за секунду до того, как кинул в камин щепотку казенного пороха, проговаривая название заведения.

Место для них, правда, нашлось. Не самое удобное, в неприятной близости от кухни и с достаточно узким столиком на проходе, зато обслужить их обещали быстро и вся еда действительно была горячей. По крайней мере, своим пирогом с крольчатиной и пюре из горошка, Август был умеренно доволен, а стакан с теплым сидром так уютно грел руку, что, казалось, был создан, чтобы стукаться им краем о край.

[indent] - Это будет слишком банально, если я предложу выпить за ваш день рождения - возможно самый оправданный праздник из всех зимних?

+2

7

Что делать, если твой кавалер галантен настолько, что сводит скулы, но твоё начальство считает, что он может оказаться Пожирателем Смерти? «Ну конечно, глупости!» — решила Кира и сразу расслабилась. Ей, разумеется, хотелось понравиться Руквуду, тем более что это требовалось для выполнения задания, которое было дано ей свыше, но это же не значило, что ей нужно непременно влюбить его в себя, а влюбляться самой было так и вовсе противопоказано. В конечном итоге всё это суммировалось в выданное самой себе разрешение ни о чём не париться. Если Август посчитает её немного эксцентричной дурочкой, даже хорошо: может, расслабится и будет держаться с ней посвободнее, а не так, как сейчас — извольте-пожалуйста-благодарю-покорно. Или ему выпить надо?

Места в «Пастушьей сумке» были, хотя и не лучшие в этом заведении — но чего ещё ждать от пятничного вечера, когда все спешат урвать пару часов праздности до наступление комендантского часа? За каким столиком сидеть, Киру не волновало. Она даже порадовалась, что их усадили не у окна, и никто не мог заметить их с улицы. Горячий ростбиф и спаржу под соусом голландез принесли довольно быстро, а с выбором напитка Кира поступила просто и незамысловато, последовав примеру своего спутника, уточнив лишь, что сидр должен быть грушевым — так интереснее.

— Нет, в самый раз, — сказала она, приподнимая бокал. — То есть, я имела в виду, что это совсем не банально, потому что с днём рождения меня поздравляют всего лишь один раз в год, а этот тост за сегодня и вовсе первый, — поспешно пояснила девушка, тихонько звякнув краешком своего бокала по бокалу Августа.

Первые же глотки сидра подействовали на организм до крайности приятно: согревали, успокаивали и одновременно будоражили, но всё — на удивление умеренно и сбалансированно. Кира улыбнулась и почувствовала, как от тепла и алкоголя щёки начинают наливаться румянцем.

— Но зимой есть много чудесных праздников. Рождество, Новый год, День Святого Валентина. И они, как мне казалось, пользуются намного большей популярностью, чем рождение одной стажёрки отдела хит-визардов. Чем тебе не угодили эти праздники? — Кира спросила об этом, потому что посчитала, что для комплимента слова невыразимца о наибольшей «оправданности» её дня рождения среди всех зимних торжеств выходили уже слишком далеко за рамки естественного и потенциально преступали границу совсем уж явственной лести. Она сама, как ей казалось, не должна была производить впечатления девушки, падкой на приторный словесный сироп, поэтому Кира рассудила, что за комментарием Руквуда наверняка стоит какая-нибудь история нелюбви к праздникам в целом или к зимним в частности. В крайнем случае, за спрос денег не берут.

— Ничего ведь, что я на «ты»? — будто бы спохватившись, уточнила она и улыбнулась снова, скрашивая таким образом неловкий момент. — И ты, конечно, тоже можешь обращаться ко мне на «ты». После всего, что мы пережили в том доме, это, по-моему, будет вполне нормально.

За нож Кира схватилась с большим воодушевлением: говядина пахла божественно, а главное — это был хороший и сытный кусок мяса, о каком только и можно мечтать под занавес трудовой недели.

— А я вот люблю праздники — и зимние, и всякие другие. Правда, покупка подарков на Рождество и Новый год — это примерно как играть в квиддич с десятью бладжерами сразу: нужно успевать вертеться, а, если зазеваешься, рискуешь пропустить кого-нибудь из родственников и сесть в лужу. Но всё равно праздники — это здорово! Я люблю делать подарки. К тому же, когда ещё повидаешься со всеми родственниками разом, как не в Рождество? В этом смысле экономия времени потрясающая: вместо десяти походов в гости достаточно явиться на один семейный ужин. О, прости…

Кира прикусила язык, и даже не потому, что решила, что произнесла уже слишком много слов на единицу времени и что Август, возможно, заскучает, если не поспевает за ними следить. Просто она вспомнила о том, что знали примерно все: родителей у Руквуда не было. Вернее, были, конечно, но они то ли умерли, то ли пропали без вести, когда занимались какими-то там научными магическими изысканиями. Так что у Киры появился веский повод ненадолго заткнуться и переключиться на ростбиф. Нет худа без добра: нельзя же дать бездарно застыть такому славному куску мяса.

+2

8

Наверно, так Августу полагалось бы себя вести в возрасте, аналогичном возрасту его спутницы - спонтанно срываться в кафе, садиться за первый попавшийся столик, пить слабоалкогольные и сладкие напитки, закусывая далекой от гурманских притязаний едой, которая, к тому же, не била по карману ценником, - но он когда-то упустил подходящий для таких поступков момент, заменив его часами просиживания за книгами в подземельях Аэндора, когда еще его имя, как и жизнь в целом, были другими.
Теперь новый опыт воспринимался им с интересом, не в последнюю очередь обусловленным тем, что во всю эту историю со свиданиями и ухаживаниями приходилось  адаптироваться на ходу и учиться выглядеть соответственно получалось только путем волнующей и вдохновляющей импровизации, изрядно льстящей тем, что она получалась.
Август Руквуд, очень тактичный молодой человек, застегнутый на все пуговицы и пунктуальный до такой степени, что можно было по нему сверять расписание Хогвартс-экспресса, достаточно удобно вписывался в образ слегка робеющего перед шумной и панибратской обстановкой книжного червя. Заминки и паузы в разговоре походили на легкое замешательство, а наивное до глупости выражение лица можно было приписать симпатии, которая готова в считанные секунды перерасти во влюбленность, весьма естественно идущую в дополнение к образу почти любой парочки симпатичных и молодых людей за столиком в кафе.
Пока Август ковырял вилкой пюре на тарелке, а Кира расписывала все прелести зимних увеселений, он счел не лишним еще раз про себя отметить, что девушка весьма мила, что её огромным глазам, курносому носику и пухлым губкам донельзя идет подвижная мимика, и, если оценивать визуальную составляющую, они будут хорошо смотреться вместе, даже при всех своих различиях, о которых, к слову, было бы не лишним напомнить.
[indent] - Я боюсь, по этому вопросу вы просто не оставляете мне выбора, - с улыбкой подняв глаза от пирога, Август вздохнул притворно обреченно и с триумфом завершил этот раунд игры в поддавки. - Ты не оставляешь. Что же до праздников…

И он, как и полагалось зануде из Отдела Тайн, пустился в рассказ о римских луперкалиях, трансформации британского Йоля в Рождество и абстрактности точки отсчета года по январю.
[indent] - … А если учесть религиозные аспекты, чуть позже закрепленные за праздниками, то, в целом, распространенность последних среди магического общества, не всегда исповедующего те же конфессии, что и магглы, скорее напоминает социальный конструкт и устоявшуюся в поколениях привычку. Тогда как день рождения индивида - это вполне физическая радость для окружения, которое ему симпатизирует.

Выпалив последнюю фразу, Август намеренно запнулся на последнем слове, сделал вид, что интереснее горохового пюре в мире действительно больше ничего не существует, и позволил своей спутнице вдоволь нащебетаться о том, как здорово на самом деле зимой. Текст, излагаемый ей, был зауряден, не содержал в себе ни намека на экстраординарное мнение и, если честно, позволил не только пожевать еду, но еще и слегка расслабиться, что чуть было не сыграло с невыразимцем злую шутку. Когда настала очередь Киры резко умолкать от неловкости, он едва ли не пропустил, за что она извиняется. Что-то внутри его сознания панически шарахнулось из стороны в сторону, подыскивая подходящую причину для следствия, пауза чуть затянулась, замешательство просочилось в отрепетированную мимику, и дабы как-то его прикрыть, пришлось начать реагировать с осторожного…
[indent] - Ничего страшного…

Идея о том, за что извиняется девушка, проскочила синхронно с выдавленным из себя после последнего слога неопределенным вздохом.
Конечно, таким как она, растущим в собственном доме, социальным и не обремененным деструктивным флером из непростого детства, казалось бестактным быть счастливой там, где несчастлив другой. Конечно, так полагалось вести себя всем очаровательным созданиям.
[indent] - … По правде, прошло уже столько лет, что я понемногу начал их забывать, - с немного грустной улыбкой закончил Август, процитировав почти дословно слова другого Августа, того, который однажды отправился изучать тайные знания в чужую и чуждую ему страну.
[indent] - Но, пожалуй, это не самая лучшая тема для твоего праздника. И да, я продолжаю настаивать - наиболее ценного из зимних.

+2

9

Чем дольше всё это продолжалось, тем меньше Кира понимала, что происходит. С одной стороны, всё было хорошо и, как очень хотелось верить, кристально просто: она понравилась Руквуду, Руквуд понравился ей, он поздравил её с Днём рождения, у них свидание. С другой стороны включался настороженный внутренний голос, говоривший о том, что всё это как-то даже слишком хорошо. Ну, что он в ней нашёл? Такой взрослый, в целом симпатичный, безусловно обаятельный, успешно делающий карьеру в Министерстве и, больше того, в Отделе Тайн, весь из себя такой замечательный Август — в ней, стажёрке не аврората даже, а всего лишь хит-визардов, послезавтра третий день как выпустившейся из Хогвартса и, в сущности, не сделавшей в своей жизни ничего особенно примечательного. И ведь если бы Руквуд ещё хотя бы знал, кто у неё на самом деле папа, то было бы хотя бы отчасти понятно, почему он в принципе мог обратить на неё внимание. Но нет. Так неужели с его стороны это и правда та самая спонтанная, иррациональная симпатия, которая обычно именуется влюблённостью?

От этой мысли, или, может быть, от сидра, внутри разливалось приятное, успокаивающее тепло, и хотелось улыбаться. Раз поддавшись ощущениям, Кира ныряла в них снова и снова, сначала настороженно, как будто проверяя температуру воды и щупая дно, а после уже бесстрашно и с удовольствием, наслаждаясь свалившимся на неё вниманием, которое решила условно считать заслуженным, пока не будет выявлено обратное. В результате она сама толком не следила за тем, о чём болтала этим вечером с перерывами на комплименты от Августа, и к концу ужина пришла к выводу, что несла ужасную чушь и всякие неинтересные глупости и, в общем, всё испортила. Если бы она могла оценить ситуацию трезво и здраво, абстрагируясь от своих чувств и желаний, то наверняка обратила бы внимание на то, что чересчур много раз задала себе вопрос, чем она приглянулась Августу, и что это заботит её намного сильнее, чем потенциальная (и крайне сомнительная, с её точки зрения) вероятность его принадлежности к числу Пожирателей Смерти. А если бы она была в состоянии зайти в своих логических построениях ещё дальше, то, вероятно, предположила бы, что это именно она сама, а никак не Руквуд, попалась в капкан влюблённости и рискует надёжно в нём увязнуть.

Однако по крайней мере в этот вечер Кира была далека от трезвости суждений и благополучно пропустила тот момент, когда ей вдруг стало небезразлично, что о ней подумает Август — и не только потому, что установить с ним прочный контакт было необходимо для выполнения начальственного задания. К своему ужасу, установить Кире пока удалось только одно: Август был совсем не таким, как другие мальчики. До встречи с ним она не сомневалась, что может произвести нужное ей впечатление на любого, и уж точно не робела в глубине души и не переживала, что может сделать или сказать что-нибудь не то, просто потому, что с другими всё всегда было «то» и как надо. Так что нынешний опыт был для неё новым и, говоря откровенно, чертовски пугающим. Бояться Кире не нравилось, поэтому она решила, что должна немедленно взять всё в свои руки, чтобы вернуть себе контроль над ситуацией. Правда, для этого нужно было, как минимум, подняться из-за стола. Собственно, еда была съедена, а время на часах близилось к критическому. Можно сказать, всё складывалось удачно.
[indent]— Ну вот, украсила тебя словесной мишурой, как рождественскую ёлку, — хихикнув с лёгким сожалением, Кира заглянула в опустевший стакан из-под сидра и решительно отставила его в сторону. — Теперь ты, наверное, считаешь меня страшно легкомысленной. Вероятно, ты прав.

Кира пожала плечами, несколько нетрезво улыбнулась и торжественным движением положила локти на опустевший стол, сцепив пальцы в замок.
[indent]— Скажи, Август, ты можешь себе представить, чтобы сотрудник Отдела Тайн захотел ещё раз встретиться с такой глупой и скучной девушкой, которая не умеет общаться с симпатичными умными невыразимцами? — непривычно извилисто поинтересовалась Кира, лукаво поглядывая на Руквуда и не задумываясь о том, что фактически лишила его возможности отказаться.
[indent]— Должна тебе признаться: я сильно удивилась, когда оказалось, что ты знаешь про мой День рождения. Но это был очень приятный сюрприз. И тем более жаль, что нам, кажется, пора, — сопроводив свои слова красноречивым вздохом, Кира оправила на шее подаренный Августом платок, порывисто поднялась с места, качнулась на неожиданно высоких каблуках — и весьма удачно привалилась к невыразимцу, своевременно и с непогрешимой галантностью пришедшему на выручку своей спутнице. А иначе и быть не могло — это же Август Руквуд.

Снова обретя надёжную опору в пространстве, Кира приподняла лицо и улыбнулась с таким видом, будто удивилась, но обрадовалась обнаружить прямо перед собой именно этого волшебника. А потом без всякого объявления войны потянулась к Августу и коснулась его губ своими.

+2

10

Сложно было представить большее количество неструктурированной, бессвязной и абсолютно бесполезной информации, выданной в единицу времени, чем та, которую довелось выслушать Августу вечером двадцать четвертого февраля, когда он решил, что организовать спонтанное празднование дня рождения небезызвестной Кире Х., будет хорошей идеей. Впрочем, нельзя сказать, что он был сильно раздосадован или удручен, проводимым временем, скорее оно было ему непривычным и не совсем логичным, если учитывать, что конечный результат, в теории, выторговывался в соседнем Лютном переулке за куда меньшее количество часов и примерно за те же деньги. Вернее, это было бы так, если бы Август рассматривал девушку, как свое одноразовое приобретение, но он был склонен, выражаясь языком грингготских гоблинов, воспринимать её как свою долгосрочную инвестицию.
Даже ему, которого большая часть министерских коллег воспринимала не то гомосексуалистом, не то несколько повернутым на аккуратности асексуалом, было странным даже не пытаться ввязаться в амурную интрижку, и ничего страшного, что происходить это начало в неспокойном семьдесят восьмом. Поэтому он сидел и только улыбался на все глупости, нет-нет, но подрисовывая к ним, не всегда уместно, но как хотелось верить, почти всегда забавно, какой-нибудь энциклопедический факт или маленький, аккуратный комплимент из тех, на которые можно не реагировать, но нельзя не заметить.
Когда Кира отставила свой стакан, опустошив его значительно быстрее, чем Август - свой, а потом разродилась шуточной покаянной тирадой, он постарался изобразить совсем легкое смущение, обратив взгляд своему недопитому сидру, но не преминул парировать приступ в чем-то обоснованной, но совсем ему не нужной самокритики.
[indent] - Но если я теперь похож на ёлку, то становится даже здорово, что ты любишь новогодние праздники, нет? И нет, я по-прежнему считаю тебя очень милой. Это скорее не легкомысленность, а легкость, - весьма детально отозвался он, потратил еще пару мгновений на то, чтобы все-таки расправиться со своим напитком, заодно выслушав, к чему на самом деле все это велось, и не мог не остаться довольным по итогу. На еще одно свидание Кира буквально напрашивалась самостоятельно и весьма удобно.
[indent] - Сотрудники Отдела Тайн бывают разными. Мистер Уисп, к примеру, приличный зануда. Он мог бы и не захотеть общаться дальше, что же до меня, то я бы, пожалуй, прислал еще одно письмо такой “глупой и скучной” девушке, как только бы исхитрился придумать место поприличнее, чем последний столик у кухни в проходной забегаловке.

Невербально уже соглашаясь с тем, что им пора, Август поднялся вместе с Кирой, приготовившись помочь ей с вещами, протянуть пороху для камина или исполнить еще один из мелких жестов, которые мужчине полагается исполнять перед симпатичной ему особой, но оказалось, что все куда занятнее, и придерживать пришлось не вещи и даже не входную дверь, а саму девушку. Тонкая, совсем легкая, она меньше всего была похожа на служителя правопорядка в тот момент, когда её талия оказалась в кольце его рук, а последние регалии и профессиональные различия между ними пали в тот же момент, когда случился их первый поцелуй.
[indent] Вот же маленькая обезьянка.

Какие-то мгновения, едва почувствовав касание её губ к его, Август задумался о том, что будет смотреться логичнее с точки зрения того персонажа, которым он настойчиво притворялся - смелость или робость, но, перемножив имидж и возраст, предпочел выбрать промежуточный вариант. Поцелуй вышел чувственным, но кратким, и немного наивным, какой в целом, выглядела и сама мисс Харт.
[indent] - Это было… Неожиданно, - он смущенно улыбнулся, выпустил девушку из неожиданных объятий, убедившись, что она достаточно уверенно справляется с гравитацией, расправил невидимые складки на своей мантии, и постарался вернуть разговор в прежнее русло, посетовав следом о том же, о чем его спутница переживала до поцелуя.
[indent] - Жаль, что время летит так быстро. Тебя, как сотрудника органов правопорядка, не сильно оскорбит, если я провожу тебя еще немного?

Её не оскорбило. У дверей её квартиры Август поцеловал Киру еще раз, чуть смелее и продолжительнее, будто бы ему придавало смелости отсутствие посторонних взглядов, и, разумеется, с исключительной вежливостью не стал проситься внутрь, предпочтя долгое и вымученное прощание, которого бы якобы не состоялось, если бы не комендантский час, а вовсе не узор на его предплечье.
На выходные, к большой его удаче, у Киры были планы, что освободило ему руки под свои дела, но в понедельник он не преминул прямо с утра отправить в ДОМП еще одну пергаментную птаху, в брюшко которой завернул наскоро зачарованный кнат.

“Привет, Кира. Так получилось, что я взял из дома слишком много еды сегодня на обед. Если у тебя нет никаких других планов и если ты не против посмотреть на Лондон при свете дня, то, может, ты составишь мне компанию?
P.S.: Портключ, если ты согласишься, заработает в половину первого дня”.

+2

11

Манёвр завершился благополучно: Август не пытался отвертеться, не плевался, не оттолкнул её и даже не уронил. Как и положено нормальному молодому человеку в обществе привлекательной девушки, он ответил на поцелуй. Это продлилось всего-то несколько мгновений — и тем ценнее они были. Во всём хорошо чувство меры. К тому же, было бы просто невыносимо слишком долго ждать, как Август отреагирует в целом, а это почему-то казалось сейчас чрезвычайно важным. Когда Руквуд немного застенчиво улыбнулся, осторожно выпустив её из объятий, Кира просияла. Всё складывалось отлично. Прямое подтверждение этого, облечённое в форму слов, звучало и раньше, когда невыразимец заметил, что не прочь встретиться с ней снова, и не заставило себя ждать повторно: Август предложил её проводить.

Вечер завершался неожиданно приятно. Киру не так уж часто провожали со свидания домой, потому что она вообще нечасто ходила на свидания, а в Хогвартсе все и без того уже были «дома», поэтому в том, чтобы пройтись с кем-то до конца коридора, не было ничего особенного. В общем, она сама не знала, как отнесётся к первому, кто предложит проводить её вечером до её собственного настоящего дома. Съёмной квартиры, если быть точнее, но главное концепция! Оказалось, что это очень мило. Август в принципе вёл себя безукоризненно настолько, что в пору было забеспокоиться — вдруг он внезапно станет слишком навязчив и начнёт напрашиваться к ней в гости? Или ещё хуже — действительно окажется Пожирателем Смерти, заманивающим наивных сотрудниц ДОМП в укромное местечко, чтобы потом… Пфф, ну, не съесть же, в самом деле! И провожал он её к ней, а не к себе. И зачем было бы тратить время на ужин, если бы он хотел от неё избавиться? Е-рун-да.

Кире было слишком хорошо, и она перестала думать обо всём, что на тот момент подпадало под категорию «несущественного» — то есть, практически обо всём вообще. Только потом, спустя некоторое время после того как она осталась одна в своей уютной маленькой квартирке, ей пришло в голову, что теперь Руквуд, по меньшей мере, знает, где она живёт, и что с точки зрения её задания разумнее было бы напроситься к нему в гости и оценить обстановку в его жилье. Хотя вряд ли там повсюду стоят алтари, начерчены пентаграммы и висят портреты Гриндевальда и подобных ему личностей. Но проверить надо всё равно, и она проверит. Чуть попозже, когда сердце перестанет так колотиться, а с лица сползёт дурацкая счастливая улыбка. Давно уже пора было взять себя в руки. Не хватало только и в следующий раз вести себя, как идиотка. Кстати, когда он будет, этот следующий раз? Сообразив, наконец, что они говорили о встрече, но так и не назначили точного дня, потому что выходные у неё были уже расписаны, Кира едва сама себе не настучала по голове. Да что с ней вообще такое происходит?!

Вернуть себе душевное равновесие Кире обычно помогала бурная деятельность, и она погрузилась в эту пучину, отправившись отмечать свой день рождения к родственникам, из-за неимоверного количества которых ей банально некогда было заскучать или погрузиться в самокопание, а после нырнула в работу: её прекрасный наставник, похоже, вовсе не шутил, когда обещал засадить её за бумажки после всего, что она наворотила за минувший месяц. Но долго и нудно корпеть над бюрократической писаниной Кире не пришлось, потому что с самого утра к ней прилетела бумажная птичка с посланием — от кого бы вы думали? Вот именно. Нет, нудная работа с того момента никуда не делась, зато перестала быть такой утомительно монотонной, потому что теперь все мысли Киры были заняты предстоящим ланчем.

«Хэлп, SOS! Тону в бумажной волоките, ловлю твой спасательный круг. Если не буду на месте без четверти час, ищи меня на дне бюрократического океана. До скорой встречи,
Кира».

Такую записку она отправила Августу в ответ, подразумевая, что, разумеется, придёт, но не утверждая этого напрямую. Так, чтобы не слишком радовался. Можно было бы, конечно, вообще не отвечать. Но нельзя.

Портключом Кира воспользовалась без двадцати час — и первым делом восхищённо ахнула.
[indent]— Ого, какой вид! — с искренним восторгом воскликнула она, потому что всегда любила высоту, а тут внезапно обнаружила себя на крыше. Август тоже был здесь, в нескольких метрах от неё, и Кира, сверкнув по-детски радостной улыбкой, бросилась к нему на шею. — Привет! — быстро, пока никто ни о чём не успел подумать, она чмокнула Руквуда в губы в качестве дополнительного приветствия и отстранилась, чтобы получше оценить открывавшийся отсюда вид.
[indent]— Август, да ты романтик! Как ты узнал, что я обожаю крыши? Или ты всех девушек сюда приводишь? — это было, конечно, кокетство. Наивное и незамутнённое.

+2

12

Записка, которая вернулась к нему в ответ, была по-настоящему милой. Настолько милой, что Август успел подумать, что практика приема девушек и юношей на службу в правоохранительные органы сразу после школы, пусть и на низшую позицию, но все же является излишне оптимистичной. Кире Харт пока еще в пору было ловить не преступников, а взгляды сверстников на длинные ноги, и украшать не отчеты чернильными буковками, а собственные губки фривольного цвета помадой. Бегать ей тоже куда уместнее было не на задания, а на свидания, и, вспомнив их трепетное прощание на лестничной клетке у её квартиры, Август подумал, что еще пару месяцев назад мог бы серьезно распланировать свою жизнь так, чтобы примерно через год Кира уже оставила работу и осела дома, готовясь к тому, чтобы стать матерью его ребенка. Пару месяцев назад диапазон отыгрываемых им в британском социуме ролей был куда уже, чтобы замахнуться даже на роль мужа. Нельзя сказать, что он совсем не скучал по тому периоду. Тогда все было куда проще.
Однако вышло так, что мысли о собственном наследии, занимавшие его и раньше, отошли в сторону от биологического аспекта. Он об этом нисколько не жалел - ему свойственно было смотреть на такие вещи шире, чем он занимался и теперь, выбрав для свидания из многообразия лондонских крыш ту, с которой можно было видеть, как ставят леса вокруг пострадавшего здания Королевской Оперы. Снаружи взрыв его, конечно, почти не затронул, но трещины и некоторые огрехи, случившиеся в несущих конструкциях требовали и внешних работ. Смотреть на то, как носятся и суетятся вокруг своего культурного наследия магглы, казалось Августу приятным - он чувствовал свою причастность к их труду, свое влияние на них и чувство это нравилось ему ничуть не меньше, чем, как и было обещано, без четверти час поцелуй мягких губ - возможно лучший аперитив перед обедом. Кира, очевидно, решила не слишком его баловать пока и прикосновение вышло кратким, зато, как ему показалось, достаточно искренним.
[indent] - Просто решил, что спасаться от бюрократических потоплений лучше в местах повыше.

Он тоже решил немного пококетничать, вполне осознанно огибая вопрос о других девушках, да и в целом изрядно лукавя. Хотя к его чести, свое лукавство Август даже не пытался скрывать. Невооруженным взглядом было понятно, что пусть и трансфигурированные из валявшегося здесь же мусора, но выполненные с большим старанием стол с клетчатой скатертью и мягкие стулья с обивкой в тон, были приготовлены заранее, как и расставленная едва ли не по линейке сервировка стола.
Тарелки и приборы симметрично смотрели на себя в отражении начищенного бока хромированного баранчика, графин с водой будто с пониманием прислонился к наполненному рубиновой жидкостью декантеру, закуски расположились в разноцветных глиняных мисках и даже белые салфетки для колен свернулись конусами явно не экспромтом.
Над столом, едва волнуясь среди посреди закончившейся календарной зимы зыбкой рябью, крутилась зачарованная сфера теплого воздуха. Подвинув для своей спутницы стул, Август не спешил садиться сам, ненавязчивым, но учтивым жестом взяв в руку декантер.
[indent] - Бокал вина? Или слишком смело в разгар рабочего дня? Если что - оно достаточно легкое и весьма простое, как, впрочем, и кухня. Ты же не имеешь ничего против греческой? Я подобрал немного закусок в их стиле. Лагана, дзадзики, насколько получилось достать - свежие овощи. Стифадо из телятины с рисом на горячее, не сильно хитро, конечно, но я решил, что должно получиться вкуснее, чем в министерской столовой… Хотя признаюсь, отдельно мариновать мясо и отдельно тушить лук с томатами я попробовал первый раз. Сам еще не знаю, что получилось... 

С максимально любопытным, будто пытаясь скопировать наивность сидящей за столом девушки, Август за верхнюю петлю снял баранчик раскрыв еще две миски на подносе под ним - с белоснежным, зернышко к зернышку уложенным горкой рисом и карамельно поблескивающем в красноватом соусе мясом, окантованном стеклянными кольцами распаренного лука. От блюд вверх поплыл горячий аппетитный дымок и, как эстет, Август был необыкновенно доволен результатом, как, впрочем, и самим собой.

+4

13

О таком молодом человеке, как Август, можно было только мечтать. Не слишком напористый, но не робкий, вежливый, инициативный, внимательный, галантный и романтичный, да ещё и работает страшно таинственным невыразимцем — ну, разве не очаровательно? Где вообще сейчас такого найдёшь? Кира даже грешным делом подумала, что если подозрения мистера Крауча по какому-то нелепому стечению обстоятельств вдруг окажутся правдой, возможно, это ещё не будет означать, что Август — какой-то там ужасный злодей. Допустим, он просто попал в не самую лучшую компанию и немного запутался. Впрочем, что это она? Никуда он не попадал, и подозревать его, конечно же, несправедливо!

Быстренько проведя с собой внутренний торг и обелив светлый образ Руквуда, Кира в очередной раз успокоилась и подбежала к краю крыши, чтобы глянуть вниз, перегнувшись через парапет. Высоты она не боялась — наоборот, от неё захватывало дух и возникало жгучее желание тряхнуть стариной и вскочить на метлу. Правда, с учётом обстоятельств Кира ограничилась тем, что подставила лицо под налетевший порыв ветра, позволяя ему разметать её волосы, рассыпав их по плечам. После этого она, счастливо улыбнувшись, снова повернулась к своему спутнику.
[indent]— В таком случае, у тебя безупречная логика и отличный вкус, — констатировала Кира, подходя к импровизированному столу и отмечая безукоризненно ровно расставленные на скатерти приборы. — И безграничное стремление к перфекционизму, — закончила она со смешком.

Стоило признать: подача оказалась даже слишком роскошной для спонтанного обеденного перерыва на крыше. Незнакомые названия звучали музыкой для ушей, а запахи, доносившиеся от расставленных на столе блюд, были и вовсе божественными. Выглядело всё тоже донельзя аппетитно, и, уронив взгляд на карамельное колечко лука, Кира непроизвольно провела кончиком языка по верхней губе.
[indent]— Никогда не была в Греции, но всегда считала, что средиземноморская кухня — это хорошо, — поедая стол взглядом, прокомментировала она, прежде чем до неё дошло, и она вскинула голову. — И ты приготовил всё это сам?! Август, это самый романтичный обеденный перерыв в моей жизни!

Прежде чем Кира успела договорить, она уже висела у невыразимца на шее, обхватив её кистями рук. Разумеется, она его поцеловала, с одобрением, признанием талантов и немножечко даже с восторгом от того, что такое сокровище досталось именно ей. И не имело решительно никакого значения, что обеденные перерывы в её жизни в принципе начались всего каких-нибудь полгода назад.

Отлепившись, наконец, от своего рыцаря в сияющих доспехах, стремительно обраставшего достоинствами и добродетелями, Кира, продолжая сиять лучезарной улыбкой, всё-таки опустилась на предложенный стул и ещё раз с удовольствием втянула исходивший от еды слегка пряный аромат.
[indent]— Я только что поняла, что страшно хочу есть! Но от вина, пожалуй, лучше воздержусь: алкоголь действует на меня слишком сильно, а прошла ещё только половина дня. Не думаю, что стажёру стоит так рисковать.

Ждать дольше было никак не возможно: Кире не терпелось попробовать, каких средиземноморских деликатесов наготовил для них Август, и она самозабвенно отдалась этому занятию, нахватав себе всего понемногу.
[indent]— Где ты научился так готовить? — не утерпев, поинтересовалась Кира, когда первое гастрономическое любопытство было удовлетворено. — Это потрясающе вкусно! И красиво тоже, что немаловажно.

Чувство насыщения к Кире пока ещё не пришло, поэтому сохранять живость впечатлений было легко.
[indent]— Давай, признавайся: кулинарные шедевры каких стран мира у тебя ещё есть в запасе? Кстати, если тебя вдруг потянет на эксперименты, имей в виду, я готова быть твоим личным дегустатором.

Идеальный во всех отношениях парень, который ещё и вкусно готовит. Разве не мечта?

+2

14

Пожалуй, Кира ему в хорошем смысле нравилась. Август знал несколько девушек, которые нравились ему в плохом, но Кира к ним не относилась, и относить её к ним в принципе не стоило. Все же теперь, когда он обзавелся не особо симпатичным, но знаковым рисунком на предплечье, ему подобало чуть лучше сегментировать свою жизнь и для абсолютного большинства вести ее максимально заурядно и безопасно. К тому же “плохих” развлечений, чтобы удовлетворить потребность в них, хватало с лихвой и вне зависимости от его персональных намерений. Одни только строительные леса, возводимые вокруг Оперы, и так нежно поглаживающие его тщеславие, были тому недурным доказательством. 

Киру же пока, безо всяких далеко идущих планов и крупных, своих и чужих стратегий, было приятно обнимать за талию, которая казалась какой-то совсем тонкой и хрупкой в его руках, несмотря на плотные слои одежды и грубую казенную ткань форменной мантии. Кира была не сильно ниже Августа ростом, но ощущалась все равно маленькой и невесомой, когда цеплялась ладонями за его шею и, несмотря на не самую женскую профессию, все равно приятно пахла и очень чувственно, с большой охотой целовалась.

Конечно, в ней пока еще хватало несовершенства, и хотя бы ради приличия и уважения к его готовке и сервировке стола, она могла бы сделать малюсенький глоток вина или просто подержать его в бокале, для дополнения картины, но для построения “нормальных” отношений с такой мелочью Август готов был смириться. По крайней мере, пока.

Он взмахнул палочкой, чтобы вино перекочевало обратно в оставленную в корзине для пикника бутылку и упокоилось там до поры под плотно устроившейся в плену узкого горлышка пробкой. Делать тот самый, упомянутый выше, глоток ради вежливости, вкуса и поддержания картинки в одиночестве он счел не совсем верным тоном. Лучше было показать, что он во всем готов поддерживать свою милую, бойкую обезьянку, так волнующуюся о своей карьере. 
[indent] - Так и запишем - никакого вина в середине дня больше. Хотя жаль, с ним получается гораздо вкуснее. Видимо, придется компенсировать тебе этот обед каким-нибудь ужином.

Он улыбнулся тоже. Улыбка всегда хорошо прятала внутренние расстройства, а сейчас еще придала фразе отнюдь не лишней двусмысленности и сквозила намеком на будущее, куда более интимное свидание, с которого им обоим не надо было торопиться на работу. Этому ощущению Август дал немного повисеть в воздухе, прежде чем вернулся к рутинной болтовне, куда больше подходящей едва ли не школьному еще возрасту почти что его девушки. Беззаботно пожав плечами и принявшись непринужденно раскладывать блюда по тарелкам, Август, не кривя душой, покаялся в своих талантах и страстях к кулинарии.
[indent] - Много ездил. Долго жил один. Это достаточно заурядная история. К тому же я люблю узнавать что-то новое.

Что-то новое, что приносило результат. Яркие взрывы вкуса или разнесенное во все стороны крошево мраморной пыли колонн. Маринованная в вине телятина или аккуратно отвешиваемые до второго знака после запятой кристаллы аммиачной селитры. Щепотка орегано или короткий щелчок выбивамой искры детонатора.
[indent] - Положить тебе овощей? - Привставая и нагибаясь над столом всякий раз, чтобы до чего-то дотянуться или поухаживать за Кирой, Август придерживал одной рукой полы одежды, отчего почти все его движения походили на учтивый поклон. Его это забавляло, и ему нравилось думать, что для девушки такая обстановка непривычна.
[indent] - Рецепт стифадо подсмотрел в одном из маггловских журналов по кулинарии, например. Когда представляю, сколько времени у них занимает приготовить все это без магии, испытываю легкое восхищение, признаюсь.

Правды в этом было маловато. Восхищение для Августа было не самой привычной эмоцией, но ему казалось, что Кире будет приятно, если он, пусть и косвенно, но отзовется таким образом о её корнях.
[indent] - Как отметила день рождения?

В конце концов, ему нравилось быть учтивым, потому что он не возражал, когда термин “восхищение” применялся к нему, а от девятнадцатилетней девочки ожидать его было вероятнее, чем от кого-либо еще.

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [24.02.1978] 50 First Dates


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно