Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.07.1945] И Я ПОМНЮ КАК ПОРТИЛАСЬ КРОВЬ


[25.07.1945] И Я ПОМНЮ КАК ПОРТИЛАСЬ КРОВЬ

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

И Я ПОМНЮ КАК ПОРТИЛАСЬ КРОВЬ


закрытый эпизод


И я помню как портилась кровь
И я видел и увижу вновь
Стой и смотри
Как всё к дракклу сгорит
Как всё горит

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/188/t271285.jpg

Участники:
Pollux & Walburga

Дата и время:
25 июля 1945
полдень среды

Место:
поместье Блэкшилд
Англия, Кент

Сюжет:
Война, продолжавшаяся несколько лет, оборвалась в единое мгновение. Падение герра Гриндевальда в дуэли повлекло за собой арест Регулуса Блэка, гибель Фридриха фон Дорна - наследника своей фамилии, крестного сына Поллукса и жениха Вальбурги, а так же заключение под стражу его отца - главу рода фон Дорн. Вальбурга бежала домой в Британию сразу же как случилась трагедия. Ее же отцу пришлось задержаться на материке - ему предстояло откупить от суда брата, похоронить с почестями крестного сына и заодно утвердить имя Блэков как тех, кто воевал на стороне победителей.

[indent] Отец и дочь встретятся лишь спустя несколько месяцев.

[icon]https://i.imgur.com/oZaWIkC.jpg[/icon]

Отредактировано Pollux Black (2021-07-02 17:41:55)

+3

2

Вспышка аппарационного вихря разрывает с гулом пространство, и из нее, поднимая пыль земли, выходит мужчина. Напряженное тело, сведенные судорогой широко плечи и опущенный взгляд на землю. Без оглядки, без остановки - его движения резкие и шаги целеустремленные прямой стрелой направляются вдоль вымощенной камнем дороги. Очищенный идеально костюм серого цвета — как всегда без мантии. Перед ним сами собой раскрываются первые кованные ворота, ведущие в цитадель его крови и долга, его обязательств и значения жизни. Не сбавляя шага, Поллукс Блэк приближается к Блэквиллю - главной резиденции его рода.

Звонко туфли касаются полированного камня ступеней, очередные двери сами собой раскрываются - Поллукс все так же, не сбавляя шага, не меняясь в лице, с застывшей маской принципности и серьезности, проходит по главному холлу, чтобы преодолеть новые лестницы - те теперь укрытые бордовыми коврами, чья одна ценность способна покрыть годовой доход рядовой грязнокровной семейки. Знакомые коридоры, все тот же путь и остановка перед дверью. Глубокий вдох, единоразово сжатые ладони в кулаки - чары сообщают о нем хозяину кабинета, и спустя еще пару мгновений раскрываются волей магии и эти двери. Поллукс поднимает свой тяжелый взгляд и упирается им в бесцветные глаза Арктуруса. Поллукс делает шаг, еще один. Дверь за ним прикрывается. Зрительный контакт не разрывается. Арктурус поднимается со своего стола, огибает его, делает ровно шаг от него. Поллукс же разрывает последнее оставшееся между ними пространство - между ними два шага. Расстояние крайне малое. Наполненное звенящей тишиной, которую разорвет речь пришедшего.

[icon]https://i.imgur.com/oZaWIkC.jpg[/icon]

- Роду Блэк в лице Поллукса Блэк выражается официальная благодарность дипломатического штаба за противодействие преступным действиям Геллерта Гриндевальда сторонников, что позднее будет оформлена официально, - Поллукса пересушенный голос четкий. Он здесь не для восхваления, жалоб или сентенций. - В качестве неофициальной награды роду Блэк будут выделены особые налоговые уступки в ближайшие три года для восстановления пострадавшего бизнеса. Весь ущерб уже был официально заверен и подтвержден соответствующими органами.

Поллукс замолкает. Арктурус, не отводя взгляда, кивает. У обоих мужчин лица выражают ничего - пустоту формализма, что безусловно за собой прячет у каждого что-то свое личное. Таким оно и остается.

- Регулус Блэк был отпущен из-под стражи за отсутствием наличия улик. Поблагодарив органов правопорядка, он покинул территорию Германии и в частном порядке вернулся на территорию Норвегии.

Сузившиеся глаза Арктуруса отменяют долгое молчание между ними - в этом вопросе необходимы детали.

- Психическое состояние крайне нестабильное, но нельзя назвать дееспособным. Во время взрыва в венской опере - офицального начала всего театра военных действий - озаботился безопасностью Вальбурги, а после... - первая запинка в речи. Поллукс не прикрывает глаз, не сглатывает, движений лишних нет. Но зрачки глаз его расширяются. В это самое мгновение он своей кожей чувствует жар летящих вокруг заклинаний, прожитая дрожь в теле от взрывов и вспышек пламени отдается в том, как выпрямлено и напряжено сейчас его тело.

Мужчины плачут, сынок, - заботливый голос отца из прошлого и прикосновение его отеческое к Поллуксу плечу. - Но они делают это наедине с самими собой, потому что именно мужчинам выдана роль защищать и проливать во имя того кровь. Служить опорой и без раздумий жертвовать своими жизнями. Во имя правды, близких, и самое главное - семьи.

Поллукс следовал наставлениям отца. И стал тем, кого из него лепили. И потому в тот вечер он с палочкой в руке, резко вокруг оглядываясь, глазами высматривая родные черты лица, не кричал, но просто искал родное лицо брата. Отталкивая от себя бегущих в панике людей, в кувырке по каменной пыли проезжаясь телом и от заклинаний прячась за упавшими скульптурами, он без единой лишней мысли в голове, без дрожи трусости, ищет. И замечает мужскую фигуру, скрывающуюся в темном углу - с движениями резкими, тяжелыми. Поллукса прошибает.
- Регулус, нет! - этот вопль Поллукс из себя невозможно вытравить. Отталкиваясь от земли, перепрыгивая через обломки, Поллукс стрелой бежит, интуитивно на ходу тот час же аппарируя, чтобы, схватив руками обезумевшее тело Регулуса, в следующей воронке вырвать его из Вены - подальше от уже убитых им людей - от той какофонии смерти и потери. Тленного привкуса проигрыша во рту.

- ...а после был устранен мною лично. Спустя два дня была предпринята попытка открытия уголовного дела, но я озаботился шантажом по накопленным материалам, а так же взятками особым лицам с соответствующими полученными договорами.

Арктурус поджимает губы. Опускает взгляд. Поллукс же молчит - ему сказать больше нечего. Звон ударенных друг об друга каблуков, коротко Поллукс кивает. Отчет закончен. Арктурус сцепляет ладони за своей спиной.

- Ирма и дети ждут тебя дома. Благодарю тебя, - сухой голос теперь не главы, но брата впервые раздается в его кабинете. Вновь воссоединенный взгляд, но теперь с уже потаенным личным оттенком - уставшие двое мужчин. Пришедший с войны и вынужденный терзаться в тылу, бездействуя.

Словно когда-то отец Поллукса, Арктурус поднимает руку и крепко сжимает плечо брата. Поллукс опускает взгляд. Молча кивает. И уходит, не оборачиваясь. Быстро спускаясь по лестницам. Тело легкое и слабое - словно пружина, выходит в главный холл, поворачивает в зал, хватает порох и бросает его камин.
- Поместье Блэкшилд.

Из изумрудного пламени выступает нога, а затем силуэт мужчины. Поллукс останавливается. Ладонью касается стены и прикрывает глаза. Он дома. Ладонь, которой прислонился к стене, сжимается в кулак - удар по стене костяшками. Усталость вновь сходит с его лица - там спокойствие. Там лицо отца и мужа - такого, каким его учил быть отец. Каким Поллукс всегда был. Такой, на какого себя сил уже практически не осталось.

Последний выдох. И выходит из зала, на ходу спрашивая домовика.
- Где Вальбурга?
Сперва он встретится с дочерью.

+4

3

— Где Вальбурга?
- Мистресс Вальбурга на охоте с гостем, господином Лестрейнджем, мастер. Должны появиться через четверть часа у западной террасы второго этажа. Оба верхом.

[status]the black cat sat on a mat[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/23/932956.jpg[/icon]

[indent] В старой Англии зеленый лес всегда прекрасен, и его июньское воплощение дышит зноем и свежестью, возрождением праздника Литы, поздравляя и прославляя ныне цветущий Кент. Слышно пение птиц в кронах деревьев, стрекот насекомых в пышных зарослях папоротника, и в каждом дуновении ветра чувствуется знойная морская соль – ничего общего с пыльной мостовой императорской Вены, чей воздух разрывался тысячами боевых заклятий, где мисс Блэк оказалась совершенно одна и не одна одновременно. И когда перед глазами стоял силуэт распятого Фридриха, чьи-то уверенные руки быстро вели её за собой, под собой, оберегая, прочь с линии огня. И сейчас эти же самые руки седлают ей одного из самых смирных местных гранианцев и одного из самых лихих - тот уже со своих конюшен. Никаких эльфов, даже рабочие отпущены на сегодня, не надо. Им хочется быть в моменте чего-о своего, предназначенного только для них, ведь внутри осознание невозможности дальнейшего общения и ощущение, что они расстанутся - неизбежно.
[indent] Охота молчалива, но во взглядах их общение, не в словах, что интонациями бы выдали обоих сразу же. Взгляды молодых волшебников и мелодии леса, сплетаются воедино, и звук отпускаемой из магического арбалета стрелы пронзает осознанием чего-то нового и особенного, что надолго скрадется в сердце и что сейчас описать сложнее всего на свете.
[indent] Мимо. Лань уходит. Но скачка, полет и погоня за ней дают эмоции и подтверждение, что тем, кто рожден летать не под силу никакие показательные казни, хотя убийство лани не считается преступлением для охотника. Вальбурга не рвется в авангард, хоть и посыл её верный, однако её летучий конь не то, чтобы готов к соревнованию с буйным дурнем, своим соперником. Животные уже выстроили свою иерархию, пора и господам выстроить свою. Погоня постепенно превращается в полет, где места распределены изначально, но... здесь много "но" и не все они про первенство.
[indent] День прекрасен редкой ясностью небес — здесь и идеально звенящая видимость, здесь и азарт, смазанность, скорость, хлопанье громадных крыльев, и это так прекрасно, что даже эхо прошлых событий в голове мисс Блэк становиться все тише, чтобы в какой-то момент и вовсе прекратиться. Мисс Блэк не придерживает летуна, чтобы потом стегать его хлыстом, нет, это дохлый номер - пусть бежит как бежится, пусть взлетает сам. Порою кажется, что именно ради таких моментов и стоит жить, ведь таким животным достаточно лишь показать стек, вовсе не обязательно применять его к бокам. И чувство, когда вы вместе распрямляетесь в воздухе, сродни эфиру, в котором невозможно не раствориться: Вальбурга максимально ослабляет поводья, практически ложится вперед, чтобы уйти в красивое пике, едва её внимательных, миндалевидный взгляд замечает очертания родного поместья вдалеке. Снижаемся.
[indent] Раз-два-три.
[indent] Мгновение растягивается в вечность, и она успевает торжествующе поднять руку. Их полёт заканчивается так быстро, как начинался, но почему мисс Блэк так жадна именно до этого момента? Гранианцы переходят на рысь и, отдышавшись, Вальбурга равняется со своим гостем.
[indent] - Триста галлеонов за вашего фестрала, Лестрейндж.
[indent] - Берите его даром, миледи. Он ваш.
[indent] Она не замечает высокой фигуры на каменной террасе второго этажа, ведь снижение происходило со стороны башни, да и разве ей было дело до того, кто внизу, когда она сама там, в небесах? Но чувствует - и этот изучающих взгляд, и чужое присутствие. Вальбурга поспешно прощается со своим гостем, светски и достаточно шаблонно. Обидела ли? Едва ли... Ведь язык взглядов, как общения, сегодня был выучен обоими наизусть. Наследник Лестрейнджей удаляется, и мисс Блэк тут же вся собирается - в идеальной осадке начинает звучать острые фамильные нотки. Она еще не знает, что за таинственный наблюдатель стоит на террасе, далековато она от него, но поправляет ворот жакета, и подобрав поводья, разворачивает крылатого коня, посылая его в изящное пиаффе по мощеной дорожке. Навстречу.
[indent] Проходит одна минута, берет начало другая.
[indent] И, приблизившись, она узнает...
[indent] - Да Пресвятой же ты Мерлин, Отец! - восклицает урожденная Блэк, ускоряясь на рысь.
[indent] Она поспешно спешивается и, рявкнув на появившегося у ног коня эльфа, - "Почему не сказали?!" - в несколько хищных прыжков преодолевает каменную лестницу. Графитовая амазонка не была готова к такому обращению: цилиндр срывается с головы, обнажая тяжелые смоляные волосы, собранные в пучок лишь силой магии, и мерно отсчитывает ступеньки лестницы. Тук-тук-тук, вниз... Слышится звук порвавшейся ткани, наступила то волнения на юбку да и драккл с ней.
[indent] - Батюшка! - глаза - медали изумрудов. Невероятные. - Наконец-то Вы дома!

Отредактировано Walburga Black (2021-11-01 09:26:01)

Подпись автора

Государыня, ведь если ты хотела врагов…https://i.imgur.com/IfBY9qa.gif
…кто же тебе смел отказать?

+1

4

Его голова болит - виски разрывает будто бы от точеного сглаза Ликорис. Будто бы случайно схватился за один из ее еще не завершенных артефактов - визг в самых органах, печени. Горят Поллукса ладони - он лихорадочно пытается упорядочить свое дыхание. Какой бы сукой Ликорис не была, она оставалась его сестрой, единственной женщиной Регулуса. А времени оплакивать ее у них не было - война горела. Пламя войны пожирало жертвы, которые Блэки не были готовы платить - его мальчик... Фридрих. Верное и блестящее будущее, плодородная почва для дальнейшего роста его любимой дочери. Все обратилось пеплом.

Поллукс, получив от домовика ответ, отмахнулся рукой.
- Где госпожа Ирма? - шепчет он едва слышно, с заметно отяжелевшим телом поднимающийся по главной лестнице поместья на второй этаж.
- Работает в Зимнем Саду, хозяин, - слышится четкий ответ.
- Не говори ей пока, что я прибыл, - Поллукс говорит медленно. Останавливается посреди лестницы, прикрывает глаза, делает тяжелый вздох. - Будь умницей  - придумай, как задержать ее в саду на дольше - мне необходимо время с дочерью.

Необходимо время. У них его теперь, кажется - целая бездна. И вместе с тем мгновение, вспышка яркая одной единственной свечи - Вальбурге строить иное будущее, искать альтернативу того, что формировалось годами. Сколько сил, сколько боли, пустоты и дикого крика, пробирающего до костей, Поллукс видит. Поллукс видит пустые глаза Регулуса - Поллукс боялся, что брат действительно несколько помешался с двойным невосполнимым ударом - тот потерял обоих: и Ликорис, и герра - смысл жизни. Поллукс видит, до сих пор, Арктуруса - что-то случилось с ним за эти годы войны. Заостренные черты лица, глаза - там было горение.

Поллукс распахивает двери на террасу и жадно делает глубокий вдох свежего воздуха. Поллукс делает несколько шагов, подходит к ограждению и кулаками, всем своим весом, опирается о перила. Медленно поднимает голову и вглядывается в линию леса - туда, где должны показаться Вальбурга и наследник Лестрейндж.

Она в компании, не одна - первая мысль, успокоительная, бархатным покрывалом будто бы уволакивает сознание Поллукса. Самое страшное - увидь он ту пустоту в глазах его Вэл, что была в глазах Регулуса. Вальбурга не замкнулась, не закрылась в своих комнатах, не поломанной тростинкой укрылась от сочувствующих глаз окружающих - это уже благость, во имя которой его колени вот-вот падут на пол, а руки сомкнутся в покаянии перед предками.

Лестрейндж не уследит, и там в лесах она поддастся инстинктам, будет гнать лошадь все быстрее, пока наконец не поранится - яростью и прытью может прямо сейчас бежать от груза реальности, рискуя своей жизнью - Поллукса вторая мысль. Порождающая дрожь в его грудине - спирает дыхание. Поллукс уже готов сорваться с места, как замечает далекие две точки перед собой. Чары дальнозоркости - рассматривает дочь. Живую, во здравии - облегчение.

Он не может больше ни о чем думать. Он и не думает - кажется, не моргая, смотрит на приближающийся девичий силуэт. Поллукс не любуется сейчас Вальбургой. Не видит ее грации, сноровки во взаимодействии с фестралом. Не видит точеность силуэта, вкус выбранного гардероба. Он видит просто ее - малышку Вэл. Живую и невредимую.

Сердце стучит все быстрее. Ладони начинают подрагивать. Она уже зашла в поместье - он уже физически чувствует ее приближение. Оборачивается - ветер ведет тело. Стремится стрелой. Руками сильными подхватывает уже ее тело, к своему прижимая. Крепко, всеми руками, держит. Кажется, в его глазах стоят слезы.

- Малышка, - его шепот - нервная дрожь стальной нити. Кажется, вот-вот разорвется.

Течет вечность - он не выпускает ее из своих рук. Никогда не выпустит. Его девочка. Всегда теперь должна быть рядом. Когда отстраняется - мягко, со звоном стали, берет ее лицо в свои ладони. Хаос его глаз в ее глазах. Всматривается. И уже слезы текут по его лицу. И крепкий поцелуй на ее лбе. И вновь прижимает ее тельце к своему, теперь подхватывая ее в области лопаток и колен - маленькая девочка в его руках. Баюкает мерно.

В руках - один из смыслов его жизни.
И все остальное - пустое.

Эмоции сходят. Словно дождевая вода перетекает по стене в землю, впитываясь.
Все так же крепко держа Вальбургу в своих руках, он садится на диванчик террасы.
Не отводит от Вэл взгляда.

Мягко поднимается его правая рука - ласково заправляет выбившуюся прядь ее волос за ухо.

Поллукс улыбается.

Он - с ней.
Он - рядом.

Папа дома, папа со своей дочерью.
И я - твоя опора, крошка.

[icon]https://i.imgur.com/oZaWIkC.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Marauders: stay alive » Флешбеки » [25.07.1945] И Я ПОМНЮ КАК ПОРТИЛАСЬ КРОВЬ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно