Marauders: stay alive

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » [лето 1876] Фаворит


[лето 1876] Фаворит

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Фаворит


закрытый эпизод

https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/996987.png

Участники: Анна Аркадьевна и Алексей Александрович Каренины

Дата и время: 70-е годы XIX века

Место: традиционные красносельские конные состязания

Сюжет: "...ты доказал с терпеньем и талантом, что женщине не следует "гулять", ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом, когда она жена и мать."
(Н. Некрасов)

[nick]Анна Каренина[/nick][status]то, чего нет[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/973261.gif[/icon][info]платформа[/info]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-06-03 19:42:27)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+7

2

Что бывает, когда Аннушка льёт масло не на те рельсы.

Алексей Александрович спешил: обед в доме губернатора в присутствии высших правительственных чинов затянулся и, хоть подобный исход был ожидаем, Каренин испытывал определенное неудобство, вызванное привлечением ненужного внимания к своему запоздалому появлению на скачках. Он искал Анну. Ее изящная, легко узнаваемая в любом столпотворении фигура, никак не хотела попадаться на глаза и Алексей Александрович прошёл вперёд, туда, где у самых перил балконов толпились дамы в летних платьях с воланами, а мужчины с красными от июльской духоты, оттенёнными легкими шляпами лицами, пытались опередить, достаточно ли хороша та кобыла, что теперь стояла ближе всего к краю трассы и тяжело хрипела, переступая с одной ноги на другую.
- Видал Вронского? - послышалось сбоку, где о чем-то тревожно говорили два унтер-офицера, один из которых оправлял летний китель грубыми, толстыми пальцами.
- Будет тебе! Ещё поспеет к началу, - отвечал другой, и Каренин невольно обернулся, посмотрев на видневшиеся издали ворота длинных конюшенных рядов, откуда ленивой вереницей расползались по красносельскому периметру возбужденные предстоящим действом наездники.
- А! Алексей Александрович, вот и Вы, - с широкой улыбкой на открытом лице к нему шёл Стремов, на ходу протиравший свой бинокль кусочком замшевой ткани. Большая и блестящая на залысинах голова его была прикрыта надвинутой на затылок шляпой, которая так и норовила соскочить вниз и Стремов периодически оправлял ее, проверяя сохранность.
Тебя только здесь не хватало.
- Первый забег пропустили, батюшка. Вы, должно быть, ищете жену? Вон она, на террасе.
Каренин кивнул. Говорить со Стремовым в кабинете, где всякий вектор его риторики имел годами заученные направления, было неприятной, однако выверенной пошагово задачей. Теперь же, столкнувшись лицом к лицу со своим оппонентом, так открыто обозначившим столь деликатную для него, Каренина, тему, Алексей Александрович пришёл в некоторое замешательство. Он тоже знает... Что знает? Ничего ведь и нет. И не было никогда! Всё вздор да злые языки.
Он обратился взглядом к террасам - и в самом деле, Анна была там: ее красивая голова с уложенными в высокую прическу кудрями, была повёрнута к нему, отчего он тут же опустил глаза к шляпке из органзы, что она сжимала в руках, вместе с программкой. Рядом, увлечённо высматривая кого-то в толпе, стояла княгиня Тверская, чья рука в светлой, атласной перчатке, словно маяк для заблудшего корабля, была поднята вверх. Графини Лидии Ивановны в их кругу не было.
[nick]А.А.Каренин[/nick][status]гос. деятель[/status][info]один из первых людей Петербурга[/info]

+8

3

[nick]Анна Каренина[/nick][status]то, чего нет[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/973261.gif[/icon][info]Анна Каренина, Анна Вронская. Гордые леди в блестящей толпе. Бедная девочка, Аня Облонская, кто эти дамы тебе?[/info]
Щегольской экипаж Бетси оказался в Красносельском вовремя и даже скоро, лошади были в поту и хрипели, а завышенные колеса дали ощутить все прелести русской дороги. Дам немного растрясло, и они, сойдя с экипажа, активно обмахивали себя веерами. Анна вздохнула бы с облегчением, понимая как удобно прикрывает ее нынешнее состояние поведение Бетси, активно замахивая своим веером истинную причину её собственного недомогания.
Они неспешно поднялись на террасу, переговариваясь ни о чем и обо всем сразу, когда слуха коснулся резкий голос распорядителя скачек.

- Дамы и господа! Не скупитесь! - Анна вдрагивает от этого посыла. Ведь буквально сегодня муж привез ей денег на расход, отдав их с таким видом, будто бы последние.

А был ли её муж когда-нибудь среди них? Старше на двадцать лет, а если бы нет? Занял бы хоть какое-то призовое место на пьедестале её чувств? Она ещё не видит его, но чувствует приближение, чувствует, как ком тошноты подступает к её горлу. Как кланяется, как здоровается, всем своим видом выставляя чинность и правильность.
А ведь по-настоящему он...

- Алексей Александрович. - едва они сходятся, улыбка скользит по её холеному лицу и рассыпается на кусочки, будто съедена живьём. И от Анны в этот момент едва ли остается что-то - пара слов в эпитафии, чужими словами. Придумана за неё. Ибо общество светское очень сильно любит додумывать, чтобы сильнее, жестче укусить того, кто чувствами своими не попадает под общепринятый формат.

Толпа начинает гудеть - вдали появляются наездники.
- Ставьте на своих фаворитов!

Каренина отводит взгляд прочь, опускает ресницы и нервным вопрос беспокойною птицей сам вылетает из её рта.
- Отчего же мы не ставим, Алексей Александрович? Я так хочу поставить.

Дрожание программки подле молочных кружев выдает с головой её нервозность, но оставляет совершенно живой душою, а не просто телом, сосудом, наполненным до краев какими-то чужими словами, мыслями, опытом. Сплетнями...
Анне немыслимо сейчас не быть собою, она живет эмоциями, моментом и утренней настойка опиума.
Не быть собой - хуже самой настоящей смерти. Она выдыхает снова улыбкою и продолжает свою речь.

- На Вронского, Алексей Александрович. - и эта фраза получилась какой-то смазанной "на-Вронского-Алексея-", когда как была в обращении к мужу.
Двойственной могла показаться она, так же как и положение, в котором оказалась Анна.

- На Вронского... - повторила она.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2021-04-29 13:07:00)

Подпись автора

I'm falling. In all the good times I find myself longing...
https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/944686.png https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/fc/21/662265.png https://forumupload.ru/uploads/0019/cc/52/223/791471.png
...for change. And in the bad times I fear myself.

+3

4

Заебался я фотографии да планы Красного Села искать, Анна Аркадьевна! С Вас чай с крестражами.
ПиЭс: на историческую достоверность не претендую, но речка там реально была))

Красносельские военные лагеря, основанные ещё при Петре Первом, дали приют кавалерийской части императорской гвардии, отстроившей четыре версты добротной дороги для увеселения своего бурного нрава. И если настоящих жокеев среди офицерского состава русской армии сыскать было невозможно хотя бы потому, что любой из солдат в весе и росте превосходил верхнюю границу требований, то и оборудовать так называемый «гипподром» пришлось в соответсвии с имеющимися данными. Девять сооружённых препятствий представляли из себя дощатый забор, водяной ров, бруствер со рвом, вал, живую изгородь, вал с живой изгородью и водяным рвом, барьер из соломы, сухой ров и соломенный двойной барьер. Последний располагался практически у самого конца дистанции, открывая лучший угол обзора из возведённой специально для императора беседки. Украшенная мастерской резьбой и плотно разраставшимися к июлю вьюнами, она была тесно подперта с обеих сторон четырьмя галереями попроще - там предполагалось размещение придворных и членов высшего общества, изъявивших желание присутствовать на скачках.
Дудергофка, небольшая речка, практически совпадавшая с внешним периметром маршрута, была первым, едва ли не шуточным препятствием на пути наездников, однако и там случались поражения. Один из адьютантов гвардейской кавалерии сломал себе кость плеча, перелетев через пропустившую шаг кобылу. У бедняги были все шансы остаться в живых, если бы не обезумевшее от боли животное, вставшее на дыбы и размозжившее голову попавшего под копыта гвардейца. В тот день второй и третьеразрядный заезды решено было отменить, а чета Карениных перестала бывать на ипподроме. Возобновление же давней традиции стало для Алексея Александровича неожиданностью, но он предпочитал не думать о мотивах, побудивших Анну посетить мероприятие, благо что его служебному положению шло на пользу пребывание в Красном Селе.
- Отчего же мы не ставим, Алексей Александрович? Я так хочу поставить.
Раздался выстрел - рокот толпы заглушил стук конских копыт и надрывные крики всадников, прижимавшихся практически вплотную к шеям лошадей, будто сливаясь с ними воедино. Анна вздрогнула и ее тонкие пальцы сжали шляпку чуть сильнее, чем того требовало положение дел - Каренин опустил голову. Голос жены, трепетавший в нем, будто шифон ее платья на ветру, понимающий взгляд княгини Трубецкой, даже только что встреченный им Стремов - все это слилось в единый поток, с невероятной силой обрушившийся на его доселе прочную дамбу уверенности, разрушив ее практически до основания.
Значит, это правда.
Значит, не врут.

Понимание кольнуло где-то в районе груди, но там и осталось, не получив дальнейшего хода. Я должен услышать это от неё. Бессмысленно строить догадки, основой которых служит молва. Разговор должен был состояться безотлагательно, и ни одни скачки или немедленные ставки не могли стать причиной его задержки.
- Идёмте под навес, - прозвучав излишне формально, голос Алексея Александровича был обращён к жене, решительно игнорируя любые сторонние факторы, включая обернувшуюся к ним Бетси Трубецкую, что теперь с ветреностью светской дамы изменила несущимся во весь опор лошадям, обратив все внимание на чету Карениных. Анна, казалось, глядела на него и сквозь него, гораздо дальше - туда, где за деревянным заграждением хрипели и вздымались вверх тяжёлые головы породистых коней, бравших один барьер за другим.
- На Вронского, Алексей Александрович.
И затем ещё раз.
- На Вронского.
Имя это, равно как и ее голос, отдались в голове Каренина церковным колоколом, прозвучавшим словно из далекого петербургского юношества: смазано и тревожно. Он взглянул на Анну, чьи большие, блестящие глаза смотрели на него с отчаянным вызовом из-под длинных дрожащих ресниц. Удивительной смелости женщина, - писал бы о ней Вольтер в одном из своих просветительских посланий русской императрице. Удивительной наглости особа, - решил про себя Алексей Александрович и раздраженно подал жене руку.
- Вам, верно, следует уйти с солнца, - повторил он ещё раз, переходя на французский язык, что делал в исключительных случаях, когда ни одна доступная ему интонация родной речи не могла выразить степени его негодования. - Идёмте, сию же минуту.

[nick]А.А.Каренин[/nick][status]гос. деятель[/status][info]один из первых людей Петербурга[/info]

+3


Вы здесь » Marauders: stay alive » Альтернативная реальность » [лето 1876] Фаворит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно