Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » День, когда Земля остановилась


День, когда Земля остановилась

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ДЕНЬ, КОГДА ЗЕМЛЯ ОСТАНОВИЛАСЬ


Закрытый эпизод

https://sun1-47.userapi.com/I3ETlLQNcl7C7EPWfg1D1s2nijnzbipr9w9HBA/DKEkB_dCyBQ.jpg

Участники: Джудит Чан, Чан Ли Вэй, Дафна Мюррей

Дата и время: 8 июля 1971

Место: Особняк Чанов

Сюжет: Ночь, разделившая жизнь семьи на до и поле

Подпись автора

Отчего всемогущий творец наших тел.
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если несовершенны - то кто бракодел?

+2

2

Это было и мило и досадно одновременно – то, что мама так беспокоиться за Шена. Брат уже взрослый, уже окончил школу, и может за себя постоять, если что. Не важно, что в школе был не драчлив – Вэй учил их почти одинаково, Шена даже больше. И что может случится с волшебником? Время-то еще детское.
Джудит вхдохнула. Ей очень хотелось поскорее дочитать главу французского романа, поскорее отчитаться матери о прочитанном и убежать к себе. Там её ждали книжки поинтереснее. Но мама все волновалась, ходила туда-сюда по гостиной, и Джудит все время отвлекалась и теряла нить прочитанного.
Она дочитала, когда обнаружила, что мамы в гостиной нет, и уже давно. Должно быть, вышла на дорожку перед воротами, беспокойная. Джудит захлопнула книжку и пошла следом – поскорее получить позволение быть свободной. Она открыла двери, ожидая увидеть маму перед крыльцом. Но перед дверью стоял Шен. Остановившийся безумный не узнающий взгляд, грязь на рубашке, кровь на руках.
- А мама? Мама?
Джудит едва не кинулась прочь из дома, но Шен непременно упал бы, если бы она не поддержала. И на рубашке была не грязь, а тоже кровь. И кровь была – Шена. И раны…
Он едва мог сделать несколько шагов до банкетки у лестницы. Как было уйти? А если он умрет?
Джудит села на корточки перед братом, глубоко вздохнула, выдохнула и – улыбнулась ему:
- Ничего, все будет хорошо. Мы сейчас все поправим. Черри! – чуть повернулась к домовой, стараясь не выпускать брата из виду. - Черри, найди хозяина, скажи ему, чтоб срочно, прямо сейчас, шел домой. Не говори, что случилось, - добавила, вспомнив, что брат может быть не один, а Черри – та еще болтушка. – Скажи ему… - Джудит запнулась, соображая, как же донести до Ли Вэя, что дело очень срочное. И сказала по-китайски слово «беда». – Запомнила? Повтори! Хорошо, иди!
Вот так и прозвучало в этом доме слово беда. Не важно, что не по-английски. Пришла и поселилась. И у Джудит не доставало сил справиться с этой бедой одной. И было страшно - а что, если и у Старшего не хватит?
Джудит не смела прикоснуться к израненным рукам брата, но обхватила его за ноги и ласково говорила с ним. Мама так и не возвращалась…
[icon]https://sun1-89.userapi.com/UtJws1Jy3_DjCJWhMGiHes9QPmhhCZx_WhCbPQ/yeA5MbC6UWE.jpg[/icon]

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+3

3

Свернуть работу было делом минуты: отложить перо, запереть записи в шкаф под заклятие – и все. Даже выгонять никого было не нужно, лаборанты давно разошлись по домам. Переодеваться тоже не нужно, если «беда», то вряд ли его сдергивают в гости.
Ли Вэй появился на дорожке перед домом менее чем через две минуты после получения сообщения. Поднял голову – над домом висела круглая, почти оранжевая, луна, похожая на сырную голову. В доме светились окна гостиной, свет косо падал на клумбы. Ли Вэй вошел в дом.
На светлом диванчике у лестницы наверх сидел Шен, с недоумением глядя на свои руки. Они были алыми от крови. Джудит, сидя на корточках перед братом, утешала его и обещала, что сейчас придет старший – и все непременно будет хорошо. Растерянная Черри ждала новых указаний.
Ли Вэй присел рядом с братом. На руках Шена не было живого места, и пульс пришлось слушать на шее, одновременно осматривая раны. У него был шок. Иначе – неизвестно что было бы. Правая рука – просто месиво из крови и мышц – бессильно висела, слабо поддерживаемая левой.
- Там еще мама… - тихо шепнула Джудит. – И я не знаю… - её голос дрогнул.*
- Приготовь в библиотеке бумагу, перо, сову. Когда все приготовишь, поднимайся наверх, к брату.
Он так в отделении распоряжался. Коротко, четко, без спасибо и пожалуйста. И никогда еще –  с Джудит. Но, пожалуй, ей сейчас это и нужно было – знать, что делать. Все равно, что. Лишь бы не стоять вот так, не зная, как прикоснуться и чем помочь.
Эльфу тоже выдал распоряжения: быстро убраться в комнате Шена. Рисунки, скульптуры, книги, весь творческий беспорядок ликвидировать. Прямо сейчас. Осторожно погрузил брата в сон, подхватил на руки, отнес наверх, положил на кровать. Очистил раны от крови и грязи. Эти следы трудно с чем-то спутать. Зверь атаковал его сзади, сразу целясь в рабочую руку. У Шена не было и шанса вынуть палочку. Да так-то по хорошему, и боец из него так себе. Вэй даже зажмурился. Это здорово походило на конец всему.
- Черта с два, малыш, мы с этим справимся!
Когда пришла Джудит, он оставил её с братом, строго-настрого наказав, не трогать его. Не трогать, ничего не бояться, не будить. Присматривать, ждать! Сейчас придет его коллега и поможет. Он сходит поищет маму.
Спустился вниз, в библиотеку, написал записку: «Пожалуйста, помоги! Это очень срочно». И подписался иероглифом. Приложил порт-ключ к дому. Отправил сову, вышел, стал ждать.
Ждать – это означало велеть домовой убрать все следы крови от ворот до дома. Это – выйти из ворот и увидеть миссис Чан,  женщину, которую хоть и с запинкой, но звал матерью столько лет. Она была мертва. Вероятно, она была мертва еще до того, как он вернулся домой. Раны на её теле были не совместимы с жизнью. Ли Вэй зажег Люмос и огляделся. Ни убитого, ни раненого оборотня поблизости не наблюдалось, значит, он где-то тут ходит живой.
Он поднял голову, услышав хлопок аппарации. Торопливо снял рабочую мантию, накрыл мать и поспешил туда, где ожидал увидеть Дафну.

*совместно

Отредактировано Chang Li Wei (2020-05-24 22:06:41)

Подпись автора

Отчего всемогущий творец наших тел.
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если несовершенны - то кто бракодел?

+3

4

Дафна улыбнулась и взлохматила стриженые волосы Мэри - девочка устроилась, положив голову ей на колени. Вечер дома - редкость. У Дафны сегодня было дневное дежурство - и тоже такое, какое бывает раз в полгода, когда ни происшествий, ни вызовов, никто из подопечных не лежит в больнице... Даже задерживаться не пришлось. По дороге домой она забежала в кондитерскую за любимыми пирожными Мэри. Они поужинали, а потом долго обсуждали грядущее поступление в Хогвартс - ведь столько всего нужно купить, на столько вопросов ответить, столько опасений развеять... Заговорились и даже свет не включили, так и сидели у раскрытого окна. Луна была такая яркая, что создавала зыбкие неверные тени. А потом ее скрыл на несколько секунд непроницаемо черный силуэт с распахнутыми крыльями, и на подлокотник дивана села сова.
От таких вызовов не ждешь хорошего, Мюррей моментально подобралась, увидев в записке всего несколько слов и знакомый иероглиф. Должно было случится нечто экстраординарное, чтобы он вытащил ее из дома. Это Вэй-то, который всегда был готов отпустить ее к дочке, на дежурство, просто выспаться.
- Мэри, котенок, у меня срочный вызов, так что ты ложись спать, не жди меня. Могу и к утру вернуться.
Дафна быстро коснулась лба дочери губами и встала. На сборы от силы минута - в сумке есть все необходимое, нужно только набросить кофту.
... К Чанам она так и явилась - домашние синие брюки и свободная хлопковая белая блуза, сверху наброшена кофта крупной вязки, через плечо перекинута "экстренная" сумка.
Вэя, освещенного вспышкой люмоса, увидела от самых ворот и поспешила, пока ничего не спрашивая. Он сам все скажет. А потом заметила в стороне от дорожки что-то прикрытое лимонного цвета мантией, и холодок пробежал по спине.
- Ли..? - она обеспокоенно вгляделась ему в лицо и не закончила вопроса.

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+3

5

Совместный ход с Дафной Мюррей

Его лицо было спокойно, как маска. Как на работе. Как – что бы на работе ни случилось. Но белая рубаха вся была в пятнах крови, это стало видно, когда он вышел из-под тени от дерева на ровный свет луны. Опустил взгляд на руку Дафны, убедиться, что её палочка при ней, и коротким жестом рукой показал «будь готова».
- Будь осторожна, где-то тут оборотень. – Он запнулся, пытаясь сообразить, мог ли оборотень пройти через защиту дома даже при открытых воротах, но голова упрямо отказывалась думать именно об этом. Вэй мельком оглянулся на ворота, туда, где лежала женщина. – Это миссис Цзинвэй Чан, - сказал официально, чтоб отделить старшую миссис Чан от младшей, вдову его отца от своей жены и не создавать ненужную путаницу. – Ей уже не помочь. Мой брат ранен. Множественные кусаные рваные раны верхних конечностей, большая область повреждения. Я не знаю, удастся ли сохранить двигательные функции… - Он повел Дафну к дому.

- Подожди, - остановила его Дафна, придержав за локоть.
Оборотень. Мерлин, только этого не хватало. Она уже такого навидалась и хорошо представляла последствия. Все последствия. На долгие-долгие годы для выжившего. И думать о них тоже нужно сразу, причем ей, Ли Вэй сейчас вряд ли на это способен.
- Отвечай мне коротко и честно, чтобы я понимала ситуацию. Ты сам ранен? Ты собираешься сообщать об этом в министерство? Я не о ней, - короткий кивок в сторону тела. - О Шене.

Он замер. Её прикосновение снова обожгло, но не так, как раньше, чуть по-другому. И вопрос – он вскинул голову: она что, беспокоится – о нем? Ах, да… Он опустил взгляд и заметил кровь на рубашке, пятнами, разводами.
- Нет, не ранен, - ответил коротко, как она просила. – Это все – его. И – нет, я хочу скрыть это от министерства. Насколько это возможно будет. Иначе я позвал бы не тебя.
Потому что это очень жестоко – звать её, сотрудницу аврората, на такое дело. Звать её в её выходной. Звать её в этот дом. За такое даже не извиняются. И не благодарят. Нет таких слов.
- Я отведу тебя к нему, выйду и вызову кого положено. Там сейчас с ним Джудит. Он спит.

Мюррей коротко кивнула и коснулась палочкой значка, закрепленного на широкой тканевой лямке сумки.
- Не спорь. Вызвать их должна я, положение моего значка определяется на домповской карте. Если уж врать, то стройно. Хиты появятся минуты через полторы. Я скажу, что у тебя шок и что ты вызвал меня к ней, потому что думал, что она еще жива. Оставлю тебя с ними и пойду успокаивать твою сестру, которая в доме бьется в истерике. Понял? Быстро объясни мне, как добраться до комнаты, где находится Шен.

Спорить Вэй и не собирался, но все-таки короткая, на несколько ударов сердца, пауза ему понадобилась, чтоб сообразить, что это в самом деле лучший выход. Он кивнул, соглашаясь и показывая, что все понял.
- Справа лестница. Поднимайся на третий этаж. Первая дверь слева. Джудит…  Не говори ей о матери, я сам.

Подпись автора

Отчего всемогущий творец наших тел.
Даровать нам бессмертия не захотел?
Если мы совершенны - зачем умираем?
Если несовершенны - то кто бракодел?

+3

6

Ли Вэй только договаривал фразу, а у ворот уже раздался хлопок аппарации. Мюррей провела с хитами ровно столько времени, чтобы убедиться, что смена нормальная, "без тараканов" и особой въедливости, объяснила ситуацию, попросила сильно не наседать на доктора Чана и ушла в дом.
Когда она была уже на середине лестницы, одна из дверей на верхней площадке приоткрылась и оттуда выглянула хорошенькая девчушка, совсем юная - лет пятнадцати.
Дафна, ни на секунду не останавливаясь, улыбнулась ей:
- Ты Джудит, верно? Здравствуй. Я доктор Мюррей, твой брат попросил меня помочь. Мы вместе работаем, - она уверенно оттеснила девушку обратно в комнату и плотно закрыла дверь.
Быстро огляделась, чтобы сориентироваться. Окна выходят на другую сторону - это хорошо. На кофточке Джудит несколько кровавых разводов - плохо. Она мягко, как бы походя, взяла ее за руки и глянула на подрагивающие ладони, потом подошла к кровати, не переставая говорить.
- Мне сейчас понадобится твоя помощь, Джудит. Не бойся, ничего страшного делать не придется, - она выбрала небольшой стол, смахнула с него какие-то книги и трансфигурировала в высокий операционный, стерилизовала, а затем левитирующим заклятьем осторожно перенесла на него Шена, надела перчатки. - Но сначала я тебя кое о чем попрошу. Сними ту одежду, которая запачкана кровью. Постарайся ее не касаться и сложи в какой-нибудь пакет. Там за дверью ванная? Иди туда и тщательно смой кровь с тела. Но не уходи, даже за новой одеждой. Ты нужна мне здесь. Вон там есть плед или у твоего брата найдется какая-то рубашка. Не переживай, я все равно на тебя сейчас не смотрю.
Дафна говорила ровно, как всегда делала с пациентами и их родственниками, мелодично, даже чуть нараспев. Слова лились как будто мимо разума, который был занят совсем другим. Левая рука повреждена незначительно. Чтобы не тратить на нее лишнее время, Мюррей просто залила следы укусов настойкой бадьяна. А вот правая не просто искусана, а истерзана. Юноша вырывался - отчаянно, не чувствуя боли в разрываемых мышцах.
Краем уха слыша за стеной звук льющейся воды, она вызвала проекцию тела. Кости целы. Отлично! Просто невероятная удача, наверное, оборотень был совсем молодой. Матерый измолол бы кисть в крошку.
А вот связки, сухожилия, мышцы...
Легкий звук шагов за спиной.
- Джудит? Все в порядке? Сядь, пожалуйста, в кресло, если мне что-нибудь понадобится - то ты мне принесешь. А пока расскажи мне что-нибудь, договорились? Мне так лучше работать. О себе, о братьях. О Шене. Он ведь художник?
Черт, как она из этого месива соберет то, чем можно рисовать? Колдомедик-ювелир... Дафна достала налобник с магической лупой и под чуть подрагивающий девичий голосок начала собирать несобираемое.

Отредактировано Daphne Murray (2020-05-25 22:45:54)

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+3

7

[icon]https://sun1-89.userapi.com/UtJws1Jy3_DjCJWhMGiHes9QPmhhCZx_WhCbPQ/yeA5MbC6UWE.jpg[/icon]
Джудит все казалось, что все это происходит не на самом деле. Что Шен сейчас отряхнет с рук кровь и скажет – ага, попалась. Что мама вернется в дом – и окажется, что это какая-то дурацкая забава, проверка. Они сейчас соберутся все вместе, и Черри принесет в библиотеку чай. И, Старший, конечно, станет ругаться. А она будет очень счастлива…
Но время шло, и Джудит все яснее понимала, что все это на самом деле. И незнакомые шаги на лестнице – они тоже были частью «на самом деле».
О докторе Мюррей Джудит знала. Расспрашивала брата о его работе. Клещами вытаскивала, гвоздями выковыривала. Он мало говорил, но ведь нужно же людям разговаривать, и она допытывалась, задавала то один вопрос, то другой. То про исследования, то про коллег, то про то, как вообще больницы устроены. Сама она в больнице была лишь раз, когда родилась. Имя доктора Мюррей появлялось где-то между мягкой улыбкой и упрямым молчанием. И у Джудит в картине мира сложилось: доктор Мюррей – это хорошо. И когда сегодня Вэй сказал, что позовет коллегу, она почему-то так и подумала, кто это будет. И – ей стало спокойнее.
- Я знаю вас, доктор, - кивнула она. И – улыбнулась в ответ. Да, она помнила: улыбкой все проблемы не решить. Но ведь и слезами тоже.
Она сразу, без колебаний, послушалась. Оглянулась по сторонам, сразу соображая, во что переодеться. Взяла из шкафа рубаху Шена, она могла завернуться в неё два раза. Взяла холщовую сумку, в которой он носил свои краски и бумагу, когда уходил рисовать на природу. Ушла.
Думала, что в ванной расплачется, так близко были слезы. Но – нет, не заплакала. Слезы жгли уголки глаз и скапливались где-то в носу, но не вытекали.
Она очень быстро выполнила все, что велела ей доктор Мюррей и вернулась за следующими указаниями. И – удивилась.
- Вы будто отвлекаете меня, мисс… миссис… доктор Мюррей, - сказала смущенно. – Не нужно, правда. Все… плохо, да, но я в порядке. Ему гораздо хуже сейчас. Вы видите, я даже не спрашиваю ничего…
Она не спрашивает, где мама. Потому что варианта всего два. Оба она знает сама.  Она не спрашивает, когда придет Старший – когда нужно. Он ни за что их не бросит. Не спрашивает, будет ли Шен рисовать. Варианта всего два. Больно ли ему. Был ли это оборотень или простой хищник… - тут варианта хотелось бы два, но нет, не в этот раз, детка. И она не спрашивает, что будет дальше. Потому что сейчас это не важно.
-Вы не думайте, что я… такая… - она не сказала “маленькая”, потому что не считала себя маленькой. Но все-таки понимала, что пожалуй, да, выглядит она не очень взросло. Да она даже если чуточку подкрасится и встанет на каблуки, едва ли потянет на свой возраст, а сейчас и вовсе, наверно, лет на тринадцать. - Я знаю, что значит слушаться. Я - дочь генерала. Меня учили так: не спорить, слушаться старших, не создавать хаоса. Это называется дисциплиной. И брата тоже. Мы отца почти не помним, но он как будто живет все время в этом доме. Шен часто рисовал его. Там у окна висит его портрет работы Шена, Старший говорит, что очень похож.
Она вовсе не рассчитывала, что доктор Мюррей отвлечется посмотреть на портрет, но ведь она просила рассказывать - и Джудит рассказывала.
-Говорят, я очень на него похожа. Папина дочка. А Шен похож на маму. Я воинственная, а он мягкий и добрый. Он говорил, что будет защищать меня в школе, но получалось наоборот. Я все время всех защищала, а он… просто ухитрялся не ссориться. Когда мы с ним разговариваем, это похоже, как костер у ручья. А Старший - он на свою маму похож. А характером - на отца. Только это странно, как с характером генерала можно быть колдомедиком. Я много что могу представить по деталям, но не это. Это для меня самая большая загадка.

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+4

8

Знает... Интересно, что Вэй рассказывал сестре про работу и про нее? Мысль была мимолетной и растворилась среди других, гораздо более важных, почти мгновенно.
Нет, не отвлекаю, детка. Просто хочу знать, что ты здесь, что чем-то занята, что не сжалась в кресле и не захлебываешься безмолвно в истерике.
- Нет, Джудит, считай, что это моя особенность - я всегда должна контролировать пространство вокруг. Особенно, когда делаю операцию, - Дафна говорила медленно, иногда надолго замолкая, и не поднимая взгляда от стола. - В Мунго рядом есть медсестры и другие врачи, здесь есть ты. Так что считай, что ты сейчас мой единственный ориентир во внешнем мире. Если вдруг начнет падать потолок, ты нас всех спасешь. Если кто-то войдет, ты объяснишь, что нам нельзя мешать.
Иссечь, срастить, заживить, нарастить. Incido, Coalesce, Santino, Desino Sanies, Remedio. И опять по кругу.
В какой-то момент Дафна прервалась, достала из сумки тонизирующее зелье и выпила - работы впереди было много и лучше попытаться всю ее сделать самой. Ли Вэй прекрасный врач, но у него другая специализация, а тут малейшая ошибка - и Шен навсегда останется инвалидом.
Именно в этот момент она и услышала последние слова маленькой Чан про своего брата. До этого вся ее речь была только мелодичным журчанием, из которого до ее сознания долетали отдельные слова.
- Джудит, только с характером генерала и можно быть хорошим колдомедиком. Докторам иногда приходится руководить даже генералами. Попробуй, убеди такого, что ему нужно лечиться. Так что у тебя есть для этой работы все данные: дисциплина и воинственность. Вполне сможешь в будущем пойти по стопам старшего брата, - Дафна еле заметно улыбнулась и в последний раз перед тем как снова склониться над рукой Шена, глянула на девушку, - А твой брат один из лучших колдомедицинских генералов, которых я знаю.

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+3

9

- О, он тоже о вас хорошо говорит! -  Она запнулась. Это было не верное слово. -  Нет, не говорит. Думает. Он вообще мало говорит. Иногда - как на допросе. Только бесполезно. Где сядешь, там и слезешь. Но многое можно понять по тому, как он молчит. Вы тоже это заметили, да?
Она была благодарна доктору Мюррей за то, что так хорошо все устроила. Ей и правда было легче переносить ожидание, разговаривая. Если бы было молчание, она бы с ума сошла. За помощь брату - тоже, но это немного другое. Хотя разницу Джудит не очень еще понимала, но знала, что потом поймет.
-Спасибо, доктор Мюррей, но из меня не выйдет колдомедика. Хоть я и люблю живое. Но больше я люблю не лечить людей, а понимать людей. Слова, знаки, молчание. Не что человек сказал, а почему он так сказал. У нас в роду вообще врачей - один Старший. Отец потомственный военный в стопицотом колене. У Чанов все предки воевали, тысячу лет, а то и две. Его мама - дочь дипломата. Это по мне, но я не одной крови с его матерью. Моя мама любит искусство. Рисование, пианино…
Она запнулась.  Мама! Вот не надо было о ней, страшно.
-Знаете, почему он пошел в медицину? Ох, это странно. Я часто думала, что если бы так вышло со мной, я бы выбрала иначе. Он был еще маленьким, еще даже сила не проснулась. Была война. В Китае война была тогда же, когда у нас. Только у нас - только бомбили, враги не вступали на территорию Британии. А у них там бои были. В городах, в деревнях. Они со своей мамой скрывались от врагов. Их мама, Старший и его маленький братик, на год младше. Они - семья генерала Чана. Если бы их захватили, он бы сдался. Наверное. Наверное, сдался бы, да. И их нашли. У Старшего просыпалась сила, вот по вспышкам этой силы нашли. Его маму жестоко замучали у них на глазах. А потом - убили. И брата его убили, перерубили мечом. И его - почти. У него до сих пор шрам остался, почти не видно. Вот так… - Она показала на себе. От того места, где ключица соединялась с плечом до солнечного сплетения. - Уже все давно зажило. И так по нему не скажешь, правда? В жизни ничего не видно. Но в бою есть разница. Задержка в долю секунды. Если это использовать, то можно победить. Когда-нибудь я смогу! - Джудит мечтательно улыбнулась. - Так вот, он тогда много времени провел в больницах. Сначала в военном госпитале у магглов, потом у магов там, в Китае. Потом здесь, в Мунго. Он говорит: “Врач - это тот, кто смеет сказать смерти “не сейчас”. И смерть иногда отступает.” Это невероятно.
Джудит поежилась в кресле. Что-то она много говорит…
-  Доктор Мюррей, а вы замужем?
[icon]https://sun1-89.userapi.com/UtJws1Jy3_DjCJWhMGiHes9QPmhhCZx_WhCbPQ/yeA5MbC6UWE.jpg[/icon]

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+3

10

- У маглов есть такая профессия - психолог. Человек, который понимает других людей и помогает им понять себя. А еще есть политики. Хорошие политики тоже понимают, плохие - нет, но ни те, ни другие не помогают. Ты любишь помогать, Джудит?
Сказано было с улыбкой в голосе. Не думала она сейчас о последствиях, о горе, которое ждет эту семью в любом случае. Операция шла штатно, значит все под контролем, о совсем постороннем думать нельзя, только о насущном - о Шене и этой смелой маленькой девочке, которая лишь немного старше ее Мэри. Как бы она повела себя в таком случае?
- Я была замужем, и у меня есть дочь. В этом году она поедет в Хогвартс и очень волнуется из-за этого.
И пусть бы всегда волновалась только из-за таких мелочей, не нужно ей испытаний, которые выкуют генеральский характер. Пусть останется всегда мягкой и ласковой, и плачет, когда хочется плакать. Главное, чтобы по пустякам.

Шрам она видела и кое-что о детстве Ли Вэя знала, но совсем немногое. Он об этом говорить не любил, а Дафна лишний раз не спрашивала, видела, как застывают лицевые мышцы и напрягаются его плечи в такие моменты. А еще она помнила, как в детстве позвала его в магловский мир. Они и потом выбирались туда вместе не раз, Чан был любопытным, а Дафне нравился его искренний интерес, без чистокровного пренебрежения. Так вот, тогда был какой-то праздник и по улице, печатая шаг, шли военные. Таким Ли Вэя она не видела ни до, ни после - у него мелко подрагивали пальцы, он сжал ее запястье и почти машинально отступил назад. Мюррей даже испугалась и быстро что-то придумала - то ли что у нее голова болит, то ли что она устала - и они ушли. Они об этом не вспоминали и не разговаривали, Дафна приняла запретность этой темы и вот только теперь осознала ее причину.

- Что бы выбрала ты на месте брата?
Хотя ей казалось, что и так понятно. Боевая девочка, хоть и маленькая. Сказала себе не думать о чем-то и не думает. Редко какой подросток так может. Или думает, но не показывает этого - а таких и взрослых-то единицы. Хорошо, что именно такая девушка находится рядом с Шеном и Вэем. Младшему предстоит серьезная реабилитация, и она поможет ему, не даст развиться депрессии. А старшему... Старшему нужен кто-то, кто иногда понимает его мысли. Думает он о ней хорошо! Ну надо же такое сказать.

Прошло чуть больше часа. Мюррей не устала, но из-за сосредоточенности и напряжения на лбу выступил пот, она позвала.
- Ты не боишься крови, Джудит? Хотя я уже видела, что не боишься. Возьми какой-нибудь платок, подойди... Только осторожно, лучше сзади и следи, чтобы не задеть мои руки, - и вытри мне лоб, а то капли пота попадают в глаза.

Отредактировано Daphne Murray (2020-06-22 23:59:39)

Подпись автора

Аватар от чудесной Марго.

+3

11

- Помогать? Не знаю. Не знаю, хватит ли у меня сил, миссис Мюррей. - Ох, болтает она и правда очень много сегодня. Надо бы выразить сочувствие по поводы кончины мужа миссис Мюррей, но Джудит не была уверена, нужно ли. Ведь иногда горе так хорошо прячется, но только задень - и оно появляется слезами. А если горе уже не болит и не трепещет, то тем более, нужно ли. Она просто приняла к сведению - миссис, вдова, есть дочь. Дочь - это здорово, это очень шло миссис Мюррей.
-Понимаете, помогают ведь не тогда, когда все хорошо, а и тогда, когда все плохо. Это сейчас я сильная и все могу. А если… если…
А если уже сейчас все очень плохо? Мамочка…
-Одним словом, я не знаю, смогу ли я помогать, когда все плохо. А вдруг помогать придется мне? И я все испорчу? Но я бы почитала про психологов. Кажется, я догадываюсь, как это работает. Только без магии это, наверное, очень трудно? Ментальная магия или врожденная эмпатия - не представляю, чем это можно компенсировать.
Она снова поежилась. Взглянула на портрет отца на стене у окна. Умолкла ненадолго. Она совсем его не знала. Почти. Смутные детские воспоминания не в счет. Там была даже не десятая часть а может быть, сотая от всего её отца. Но брат - тот все время у неё перед глазами, когда она не в школе. И что - она его знает? Вот прямо так, чтоб что-то уверенно сказать.
-Что бы я сделала? - она задумалась. - Я бы не смогла простить и забыть. Я бы не смогла уехать. Это очень плохо, брат бы осудил и стал бы убеждать, почему это плохо и нельзя. И я даже все-все понимаю без его слов, и даже согласна. Но я бы осталась и мстила бы. Я бы нашла тех, кто это сделал, чтоб убить. И я бы не справилась… - она улыбнулась. - Потому что убивать, наверное, очень трудно. Надо сначала себя убить, чтоб убить кого-то другого. Так что, наверное, я бы там умерла. Хорошо, что они уехали оттуда. От этого всем было хорошо. Отцу, Старшему - они оба выжили… мистеру Урхарту - он на старости лет обрел внука. Мне и Шену - мы родились. И Тао тоже. Вот видите, я все-все понимаю. Но если бы такое случилось со мной - как бы я потушила гнев?
Она пытливо посмотрела на доктора, будто ждала ответа. Но откуда той было знать ответ? Или все-таки - она знала? Джудит вдруг подумала - а ведь разве теперь не так? Разве на её семью сегодня не напали? Разве брат не покалечен, а мамочка…
Джудит хотела было спросить у доктора Мюррей прямо, жива ли мамочка? Или ранена? Или она потерялась и её ищут? Любой ответ был лучше этой ужасной неизвестности, которую ты можешь только забуцкать ногами в самый дальний угол мыслей. Но доктор Мюррей попросила о помощи - и Джу не спросила, а пошла исполнять то, о чем попросили. Наверное, сейчас она исполнила бы все, что велела бы доктор Мюррей, без сомнений и вопросов.
[icon]https://sun1-89.userapi.com/UtJws1Jy3_DjCJWhMGiHes9QPmhhCZx_WhCbPQ/yeA5MbC6UWE.jpg[/icon]

Подпись автора

Легкомыслие - милый грех...

+2


Вы здесь » Marauders: stay alive » Завершенные отыгрыши » День, когда Земля остановилась


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно