Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [31.03.1978] Stay strong, little bird


[31.03.1978] Stay strong, little bird

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

STAY STRONG, LITTLE BIRD


закрытый эпизод

https://i.yapx.ru/MKnuA.jpg

Участники:Минерва Макгонагалл, Лили Эванс

Дата и время:31 марта 1978, после обеда

Место:кабинет декана

Сюжет:Темные волшебники или их подражатели не пожалеют ни одного магла, кому случилось попасться им на пути... И маленькой мисс Эванс придётся стать взрослой, когда она узнает, что именно ее родители оказались очередными жертвами тёмных сил..

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+1

2

[indent] Дурные вести из Коукворта пришли в Хогвартс раньше, чем просочились в газеты.
[indent] “Пророк”, наверняка, поставил бы их в сводку завтра, но вряд ли обеспокоился бы первой полосой - магглы не особо интересны магическому обществу, а официальным данным о применении темной магии, до того как они дойдут до общественности, нужно было еще дать вылежаться и лишний раз все перепроверить. Нормальная практика газетной жизни, когда нет нужды кричать о срочных новостях, а чьи-то локальные трагедии стоят в стороне примерно так же далеко, как вымышленные истории героев романов или даже дальше.
[indent] Героем романов, как-никак, положено было сочувствовать хотя бы по замыслу его автора. Сочувствие же к ближнему своему даже в отцовской Библии носило скорее рекомендательный характер: “относиться так, как хочешь, чтобы относились к тебе”, - да и сама трактовка слова “ближний” носила расплывчатый характер притчи.
[indent] Кем были для магического мира те несколько магглов из Коукворта? Будущей заметкой даже не с первой полосы, и, если бы не одна фамилия, встретившаяся среди прочих слов в прилетевшей от директора записке, Минерва МакГонагалл, при всех своих попытках оставаться хорошим человеком, имела все шансы присоединиться к умеренно-равнодушному большинству.
[indent] Если бы не одна фамилия, весь Хогвартс рисковал почти ничего не заметить, но какое-то нелепое, несправедливое совпадение случившееся даже не сейчас, а минувшей ночью, когда все тихо и мирно спали в своих кроватях, заставило декана факультета Гриффиндор на секунду замереть у кафедры в своем классе, сковало нерешительностью, и даже исказило черты лица, побудив на мгновение поднять к губам ладонь, как обычно делают, когда хотят остановить внутренний вскрик.
[indent] Она взяла себя в руки через несколько мгновений, зашла за кафедру, порекомендовав классу сконцентрироваться на точности работы с уменьшающими и увеличивающими заклинаниями, и твердо сжала в руке перо, чтобы написать записку следующему преподавателю. Тому, у кого на уроке сейчас должна была находиться Лили Эванс.
[indent] Дабы избежать пока несвоевременных пересудов и не перекладывать ответственность на коллег, Минерва обошлась сухой просьбой - отпустить мисс Эванс с занятия и попросить незамедлительно явиться в кабинет её декана. Свой класс, благо в тот час у нее были разумные рейвенкловцы, она попросила под четким надзором их старосты мисс Рид обеспокоиться самостоятельным завершением практической части занятия, и вышла, торопясь в свои покои.
[indent] Пока все еще удавалось переводить в действие, пока голова и руки были заняты только подготовкой к тому, что предстояло сделать, Минерве было относительно спокойно и ужас произошедшего, безусловно волочился следом, но будто бы на полшага отставал где-то за спиной. Догнал он её уже в кабинете и рухнул на плечи, ударил в голову как-то сразу, затуманил опустошенностью и бессилием, сжал что-то в груди непривычной тоской.
[indent] За окном с видом на поле для квиддича стоял март, разливался по небу по-шотландски прозрачной лазурью, и все было таким мирным вокруг, пока внутри все переворачивалось от одной только попытки представить, что и как придется сказать девочке.
[indent] “Мне очень жаль”. “Я скорблю вместе с Вами”. “Произошло ужасное событие”.
[indent] Наверно, у тех, кто часто сталкивался с подобным - от авроров и до маггловских коронеров -  были какие-то заготовленные на такой случай слова, и была готовая схема действия, но Минерва была, по большому счету, всего лишь учительницей. Всего лишь педагогом, которому досталось, вероятно, худшее бремя - рассказать своей подопечной, как омерзителен, несправедлив и уродлив в очередной раз бывает мир за окном.
[indent] Когда Лили, с положенной старосте школе исполнительностью зашла в кабинет, Минерва растерялась, но все же предложила ей сесть.
[indent] Уместно ли было в такие моменты предлагать напитки? Или просить не беспокоиться, что само по себе звучало нелепо?
[indent] - Мисс Эванс, мне очень жаль, - все-таки от клише сбежать было трудно, и Минерва сделала паузу, прежде чем продолжить. Комок в горле мешал говорить, и стоя спиной к окну, с заложенным назад руками, на фоне несправедливо спокойного дня, она решила, что тянуть не стоит. Не имеет смысла.
[indent] - Минувшей ночью в Коукворте было совершено нападение на несколько домов не-волшебников. Ваши родители… - мертвы-погибли-покинули нас. Мерлин, почему все это так нелепо звучит? - … увы, не пережили его. Вы, безусловно, будете вольны покинуть школу на сколько потребуется и… Мисс Эванс. Лили… Если я могу что-то для вас сделать…
[indent] Голос у Минервы дрогнул. Она поджала губы, чувствуя, как слезы подбираются к глазам.
[indent] Чудовищно. Даже не нелепо, как казалось. Не несправедливо. Просто - чудовищно.

+4

3

Лили пыталась сосредоточиться на приготовлении зелья, достаточно сложного, даже для неё, которая прекрасно разбиралась во всех тонкостях и хитростях этой премудрой науки. Профессор Слизнорт прохаживался между рядами парт, заглядывая в котлы своих учеников и поправляя тех, у кого процесс шёл не совсем так, как полагалось.
Лилс напряжённо хмуря брови помешала варево в своём котелке, наблюдая за тем, как его цвет из фиолетового стал малиновым, а затем приобрёл прозрачность, ровно так как и должно было быть. Она довольно улыбнулась себе под нос, вчитываясь в следующий пункт рецепта. Ей всегда доставляло радость, когда у неё все получалось правильно.
Далее следовало нарезать корень златоцветника и постепенно добавлять его в зелье, помешивая то строго по часовой стрелке. Эванс уже взяла в руки маленький ножик, чтобы заняться корнем, но тут дверь в класс приоткрылась, профессор Слизнорт что-то развернул в руках, затем прочитав что там написано произнёс натянутым голосом, посмотрев прямо на Лили:
-Мисс Эванс, профессор Макгонагалл вызывает вас к себе. И можете собрать свои вещи, а за зелье вы и так получите высший балл, я даже не сомневаюсь..
Лили даже не успела рта раскрыть по поводу своей работы. Было странным то, что профессор Макгонагалл вызывает ее прямо посреди урока. Это не походило на строгого декана Гриффиндора.
Пока она собирала свою сумку, то перехватила озадаченные взгляды Сириуса, Ремуса и Джеймса, Мэри тоже подняла брови. Лилс закусила губу, едва пожав плечами, словно отвечая на их вопросительные взгляды. Лицо профессора Слизнорта будто окаменело, но в глазах Лили заметила что-то вроде.. жалости? В груди тут же неприятно кольнуло, как когда чувствуешь что-то очень неприятное..
-Спасибо, профессор.
Лилс улыбнулась профессору и тот как-то вымученно улыбнулся ей в ответ. Она снова оглянулась на своих друзей и вышла из кабинета.
Пока она направлялась в кабинет к Макгонагалл, то лихорадочно перебирала в голове причины, по которым ее так срочно нужно было вызвать к себе. И ни одна из них не годилась в более или менее правдоподобные версии.
Наконец Лили дошла до кабинета и, постучав, вошла. Профессор будто вздрогнув, по крайней мере так показалось Эванс, отошла от окна, у которого стояла и повернулась к девушке. Лилс почувствовала как какой-то неясный страх подбирается к ней, будто кошка неслышными шагами. Она никогда не видела профессора такой... растерянной или встревоженной. Строгой, уверенной, злой.. но не такой как сейчас.
Минерва предложила Лили сесть и все ужасные предчувствия вдруг разом нахлынули на старосту. Она опустилась на стул у стола профессора и напряжённо ждала, что та скажет. В какой-то момент Лили захотелось схватить сумку и выбежать из кабинета, спрятаться куда-нибудь, хотя она никогда и ничего особо не боялась. Почему-то снова в голове вспыхнули картинки Хогсмида и ее кошмарные сны...
-Мисс Эванс, мне очень жаль, - сердце Лили ухнуло куда-то вниз, а затем заколотилось с бешеной скоростью.
То, что следом произнесла профессор Макгонагалл не сразу дошло до сознания Лили. Она не шелохнулась и осталась как и сидела - с идеально ровной спиной и только ее глаза широко раскрылись и лицо стало слишком бледным.
Этого просто не могло быть... Папа... Мама... Нет, нет, нет, это же какая-то ошибка?... Шутка?.. Да нет, таким не шутят и конечно Макгонагалл была последней, кто бы устроила такой розыгрыш...
Лили словно онемела, она ничего не могла сказать в первые секунды. Ее начал бить озноб и она сцепила вместе руки так, что побелели костяшки пальцев. Может, это не точно?..Но кто напал на.. Мерлин, почему именно Коукворт?! Почему из сотен городков и районов именно Коукворт?!
Несмотря на то, что язык ее пока не слушался, в голове носились сотни мыслей, будто птицы, которых спугнули со своих привычных мест. Лилс трясло, но она даже не могла заплакать, глаза больно щипало, но слёзы словно застряли где-то в горле.
-Профессор.. - наконец она смогла выдавить хриплым голосом. - Может.. Может быть это какая-то ошибка?
Ее разум отчаянно цеплялся за последнюю надежду. Ну вдруг списки неверны или может быть ошиблись с фамилией.. Ведь бывает же всякое.
-Почему... Зачем кому-то нападать на Коукворт? - ее губы дернулись в нервной усмешке. Насколько Лили знала, то обычные маглы не так уж сильно интересовали тёмных волшебников. Их цели были покрупнее и позначимее. Профессор сказала про нападение, а значит это были волшебники, для магловских преступников Коукворт был слишком неинтересным местом. Да там ночью можно было гулять по улицам и чувствовать себя в полной безопасности!
Лили вглядывалась в лицо своего декана и понимала, что нет, никакой ошибки не было. Ее родители погибли от рук непонятных волшебников и она даже не смогла им ничем помочь... А Петунья? Благо, что сестра уже была замужем и жила не в Коукворте, но Лили знала, что Туни будет винить ее в случившемся с родителями...
Лилс судорожно сглотнула, грудь сдавило так, что стало трудно дышать, но она не могла заплакать. Это было плохо. Она знала, что потом ее накроет с головой и успокоиться будет очень трудно, но сейчас она сидела перед профессором вся бледная, дрожащая, зелёные глаза казались огромными на ее лице, но были сухими. Складывалось такое впечатление, что она в одно мгновение превратилась из школьницы во взрослую молодую женщину. На самом деле вполне возможно, что школьная беззаботность осталась позади в это злополучное Рождество, а сейчас из ее души исчезла последняя тень детства.
Лили все ещё чувствовала себя оглушённой, ни до разума, ни до сердца ещё не до конца дошёл весь ужас случившегося. Только дрожь в теле не покидала ее, будто пока она больше физически ощущала эту утрату.
-Мисс Эванс. Лили… Если я могу что-то для вас сделать… - профессор Макгонагалл никогда не называла ее еще по имени, отстранённо мелькнула мысль.
-Спасибо... Профессор, мне понадобится три дня.. И смогу ли я попасть домой через камин? - голос Эванс был деревянным, она даже сама удивилась тому насколько сухо он звучал. Она начинала чувствовать себя какой-то неправильной из-за своей реакции. Ей казалось, что она должна заплакать, впасть в панику, страх, да что угодно, только не такая страшная пустота как сейчас... Будто все внутренности заледенели.
Она заметила, что губы Макгонагалл дрогнули и глаза наполнились слезами. И внезапно Лили поняла, что если профессор вдруг заплачет, то и ее тоже накроет истерика, а ей совершенно не хотелось этого сейчас. Только не сейчас! Возможно, когда она вернётся из дома... Дом.. А он вообще остался ли у неё? Без родителей это будет всего лишь пустая оболочка... Без родителей..
Лили спрятала лицо в ладони, пытаясь совладать со страхом вернуться в пустой дом, вдруг сжавший сердце холодом. Но затем провела пальцами по лицу и снова подняла взгляд на профессора.
-Профессор, кому... Кто напал на город? - она повторила свой вопрос, но видимо даже этого не заметила.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/60/913559.gif
одела систер Эмма :*

+4

4

[indent] Вероятно, наиболее частым из наставлений, которые Минерва, как куратор и педагог могла дать своим ученикам, пока наблюдала за ними, была просьба не стремиться повзрослеть раньше времени. Или, если выразиться еще точнее, не упираясь в широту определения “взрослости”, - не пытаться, оформляя параллельно с физиологическим свой внутренний, по возможности и целеустремленности каждого, моральный рост, добавить в свою жизнь того хаоса, который и сам собой неизбежно появляется в ней, множась и множась год от года.
[indent] Все то, что когда-то, волею отцового ли Бога или по еще каким-то неведомым законам, появилось в окружающем их мире, менялось столь непрерывно и неотвратимо, что на период того короткого срока, отведенного что магам, что магглам, превращалось в основном в силы разрушительные и устрашающие своей бесстрастной прямотой. Чем дольше человек жил и чем самостоятельнее становился в окружающей действительности, тем больше влияния она оказывала на него, постепенно разнося и разваливая то, что в какой-то иллюзорный, но безусловно счастливый период казалось незыблемым.
[indent] Окружающие каждого любимые люди не были вечными, исчезали и трансформировалсь круги общения, невозможно было дважды войти не то что в одну реку, но даже в родной дом, и, пожалуй, самой удручающей частью всех этих энтропийных процессов было то, что рано или поздно приходилось признать свое бессилие перед ними.
[indent] Вероятно, именно оно - осознание на определенном жизненном этапе собственной беспомощности да еще нужда признать, что даже с ней тебе приходится жить дальше, делали, по мнению Минервы, человека по-настоящему, бесповоротно и печально взрослым.
[indent] И Лили Эванс взрослела у нее на глазах. К большому несчастью - слишком рано и слишком резко. Слишком пронзительно, пока она еще пыталась отрицать дошедшие до нее новости со в чем-то даже гриффииндорским упрямством, а потом - с гриффиндорской же стойкостью их принимая. Минерва бы могла сказать, что гордится этой девочкой, если бы именно эти слова были сейчас уместными. Если бы хоть какие-то слова сейчас были уместными, а еще лучше - если бы они могли что-то исправить. Если бы хоть что-то могло помочь побороть эту растекшуюся в кабинете безнадежность, и дать гарантии, что все будет хорошо, при этом не склоняясь к компромиссному: “хорошо, пусть и не так, как прежде”.
[indent] Для таких чудес было мало любой магии. Не хватало громкого титула профессора, публикаций в “Трансфигурации сегодня”, членства в клубе Слизней, звания школьной старосты и сданной на “превосходно” Ж.А.Б.А. Весь приобретенный опыт и все полученные навыки и врожденные таланты были, казалось, бесполезны и бессмысленны, и оставалась, разве что единственная и не такая и значительная на первый взгляд опора - опора на других людей, которые готовы были бы подхватить и поддержать.
[indent] “Иногда достаточно просто быть рядом”, - сказал в голове у Минервы заговоривший голосом Альбуса внутренний голос и, хотя он все еще не был громче голоса отчаяния, он, определенно подсказал, что действительно стоит сейчас сделать.
[indent] Профессор кивнула на просьбу Лили отлучиться из школы на три дня - отказать в этой просьбе она совершенно точно не имела никакого права, но вспомнив про то, как дружна девушка с другими выпускниками своего факультета, сочла нужным дополнить свое разрешение.
[indent] - Разумеется. Я осведомлюсь, какой из зачарованных каминов в сети будет ближайшим к Коукворту. И если вы хотите, чтобы с вами отправился кто-то из ваших друзей, то, как декан, я не буду возражать. Уверена, директор тоже.
[indent] Сделать ученикам послабления пусть даже в опасной близости к окончанию учебного года было не сложно. На рассудительность, как минимум, Лили в этом вопросе Минерва могла рассчитывать целиком и полностью. Куда сложнее ей дался ответ на вопрос другой, куда более неприятный.
[indent] - Официальное расследование о нападении еще ведется, - сморгнув и высушив выступившие было слезы, декан Гриффиндора бросила только мимолетный взгляд на письмо на своем столе и помедлила буквально несколько секунд, думая о том, насколько уместно рассказать своей ученице всю известную ей правду. Безусловно, полной картины нападения еще ни у кого не было, но если верить мистеру Урхарту, много времени оно бы и не заняло. Потратив еще долю секунды на глубокий вдох, Минерва дополнила:
[indent] - Но на месте преступления были обнаружены следы темной магии. К несчастью, Лили, в последнее время в Магической Британии не сильно любят не-магов. Да и число подражателей или поклонников творчества одной небезызвестной нам всем организации, судя по всему, растет, - в конце концов, Лили Эванс заслуживала знать правду. Или, вернее, она бы все равно её узнала. Пусть лучше от Минервы, чем от того, кто сможет подать её совсем в неправильном свете.

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Незавершенные отыгрыши » [31.03.1978] Stay strong, little bird


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно