Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [05.11.1977] Asphyxia


[05.11.1977] Asphyxia

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/857390.png[/icon]

Asphyxia


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/939954.png

Участники: Bellatrix Lestrange, Pollux Black

Дата и время: 05.11.1977, на заре.

Место: Блэкшилд, отчий дом.

Сюжет: не важно, когда аисты улетают, важно когда возвращаются.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-05-21 12:27:08)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+3

2

[indent] На заре.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/857390.png[/icon]
[indent] Я стою перед главным фасадом Блэкшилда и не могу отвести взгляд... как величественен этот дом, как прекрасен в своём звучном сопрано древней, охраняющей магии. Чары и заклинания давно сплелись в этом поместье сложным узлом магических формул, которых и не увидеть воочию, но невозможно не почувствовать кожей, тонкими волосками на загривке, кончиками пальцев... Блэкшилд - сама память Средней ветви, само её состояние. Мне хочется снять туфли и почувствовать обнаженными ступнями мощеную дорожку перед партером, колючие мелкие камешки с осколками белых морских ракушек и пожухшую от холода траву. С этим домом меня связывает многое: рождение, детство, отрочество и юность... Я дышу этим утренним воздухом и сейчас совершенно ясно понимаю, что юность моя закончилась, теперь я могу её только вспоминать. А я помню, что тогда и там, в те года, я не чувствовала себя счастливой. Мне казалось наоборот, что все сложно: меня не понимают, не слышат, не видят, не относятся всерьёз... Отказ от обучения боевой магии от отца и сдержанное участие матери в моей жизни - тёплое ласковое, словно летний ветер, но такое же мимолетное. Но теперь-то я знаю, что там и тогда было счастье, чистое, тихое, семейное. Которое априори не замечаешь, пока оно не угаснет. А тогда я ничего не знала, зато так всего хотела, как же я ждала от жизни чего-то неповторимого, невероятного, свершений и удивительной судьбы. Побед - ярких, у всех на виду! Я всё время ждала чего-то и страдала, что мне мало, просто до состояния истеричного удушья, мало всего того, что происходит со мной. Я так хотела всё попробовать, и как можно скорее!
[indent] Я помню, как юность пухленькими детскими ладонями перевела меня в молодость, ощущаю это по тому, как меня встречает поместье: не распахивает свои двери, как для ребенка, будто бы сглаживая защиту, словно её и нет вовсе, а заставляет постучать, обозначить себя, хоть я кровный родственник и в своем любимом статусе самой ожидаемой гостьи хозяина. Спрятав пустой портал в карман плотной антрацитовой мантии, я вскидываю вверх палочковую руку и жду, пока тяжелые двери сами распахнутся передо мною.
[indent] Наконец-то.
[indent] Твоя обитель, дед, встречает меня утренней тишиной и услужливыми эльфами. На вопрос, встал ли хозяин мне отвечают, что вы, милейший, ещё изволите почивать, и я отправляюсь в главную галерею с высокими окнами, где висит наш гобелен. Я не буду томиться ожиданием, ведь встречать рассвет в этом месте прекраснее всего на свете: наблюдая, как солнце скользит по морским волнам вдалеке, как оно приветствует землю в новом дне, и с наслаждением ощущая, как выравниваются собственные мысли и сглаживаются прошлые обиды. Чарующая осень в Блэкшилде - время, когда опавшие рыжие листья купаются в этом мягком свете утреннего солнца, когда небо над столетними деревьями потрясает своей неопределенностью, открываясь взгляду в ярко-бирюзовых и темно-серых тонах одновременно. Когда спокойствие овладевает всем повсюду, окутывая в золотистые лучи с переливающимися в них невесомыми пылинками.
[indent] Сняв уличную мантию, я остаюсь в строгом платье цвета цинковой стали, что скроено с небольшим треугольным вырезом на спине - его всё равно спрячет волна моих длинных волос, но само его наличие выдерживает общий стиль моей натуры, когда как общая строгость образа вычерчивает силуэт со старанием примерной институтки, - которой я никогда не являлась, - заканчивая всю композицию коротким шлейфом и придавая моей фигуре статичную завершенность. Так я одеваюсь для этого поместья, для Блэквилля и... для Лестрейндж-холла.
[indent] Я люблю это время, оно приносит в поместье умиротворение и покой. Когда я была помладше, то часто стояла перед самым дальним окном в большой галерее и смотрела вниз через высокое, от пола до потолка, плоское и без подоконника, выдраенное домашними эльфами до поистине волшебной прозрачности, невидимое, как воздух, стекло. Оно открывало самый загадочный вид, каким он, почему-то, казался мне в это время года - на боковую часть Блэкшилда с плитами, укрытыми сейчас ковром из цветных, мертвых листьев, уходящих вдаль, к дороге в парк. Я прислонялась лбом к стеклу и смотрела на то, как лучи осеннего солнца играют с тонкими паутинками, как они путаются в хрупких веточках и проскальзывают через еловые иголки. Меня заманивала эта тишина, успокаивала, заставляя не думать ни о чем другом, кроме неё. Я всегда прибегала смотреть в это окно, чтобы собраться с мыслями или привести нервы в порядок. Вот и сейчас, молодая замужняя женщина, я стою перед этим окном, касаясь лбом прохладного стекла, и руки в замке за спиной - смотрю на дорожку и ни о чем больше не думаю... мои проблемы, связанные с бесплодием и его прямой связи с некромантией мучают меня уже какую неделю, и сейчас у меня просто не остается сил это мусолить. Я не буду жаловаться вам, лорд Блэк, ибо это унизит наши отношения, однако вы легко сможете понять, что сегодня всё не так, и при желании докопаться до истины самому. Всё не так или же не совсем так со мной. Моя бездетность по сути всего-то трагедия одной единственной женщины, но бездетность Рудольфуса есть смерть всей старшей ветви Лестрейнджей. Заслужил ли он подобное?
[indent] В самом замке тихо и тоже необыкновенно спокойно - мы сегодня одни. Мне приносят чай сюда, прямо в галерею, и насладившись им, я медленным шагом подхожу к гобелену. Мягкие туфли гасят звук шагов, но едва мне стоит повести кончиками пальцев по выжженному имени кузена, что всё ещё золотой обугленной нитью тянется от имен моих дяди с тетей, я начинаю чувствовать лопатками ваш взгляд. Как раз посередине, в самый оголенный треугольник спины, в позвонок, что сейчас скрыт волной волос. Сперва я оборачиваюсь только плечами, но встретившись с вами взглядом, улыбаюсь и сажусь в глубоком балетном реверансе.
[indent] - Мистер Блэк. - я люблю эти наши игры в дистанцию и наш псевдо-официальный тон. Мистер-мисс-миссис, но я уже сменила свой статус. "Мистер Блэк-миссис Лестрейндж"... Но ведь и правда очень забавно, как много разных личностей можно подставить под первую фамилию.
[indent] Я неспешно подхожу к вам и касаюсь вашей щеки скромным, дочерним поцелуем. Я обожаю этот запах железной дороги и дорогого табака, запах путешествий, невероятных историй, защищенности и уверенности, что вы всегда решите мои проблемы всего лишь одним властным словом.
[indent] - С добрый утром, дорогой дедушка.
[indent] Стоит ли говорить, как я скучала?

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-05-21 12:27:17)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+6

3

[indent] Тонкая и бледная рука супруги покоится на его плече - стоит молчаливая позади, рассматривает привычный хаос на рабочем столе - Поллукс и Ирма в кабинете хранителя Блэкшилда. А кабинет - Поллукса сердца крепость. Он сидит погруженный в эти бесчисленные бумаги, в эти переписки, в ворох проблем, которые решает вот уже более полувека. Дела предприятия Блэков, вопросы чести имени, долг перед фамилией - эти константы когда-то заменяли ему воздух в легких - Поллукс стремился по жизни куда-то всегда рвано и нагло, ногами раскрывая все двери на своем пути. Жизнь словно бой, словно вереница вызовов, что тестирует тебя - насколько ты достоин носить с честью свое собственное имя.

- Ты думаешь, что ты все имеешь по праву рождения, - голос отца из далеких темных воспоминаний проносится в моем сознании, и я пропадаю куда-то в глубину - ту часть, которая все меньше и меньше дает отклика. Часть детства, часть ребенка - когда плечи не сковывал груз ответственностей и обязательств. Когда руками можно было свободно взмахнуть - так, чтобы грудная клетка выгнулась. Так, будто бы на кистях нет десятка обетов и клятв - наследие прожитых лет, побед и столкновений лицом о землю. - И безусловно ты будешь прав, сын - наша фамилия словно ключ, словно печать - при взгляде на твои фамильные черты лица, при слухе о твоем происхождении многие вещи будут решаться сами собой. Но, однако... второй волной будет безмерный лист и условностей, которые ты обязан будешь соблюдать, - отец - молодой мужчина. И при этом его голос звучит словно промозглый ветер из северных гор - отец тяжело выдыхает, останавливаясь в их променаде. Оборачивается на восьмилетнего Пола. Кладет ладонь на его плечо, всматривается в глаза. - Непременно ты думаешь, что понимаешь меня - ты уже обязан соблюдать этикет и традиции, ты уже скрываешься за формализмом обхождения в обществе словно солнце за горой во время заката. Но, сын, это не идет ни в какое сравнение с тем, что предстоит тебе испытать в будущем. Будут периоды, когда силы будут покидать твое тело и дух, когда опустошение и озлобленное осознание собственного бессилия будут овладевать тобой. Дом казаться крепостью. Близкие - тюремщиками. И тогда фамилия наша окажется не привилегией. Пыткой.

[indent] Все чаще и чаще эти слова отца стали его настигать, догоняя. Прежде не понявший посыл отца Поллукс теперь все больше и больше находил горечь и боль, осознавая истину - они все здесь были несвободными. Отец, бегущий от своих демонов в этих рабочих командировках. Он сам, увлеченный идеей исследовать мир и познать себя глубже. Все казалось ложью - вся Европа, весь мир, умещались в границы собственных тюремных стен. Кровью была ограда.

[indent] Кровь обрекла любимую старшую дочь из раза в раз сталкиваться словно волны моря о камни - характер собственного старшего сына. Ребенок, рожденный для заклания - наследник. Не мог же он сказать ей тогда, как тяжел и тернист был тот венок преемника их благородной и древнейшей фамилии. Не мог же Поллукс сказать своей малышке Вэл - горе связываться с этими обязательствами, с этим сухим формализмом и грузом взоров вереницы высокомерных предков, требующих каждый свой вздох сопоставлять с честью ибо и твое дыхание - их жизнь и продолжение.

[indent] Поллукс бежал от себя. Бежал от собственного долга, и услады женских тел были десятилетиями ему отдушинами - так просто и так действенно просто уравновешивать себя и кровь в глубине собственной души. Чарующие изгибы, черты лица, шелк волос и драгоценности во взглядах - мужчина наполняется женской красотой, когда сил и выдержки ему необходимо больше того, что его собственные ресурсы готовы для него предоставить.

[indent] Ирма знала все это - не могла не знать. Ирма понимала все. И потому ее нежная ладонь сейчас мягко и едва заметно оглаживала его правое плечо. Сама стояла по левую сторону от кресла, в котором Поллукс сидел.

[indent] - Пойдем спать, - ее тихий шепот. Она будто бы чувствует - во тьме его кабинета, в пространстве освещенном лишь парой горящих свечей, не стоит сейчас говорить громко. Сейчас она - мягкая поступь кошачьих лап. - Уже первый час, Пол. Ты много сегодня работал.

[indent] И действительно. Поллукс не отвечает ей голосом - он отстраняется от стола, чтобы перехватить ладонь жены. Целует нежно. И поднимается на ноги, выходя из-за стола - макушка жены теперь ниже линии его плечей. Его руки плавно оглаживают линию ее спины. Кивает - пойдем. Улыбается. Ирма ведет их на домашний этаж хозяев поместья. Неспешные шаги ног, бедра огибаются мягкой тканью ночнушки и накинутого поверх нее халата. Они подходят к дверям их спален, когда Ирма оглядывается на Поллукса. Коса ее волос, серебро седины, тихо блестит под нежными лучами лунного света. Поллуксу не надо спрашивать, о чем вопрошает ее взгляд - он снова кивает. И Ирмы глаза загораются - теперь она ведет их в комнаты ее спальни. И там, перед кроватью, она медленно его раздевает - стягивает с широких плечей камзол. Тянется к серебряному зажиму для галстука - снимает его, развязывает сам галстук неспешно. А Поллукс тем временем манко своими ладонями исследует ее тело - оглаживая спину, освобождает ее силуэт от шелка халата. Касается плечей, а затем и талии, бедер. Ирма добирается уже до его рубашки - смешно, словно девочка, на носочках, помогает стянуть рубашку. И тогда ее ладони окажутся на его оголенной груди. Привычно кончики пальцев оглажут один из шрамов на ребрах.

[indent] Поллукс не скоро заснет той ночью - он будет долго смотреть на услажденную довольную Ирму, на улыбку ее спящего лица, на шевеление ее груди от глубокого дыхания. Его жена. Мать его признаваемых обществом детей. Бабушка общих внуков. Позади - целая история, прожитая жизнь. Позади - прошлое. А вот будущее... у Поллукса чувство, что будущее будто бы песок в его ладонях сквозь пальцы испаряется в темноту. Будущее - старость. Будущее - время уже следующего поколения, в которое у Поллукса нет веры.

[indent] Все держалось на едином Регулусе - ребенке, окруженном яркими палитрами разгорающихся военных действий. Сириуса Поллукс упустил - для семьи не было толка от ребенка, живущего своим горящим я - не тем, ярмом, которое все с достоинством вокруг носили. Поллукс не справился с тем делом, которое был обязан совершить - с делом своего собственного отца. И потому так сложно и невозможно было принять решение дочери, что будто бы специально произвела ритуал выжигания, когда его - Поллукса - дома не было.

- Он еще ребенок, - Поллукс смотрит тяжелым взглядом на своего брата, на свою плоть и кровь. Но Арктурус не его полета птица - это виднеется в сумрачном холоде его острого взгляда. Перед ним как всегда не близкий человек - глава их рода. Начальник. Умнейший. Паук внутри собственной блестящей сети интриг и власти. - В этом же самом возрасте твой собственный младший брат творил ахинею и своим поведением угрожал репутации нашей семьи - никто никогда всерьез не задумывался о том, чтобы выжечь его, - Поллукс на ковре кабинета Блэквилля. Арктурус, облокотившись на спинку кресла, сидит за столом перед Поллуксом. Их разделяет десяток метров.
- Регулус не был наследником, - конечно же - ответ Арктуруса так прост и очевиден.
- Это не ответ, и ты знаешь! - Поллукс не намерен отступать. Напротив - разрывает дистанцию, ступая ближе к брату на несколько шагов. - Ты лично дал добро на то, чтобы в будущем перевести Сириуса в ранг второго.
- Я передумал, - его ответ - все так лаконично. Поллукс глядит на Арктурса в недоумении, а тот все таки соизволяет пояснить ход собственных мыслей - поступок крайне для него редкий. - Он рожден наследником. Так сама природа повелела - он или готов...
- Ты ставишь на кон все наше будущее! - кричит Поллукс.
- Значит, тому и быть.
Эти мрачные, тихие, страшные слова проникают в Поллукса ядом. В неверии смотрит на своего брата. И медленное осознание впаивается в его голову. Чудовищное.
Поллукс не говорит Арктурусу ни слова - он покидает его кабинет, стремится скорее вон из Блэквилля, из Англии, из этого пресного серого острова. Напиться и позабыться. Отложить мысли об этом, их для себя, своей жизни, значения. Все или ничего - никто не знал, но среди них двоих это Арктурус был всегда тем еще отчаянным человеком, не терпящем полумер. Просто слишком сложно подобное обнаружить, когда человек с подобным мировозрением транслирует выдержанный курс политики древней семьи, когда человек мало играет акцентами собственных эмоций и мыслей - все держит в себе.

[indent] Выжигание Сириуса не потрясло Поллукса - в конце концов, на его глазах происходили вещи и куда хуже. Убийство дяди, к примеру - Поллуксу не было и 17 лет, когда отец с пустым выражением лица совершал решенное советом рода. Но все же какая-то душевная рана обазовалась в нем. Она отразилась трещиной в монолите Поллукса духа, силы - в него проник сковывающий душу страх. Вопросы смысла и значения его собственной жизни стали все чаще проверять на прочность крепость его сознания - пронзительная мигрень в висках. И глубина терзаний экзистенциального толка. Волнения наследия Вальбурги, боль при мыслях о наследии нелюбимого сына - что творилось сейчас с Беллатрикс. Проходила ли она путь, схожий судьбе его брата - Регулуса?

[indent] Беллатрикс... его маленькая девочка. Поллукс улыбается, когда перед глазами встают воспоминания о ней - каким милым и прекрасным ребенком она была. Цветок, проросший из тела своего отца - Поллуксу будто бы сама природа возмещала всю ту ярость и разочарование, что он испытал по вине своего младшего ребенка. Особенного ребенка - названного в честь покинувшего мир своего отца. Едким разочарованием было видеть их с отцом различие. Аврор, чтоб тебя.

[indent] Поллукс засыпает в третьем часу - дыхание жены и сильный дождь за окном, порывы ветра - ему колыбельная. Поллукс просыпается в шестом часу - быстро колочащееся сердце и пот на спине, впитанный свежими белоснежными простынями их супружеской постели. Долгое время он стоит под холодным душем и капли воды стекают по его подтянутому высокому телу, будто бы смывая марево кошмаров и глупых ночных терзаний сердца. Именно там - когда ритуалы начала дня уже начали свой ход - Поллукс кожей чувствует реакцию магических защитных чар своего дома. Поллукс прикрывает глаза и чувствует ее подступь. Плавные и женственные движения тела - в обитель его ветви степенно вплывает Беллатрикс - ее магический подчерк особенный, оседет металом и терпким привкусом на языке.

[indent] - Подай нашей гостье чай, Рхан, - загрушенный звуками льющейся воды приказ Поллукса звучит в ванной комнате его личных комнат. И все же эльф его слышит - в подтвержении об услышанном наказе, рядом с Поллуксом случается магический щелчок. Поллукс вновь прикрывает глаза - на этот раз вновь возвращаясь к единению с очищающей разом водой.

[indent] Черные брюки и простая черная рубашка с уже закатанными чуть ниже локтей рукавами. Формальные черные туфли из кожи - дома в Блэкшилде Поллукс ходит босиком редко. Этот дом - формальный. Этот дом - британский. Стоит всегда учитывать местоположение и окружение. Беглый взгляд в зеркало - на себя, на аккуратную бороду с проседью. Последний штрих - полюбившийся парфюм, который Поллукс не меняет вот уже несколько лет. Вот и все - расслабленными и уверенными движениями он покидает второй этаж личного крыла и спускается на первый этаж - в галерею, что служит формальной гостиной для всех гостей Блэкшилда. Поллукс ступает уже за границы дверного проема - его внимательному взгляду предстает силуэт Беллатрикс, что стоит к нему спиной напротив их семейного габелена. Кончики ее пальцев - и само ее внимание - на новом выжженом объекте гобелена. Поллукс про себя замечает эту деталь. И сразу же переводит собственное внимание - тяжкие думы о Сириусе подождут. Дети не терпят конкуренции, даже когда они перед тобой наедине те-а-тет. Беллатрикс чувсвует его взгляд. И как правильная девочка, чтящая формализм и в него ироничные игры, она приседает перед ним в своем глубоком реверансе.

[indent] - Мистер Блэк. - звенящий ее голос, хриплый бархат. В этой ткани звука столько породы, столько для Поллукса внутренне приятного - он смотрит на нее без улыбки, но наслаждается красотой ее движений словно произведением искусства, что ныне блестит для него одного. Она поднимается и идет к нему навстречу. Подобно змее - серебрянной. Поллукс таких часто видел в Африке. Видел как люди умирают от одного их укуса или удушения - ломаются кости. В этот раз змея выбрала первый вариант - она касаетя его правой щеки скромным поцелуем. А он мягко едва касается ее спины рукой.
[indent] - С добрый утром, дорогой дедушка.
Вот теперь улыбка расцветает на его лице. И он склоняется в поцелуе - губы касаются Беллатрикс лба.

[indent] Интимность и нежность, хрупкость мгновения. Эти секунды Поллукс впитывает всем естеством, а затем без единого сопротивления разрывает. Отстраняется от Беллатрикс, ступает вглубь галереи, разворачивается обратно к внучке. Внимательным взглядом осматривает - выглядит нормальной, правда бледновата. Не зря ведь Вэл говорила, что уж больно как-то Беллатрикс похудела. Но с облегчением для себя Поллукс не видит болезненности. И взволнованной Беллатрикс не выглядит. А потому зачем нарушать уже устоявшуюся традицию?..

[indent] - Ну что, Белладона, разомнем тела? Надо проверить - вдруг ты уже меня превзошла у дуэлинге, и я обманываюсь, с высокомерием считая себя лучшим бойцом в семье, - энергия в его словах - звук голоса заполонил всю галерею. Поллукс предлагает внучке локоть и они идут в дуэльный зал плечом к плечу - коридоры Блэкшилда широкие, две фигуры не будут скованы в движениях.

[indent] Поллукс идет, бросая на Беллатрикс взгляды - гордый профиль ее лица и горящие глаза. Точно, его порода.

[indent] Путь не занимает много времени - зал для тренировок распологается на том же этаже, ближе к черному выходу из поместья. Потолки зала высокие - больше трех метров. Окна панарамные. Беллатрикс останавливается уже пройдя всего пару десятков метров, а вот Поллукс проходит много глубже в зал. Опять таки - все так, как уже завелось у них по привычке.

[indent] Палочка в руках. Традиционная поза уважения и приветствия соперника. Поллукс подмигивает Беллатрикс, но когда звук гонга раздается по зале, извещая о начале боя, лицо его становится серьезным. В этом деле нет места рассеянности.

[indent] - Limbo Mist.

заклинания

[indent]Limbo Mist: Относится к категории иллюзионных. Создает золотистый неплотный туман, стелющийся на высоте около метра над землей. Человеку, попавшему в него, кажется, что небо и земля поменялись местами. Максимальная площадь, которую может покрывать заклинание — круг диаметром 20 м.
[indent] Сила броска на 6

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/109116.png[/icon]

Отредактировано Pollux Black (2021-05-21 20:01:23)

+6

4

[indent] Я всегда скучаю по этому поместью. Это слово так неописуемо, ничтожно мало, чтобы передать всю тоску по нем, и вот я снова напитываюсь его энергетикой, пространством и мощью. Дома и стены помогают. И та отдача от магии, что прозвучит сегодня также наполнит меня новыми силами, чтобы творить магию свою, во благо нашей великой миссии. Эта своеобразная подпитка домом уже давно стало моей доброй традицией - в минуты печали и радости сомнений и уверенности, я всегда была здесь. После Хогвартса, до и после путешествия, перед свадьбой, после смерти матери мужа... перед самым своим судьбоносным решением.
[indent] Каждый раз, когда мне не хватает жизненного ресурса, я появляюсь здесь, ведь именно здесь я могу получить такую поддержку, что хватит на нескольких меня.
[indent] И знания, разумеется, я стремлюсь получить максимум знаний, ибо старшее поколение у нас очень не вечно, а по негласной традиции Блэков, если за всю жизнь ты не прикончил ни одного родственника, то жизнь прожита зря. К маггловской бабушке Гриндевальда и псевдо-великих мира сего, они даже в половину не представляют опасности, которую несет один урожденный Блэк для другого. Не так ли, дедушка? И так сложно это понять, так тонко прочувствовать эту связь, что не может оборваться даже брачным ритуалом и вхождением в другую семью.

- Ты почти каждые выходные ходишь в гости туда. Не надоело? - два атлантических моря в серых ободках, насмешливый взгляд и ироничная улыбка - есть в нём что-то парадоксальное, тревожное, словно подозрение в неверности всем и вся. Хотя, разумеется, не может такого быть.
Рудольф в строгом фраке, вплетающий ей в волосы роскошные цветы, Рудольф - поджарый, изящный, с разметавшимися по подушке волосами, Рудольф, лишь один раз сказавший, что любит и никогда не требовавший ответных слов. Ворчливая нежность, прорывающаяся временами сквозь фамильную маску. Личность как фон, как рука, на которую всегда можно опереться. Как что-то обыденное, но неотъемлемое.
- Нет. Я же не хочу, чтобы люди говорили, что всему, что умею по дуэлям, я научилась в браке, у мужа. Поскольку это совершенно не так...
Это воспоминание кто только не видел, вскрытое в на уроках легилименции, я скоро просто обязана модифицировать его в щит. Только вот я не сильно искусна в игры с разумом, моих воспоминаний накопилось так много, что я уже не в силах выбрать из чего строить свои ментальные баррикады.

[indent] Я помню, когда это началось... Матушка в очередной наряжала меня в пышное платье с атласными лентами, когда я крутилась в примерочной частного портного, чтобы быть в тот день самой хорошей дочерью и получить потом подарок. Та мужская рубашка из тонкого хлопка стоила всего два сиккля, но я уже видела, как завязываю ворот в тугой узел, как одеваю поверх зачарованную делюминационными чарами мантию, как ставлю в набедренный пояс ампулы с заживляющими зельями, как устанавливаю на жилет артефакты... Как прикрепляю к мантии значок.
[indent] Ту рубашку я сумела надеть даже под свадебное платье. На удачу.
[indent] Я узнаю это заклинание лишь в теории и использую свою возможность аппарировать в этом доме, - в сторону, прочь, - ведь габариты нашего дуэльного зала позволяют мне это.
[indent] - Вы льстите мне, дедушка, едва ли мне подвластно это заклинание. - я люблю беседы в процессе, ибо в них рождается истинное обучение. - Однако это не значит, что я не знаю, о чем оно.
[indent] - Иллюзорное? Чтобы запутаться, забыться? - я рассуждаю о загадке, которую несет себе эта чара. Вы никогда не отдаете мне атаку просто ради самой её, и ваши заклинания всегда имеют подтекст, всегда рассказывают мне как о настроении, так и о намерении что-либо поведать, чему-либо меня научить. Наши бои всегда несли образовательный характер. Ведь иначе бы они проходили во всего два удара - сначала начала ударяла бы вы, а потом о паркет ударялась бы я. У меня нет никаких иллюзий на свой счет, однако сюда я пришла за знаниями, а также за беседой. Возможно что-то сегодня тревожит и Вас? В вашем взгляде я вижу ночь тягостных размышлений, и одна эта мысль ложится мне на плечи неимоверным грузом. Я ли причина? Или те, что Выжженные? Те, кого уже нет с нами или те, кого мы отправили на Авалон силой собственной магии? Мертвые не вернутся, дедушка, а Выжженым... на нас плевать. Стоит ли по ним тосковать?
[indent] - На это Вы намекаете мне этим заклинанием? - я быстро перехожу на линию атаки, и в одно движение вскидываю палочку. Кто атакует - тот ищет. - Уверяю Вас, милорд - сейчас я нигде не блуждаю. Fundo Farrago!

...magic...

- Сила ухода на 11
*Fundo Farrago -
Искусственно создает давление на объект, действующее в направлении, в которое маг указывает палочкой. Оттесняет противника, если противник оказывается прижат этим прессом к какой-либо поверхности — прижимает к ней, лишая возможности двигаться. Если маг достаточно силен, то созданное им давление способно лишить оппонента возможности дышать, тем самым убив его. Сила давления и скорость движения "пресса" определяются силой, вложенной в заклинание.
- Сила атаки на 7
кубики

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/857390.png[/icon]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-06-25 06:15:58)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+4

5

[indent] Аппарация удается Беллатрикс прекрасно. Увидь Поллукс своими глазами результат иной - к самому себе он бы обратился с тяжелыми вопросами. А достаточно ли ты сделал для нового, молодого, поколения? Сколько часов посвятил, сколько сил вложил в развитие их навыков, разума? Не важен был факт замужества Беллатрикс - та оставалась ребенком его семьи, носителем имени Блэк. Это было всем.

- Только имя вечно, - любил частенько повторять кузен Арктурус, устремляя свой пустой взгляд куда-то в дали пейзажей за своим окном кабинета.
Странная фраза - Поллукс частенько в одиночестве размышлял над словами кузена, главы дома. Только имя вечно - фраза простая. Да что таится за ней - Поллукс даже сейчас, на восьмом десятке лет, не мог разгадать. Тьма тумана и Арктуруса неизведанная натура.
- Не это ли наша ноша - делать все, чтобы эта вечность оставалась в сохранности? - спросил как-то Поллукс Арктуруса. Да тот с таким недоумением в глубине, медленно поворачивая к Поллуксу голову, посмотрел на него. "Не понимаю", - думал Поллукс, опуская взгляд и отпивая из своего стакана, - "никогда не понимал и, кажется, не пойму".

[indent] В прыти Беллатрикс столько задора юности. Именно с ней, с любимой внучкой, Поллукс с раздражением про себя осознает - стареет. Смерть бескрайняя ступает к нему на шаг ближе. А меж тем столько проблем и вопросов не решено. Даже этот - иронизирующий перед ним.

[indent] Странно, но сегодня Поллукс не поддается Белле - на ее слова, вопросы, он не реагирует. Просто смотрит на нее взглядом сложным, тяжелым. Взгляд не громоздится Беллатрикс ей в грудину, не давая дышать. То иное - вспыхивает зеленое солнце и горизонт оборачивается вокруг своей оси. Словно как в том самом заклинании, ранее Поллуксом произнесенным.

[indent] Слова Беллатрикс странные.  Вроде бы ей присущие, но Поллукс и нечто инаковое безусловно интуицией чует.
Слова странные, а вот выбор заклинания - напротив. Узнает внучку.

[indent] Его ответ - невербальный. Идентичный.
[indent] - Fundo Farrago, - мыслеформа четкая, движение руки точное.
[indent] Поллукс, надавливая на Беллатрикс магией, ступает к ней навстречу на несколько шагов. Внимательно за ней наблюдает. Это все длится не меньше минуты. Только затем, очень тихо, Поллукс произносит свое следующее не заклинание - проклятье.

[indent] - Macular Oculus.

заклинания

Сила ответного Fundo Farrago - 8

Сила Macular Oculus - 6
Затуманивает зрение жертвы, вплоть до возможности различать только темноту и свет. Последствия лечатся с помощью заклинания Oculus Rasa.

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [05.11.1977] Asphyxia


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно